Побои в цифрах: в 2020 году банк данных по бытовому насилию заработает в полную силу

Масштабы бытового насилия в стране по-прежнему велики, и один из инструментов, призванных помочь в борьбе с ним – банк данных по случаям бытового насилия.

Глава департамента информации и аналитических исследований Госкомитета по проблемам семьи, женщин и детей, представитель Азербайджана в Комитете ООН по ликвидации дискриминации в отношенииженщин (CEDAW) Эльгюн Сафаров рассказал #, что банк действует, но пока не все регионы электронно включились в эту систему.

Однако в нем есть все шелтеры Баку, Сумгайыта, Гянджи, 12 органов исполнительной власти, все министерства. Все центральные организации с 2017 года включены в систему. Пока электронно не включены Шеки, Закаталы, Балаканы, Кюрдамир, Шамаха, Ленкаран, Масалы, Астара — это произойдет в 2020 году.

По словам эксперта, проблема не в том, что у некоторых регионов пока нет доступа в электронную базу, а в том, что не все органы ИВ дают информацию о фактах бытового насилия. То есть получается, что на их территории таких случаев не было, а это не так, ведь они регистрировались.

«Не все размещают такие данные. Это неоплачиваемая работа, новые полномочия. Есть те, кто закрывают на такие факты глаза, есть новые кадры, которые пока не знают, как работает система. Мы проводили тренинги для персонала в 2016-2018 гг., но они должны быть ежегодными. Кадры меняются, одни уходят, другие приходят. И тут важно учитывать момент конфиденциальности, не всем могут дать электронный ключ. Хотелось бы, чтобы в национальном законодательстве была поддержка лиц, работающих в этой сфере. Должна быть хотя бы минимальная дополнительная оплата этого труда, чтобы мотивировать людей. Они борются с насилием, применяют превентивные меры, но чувствуется нехватка кадров»,– сказал он.

Банк данных, по словам Э.Сафарова, будет лучше работать, если будет создана горячая линия по бытовому насилию. Тогда по отдельным кейсам будут назначены специальные люди. Но это работа не одного дня. Госкомитет планирует создать сектор по борьбе с бытовым насилием в юридическом отделе.

Глава департамента подчеркнул, что определенные успехи в борьбе с бытовым насилием есть. Так, в 2012-2013 годах почти не применяли охранных ордеров, сейчас их число увеличивается из года в год. Судьями все чаще применяется закон о бытовом насилии. Многое, впрочем, еще предстоит сделать. «Помимо горячей линии, нужны государственные шелтеры для пострадавших от бытового насилия. Необходимы изменения в законодательстве, чтобы при судебных разбирательствах учитывалось мнение психолога, работавшего с жертвой. На днях,–заявил Э.Сафаров,– мы ждем принятия национального плана действий по борьбе с бытовым насилием, и возлагаем на него большие надежды».

Председатель общественного объединения помощи женщинам «Чистый мир» Мехрибан Зейналова, считает, что когда банк заработает в полную силу, будет видна реальная ситуация с бытовым насилием.

«На 100% точными данные быть не могут, ведь не все обращаются за помощью. Но картина будет более четкой. Должна быть статистика того, сколько случаев выявлено благодаря полиции, Госкомитету, НПО и другим структурам, какая работа была проведена, кто подвергся насилию и какому именно. При этом важно, чтобы этот банк способствовал оказанию реальной помощи, а не только собирал информацию. Так, поступившие кейсы нужно перенаправлять другим структурам, с жертвами должны работать психологи», – отметила она.

Нужно, по ее словам, больше уделять внимание просвещению, чтобы женщины знали, куда обращаться за помощью, контакты. У полицейских должны быть справочники с адресами. Многие из тех, кто подвергаются насилию, не знают, куда им идти. А ведь в стране действует несколько шелтеров, но между ними нет координации, говорит М.Зейналова. Эксперт считает, что нужно внедрить единые профессиональные стандарты для их работы. «Раньше вообще не было шелтеров, сейчас женщинам есть куда обратиться. Многие уже не боятся просить о помощи, звонить в 102. Однако есть и те, кого сковывает страх. И это не всегда экономически зависящие от мужей домохозяйки, но и врачи, учителя, женщины,  занимающие руководящие должности. Они не хотят портить свой имидж и никому не говорят о происходящем. Это,– отмечает она,– отражается на их работе, они  могут срываться на пациентах, учениках. Хотелось бы расследовать причины, которые толкают людей на применение бытового насилия. У меня, есть идея, взять как-нибудь разрешение на общение с заключенными, сидящими по этой причине. Может, у них психологическая травма, полученная в детстве, может, какое-то психическое заболевание.  Но для исследования нужен  также квалифицированный социальный психолог».

Чаще всего, по словам М.Зейналовой,  наказывают тех, кто применяет к женщинам физическое насилие, так как оно  самое очевидное. Но есть еще и  психологическое, экономическое насилие, которое сложно доказать. Жертвам такого насилия государство должно предоставлять бесплатную юридическую помощь.

 

 

 

 

| 2019-12-18T10:07:12+04:00 18 декабря 2019, 12:05|12345 (Пока оценок нет)
|