Почему глава государства упразднил Палату надзора финансовых рынков?

Распоряжением главы государства под занавес прошлой недели ликвидирована Палата надзора над финансовыми рынками. Ее имущество, полномочия, функции и право лицензирования, регулирования и надзора рынка финансовых услуг передаются Центробанку.

В чем причина упразднения структуры, созданной на волне финансового кризиса 2016 года и поначалу обещавшей прогрессивный подход к осуществлению финансового надзора? Об этом и прочих нюансах читателям «Зеркало» рассказал банковский юрист и финансист Акрам Гасанов.

По его утверждению, передача полномочий Палаты надзора финансовых рынков Центробанку  следствие того, что структура не оправдала возложенных на нее задач. Собеседник отметил, что сама по себе идея создания Палаты надзора была правильной и вытекала из двух соображений. Первое – необходимость сконцентрировать в одном органе надзор над всеми финансовыми рынками: банковской сферой, страховым рынком и рынком ценных бумаг. Эти три сферы объединяет то, что они оперируют чужими, т.е. привлеченными денежными средствами и по этой причине их деятельность сопряжена с рисками. При этом управление рисками в упомянутых сегментах финансового рынка идентично, вот почему в мировой практике используется единый орган финансового контроля, принимая во внимание схожесть методов и инструментов надзора, регулирования и лицензирования.

Вторая причина создания Палаты надзора заключалась в необходимости отделить банковский надзор от Центробанка, поскольку ключевая задача ЦБА в поддержании стабильности национальной валюты, а основной задачей банковского надзора является стабильность кредитно-финансовой сферы страны. Упомянутые цели порой противоречат друг другу. Скажем, если Центробанку нужно понизить темпы инфляции, регулятор заинтересован в снижении объемов денежной массы, т.е. сокращении уровня кредитования. В то же время для поддержания стабильности банковской системы нужно выделять кредиты банкам. К тому же согласно современной экономической науке, Центробанк призван заниматься именно денежной политикой.

«В силу этих причин создание Палаты надзора – правильная идея, но изначально имелась важная объективная проблема,  – сказал Гасанов. — В начале 2016 года наша банковская система находилась в глубоком кризисе, и создание такой структуры в кризис было рискованным шагом. Однако Палата надзора не справилась со своими задачами не в силу упомянутой объективной составляющей. Субъективные факторы превалируют в провале ее деятельности».  Одной из причин Гасанов считает финансовую зависимость этой структуры от поднадзорных субъектов, а не бюджета. Еще в 2016 году, будучи непосредственным участником процесса подготовки устава Палаты надзора, эксперт предупреждал соавторов свода правил и положений новой структуры,  что финансирование ее поднадзорными объектами означает де-факто зависимость от них Палаты надзора. Пусть не прямую, но косвенную — выраженную в лояльном отношении к поднадзорным финорганизациям, поскольку доходы Палаты зависят от доходов банков и страховых компаний.

«Разумеется, в этом случае надзорная инстанция заинтересована в увеличении активов банков, — утверждает эксперт. — Второй немаловажный момент – еще в процессе работы над уставом  изначально создали два органа управления Палаты надзора: Совет директоров и Правление. При этом Совет директоров и глава Правления  назначались главой государства. Остальные же члены Правления назначались по представлению председателя Правления этой структуры Советом директоров. Иными словами, получаются фактически два равноуровневых органа. Я предупреждал, что при таком стечении обстоятельств между ними возможен конфликт, но меня не послушали. При этом с первого же дня председатель Совета директоров Руфат Асланлы и председатель Правления Ибрагим Алышов вступили в затяжной, тяжелый и глубокий конфликт ради власти в этой структуре».

Серьезные разногласия в Палате надзора усугублялись внешней недоброжелательной обстановкой. Недругов у Палаты надзора было достаточно, поскольку  в результате ее создания у Центробанка отняли функцию банковского надзора, а Минфин лишился функции страхового надзора и представители этих структур чисто по-человечески не могли питать любовь к Палате надзора и помогать ей, говорит специалист. Внутренние междоусобицы не способствовали эффективной деятельности, а в октябре прошлого года глава государства, наконец, ликвидировал Совет директоров. В результате Асланлы ушел из Палаты надзора, власть досталась Алышову.

«Во главе этой структуры оказался не Асланлы – очень грамотный специалист при всех его ошибках, а Алышов, уступающий ему в компетентности и знающий эту сферу на уровне банковского филиала одного из самых неудачных и сомнительных банков — Zamin Bank, кстати, впоследствии обанкротившегося. В течение этого года Алышов окончательно провалил работу. Мы помним, что согласно Стратегической дорожной карте по развитию финансовых рынков в конце прошлого года должно было завершиться оздоровление банковской системы, но эта работа не завершена и это главная неудача Палаты надзора. Структура дискредитировала себя тем, что неоднократно обещала не закрывать банки, но делала это, процесс ликвидации банков проходит непрозрачно с многочисленными правонарушениями», — по свидетельству Гасанова, за это время надзорная структура ограничила деятельность многих проблемных банков».

Оказавшимся в сложной ситуации финорганизациям не оказали должной помощи, тем самым еще более усугубилась ситуация в банковской системе.  Осуществлялся слабый банковский надзор, не говоря уже о страховом рынке – в этой сфере у Палаты не было даже нормальных специалистов. Провалена реализация указа Президента Азербайджана от 28 февраля истекающего года о компенсации населению девальвационной разницы по проблемным кредитам. Создавались сложности для предпринимателей в части операций покупки товаров и услуг за границей по авансовым платежам в валюте. В этом контексте Палаты надзора отметилась вопиющими правонарушениями, тем самым наносился большой урон бизнесу. Ничего не сделано для решения проблемных кредитов банков, здесь не было должных проверок. До сих пор не выполнено поручение главы государства подготовить проект банковского кодекса и пр.

Но были и положительные моменты. В первые месяцы работы, еще в апреле 2016 года Палата надзора приняла правила об ответственном кредитовании, установив ограничения на получение кредитов в зависимости от доходов. Другой плюс – структура запретила выдачу населению кредитов в зарубежной валюте. «Но в целом работа была провалена, и если раньше мы критиковали Центральный банк, оказалось, что Палата надзора работает еще хуже», — эксперт отметил, что в итоге было принято решение объединить ее с Центробанком. Теперь ЦБА превратился в супер-ведомство, по аналогии с Минэкономики, а круг полномочий регулятора даже расширился с передачей ей функций надзора над страховым рынком и рынком ценных бумаг.

| 2019-12-02T19:19:58+00:00 2 декабря 2019, 21:12|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|