Партия «Фырылдаги» и коварный вирус

Жизнь никогда не будет такой, как прежде. Коварный вирус многое перевернул в южном городе с ног на голову. К примеру, в первых рядах волонтеров и меценатов, оказывающих помощь малоимущим, оказались не известные на весь город олигархи, некоторые из коих на прокорм дельфинов у себя в имении в месяц тратят больше, чем «весит» зарплата сотен южногородцев, а вчера еще вызывавшие брезгливое «фи» персонажи из местного шоу-биза. Оказалось, что не так важно, какой они сексуальной ориентации и сколько людей успело войти в широко распахнутые двери их будуара, если в итоге именно они скидывались на покупку еды и всего необходимого нуждающимся.

Тем более, что все увидели подачку от недавно сжигавших доллары в кострах, поедавших медвежатину казнокрада и его сына. И ничего не увидели от многих иных южногородских «миллионеров Корейко». Да, тех самых, у которых были торговые объекты, рестораны, куча недвижимости. Глядя на все это, вспоминалось стихотворение Маяковского, который в свое время прокричал на весь белый свет, что не те, выражусь корректно, лица с заниженной социальной ответственностью, что хлеба ради, спереди и сзади. Прав был поэт, очень прав и актуален!

В этом убедились и работники социальных служб южного города, распределявшие финансовую помощь местным безработным. Полагалась она тем, кто числился таковым официально. Всякого рода «чтоб ты сдох, если я вру», «обманывающего я лично всех родных и близких знаю» не работали. Это, конечно, сильно возмущало блюстителей местных традиций. Но они не сдавались! Борьба за 190 южногородских талеров велась днем и ночью. И не только за них. Все, что можно было съесть, выпить, продать — все это было мишенью членов нигде не зарегистрированной, но самой многочисленной в южном городе партии «Фырылдаг».

Один из ее активистов, к примеру, регулярно наведывался в ближайшее отделение социальной службы на «Лэнд Ровере». Требовал свой пай. Возмущался тем, что пай не доставляют на дом, вынуждая тратиться на бензин. Негодовали и требовали и те, кто официально получает зарплату в 10.000 южногородских талеров в месяц. И таковых было сотни и сотни! А один из членов партии «Фырылдаг» решил позвонить в социальные службы, требуя помощи всякой и побольше, находясь в сауне, что построена в его большом доме.

Да, именно так. Он жаловался работнику соцслужбы на тяготы жизни и костлявую руку нищеты, что взяла его за горло, после чего, не прерывая разговора, громко прокричал кому-то, находящемуся с ним рядом: «Ала, убавь температуру в сауне, жарко там уже, да и счет за электричество придет большой». После чего преспокойно продолжил сетования на практически полную нищету. Вопрос работника соцслужбы о том, может ли называться нищим и требовать помощь в 190 талеров, владельца сауны удивил и возмутил до глубины души.

Уверен, что еще более был возмущен отказом выплатить ему все те же 190 талеров, обладатель сразу 49 квартир в южном городе. А может, он так стремится справить юбилей, так жаждет собрать деньги на юбилейную, 50-ю квартиру! Разве можно разбивать хрустальную мечту неизвестного героя?! Кстати, чтобы было понятно, 50 квартир, это одноблочная десятиэтажка, на каждом этаже которой по 5 квартир. Большой дом, но может быть у человека родня огромная! И всех их, конечно, рядом поселить надо. Так проще и быстрее будет решать все семейные проблемы. Государство могло бы войти в положение того, кто мыслит подобными категориями и не только выделить ему 190 талеров, но и подарить недостающую для юбилея квартиру!

Правда, члены партии «Фырылдаг» были и в рядах местных министерств и ведомств. Обратилось в одно из них местная официально безработная. Поинтересовалась, окажут ли ей какую-то помощь. Фигу, сказали ей. Не в том числе, что известный португальский футболист, и даже не инжир, как в южном городе называли этот сочный и сладкий фрукт. А все, почему? Потому, что обнаружилось, что у обратившейся где-то есть, перешедший ей по наследству от родителей, то есть не купленный ею, клочок земли.

Дама взывала к здравому смыслу собеседника, она объясняла, что землю есть не получается. Работник ведомства согласился с этим аргументом, но выдвинул свой. Мол, на земле этой можно что-то посадить. Картошку или помидоры. «А как сажать, если в городе карантин и никого не пускают никуда выйти?»,- удивлялась дама. На что ее оппонент вытащил из рукава аргументационного козырного туза — вы бы продали эту землю и купили бы себе еды. Объяснять носителю такой логики, что продажа куцего участка также требует времени и выходов из дома, было бесполезно.

Как и напоминать ему о том, что от наличия кусочка земли, беседовавшая с ним женщина не превращается из официальной безработной в работающую. Он, судя по всему, был не просто член, а один из руководителей партии «Фырылдаги». Которая, судя по сообщениям зарубежной прессы, имела свои ячейки в самых разных странах мира. Что особо важно, практически везде, они умудрились не только обзавестись серьезным финансовым капиталом и обширными связями, но и получить помощь от государства в тот самый момент, когда в ней нуждались наследники традиции затягивать пояса. Так было и ранее, так случилось и сейчас, когда коварный вирус бушевал не только в южном городе, но и по всему белому свету.

| 2020-04-25T21:20:02+04:00 25 апреля 2020, 19:55|12345 (Пока оценок нет)
|