Ни мира, ни войны: Сирия остается в подвешенном состоянии

Действующий президент Сирии Башар Асад подал заявку в Высший конституционный суд страны на регистрацию в качестве кандидата на выборах главы государства. Об этом сообщило информационное агентство SANA.

«Высший конституционный суд проинформировал, что Башар Хафез Асад подал запрос о выдвижении на пост президента республики», — заявил спикер Народного совета (парламента) Хаммуда Сабаг.

Президентские выборы пройдут в Сирии 26 мая.

С этим всё понятно. Но многим, за отсутствием новостей, совершенно непонятно, что вообще представляет сегодня собой Сирия. Какой процент территории страны контролирует Дамаск в реальности? Закончилась ли война, или в каких-то частях страны боевые действия продолжаются? Какие еще силы контролируют другие части Сирии? И что за власть в тех местах – радикальная, ваххабитская? Какие могут быть прогнозы по региону – когда и чем там всё должно закончиться?

Сирия находится в подбрюшье Южного Кавказа и стабильность в ней важна и для нас, и для наших соседей, и для всего большого Ближнего Востока.

На вопросы # отвечают известные эксперты по региону.

Игорь Семиволос, исполнительный директор Центра ближневосточных исследований (Киев):

— Принято считать, что активный период боевых действий в Сирии закончился в 2019 году. В марте 2020 года в результате переговоров между Турцией и Россией был установлен режим прекращения огня в районе Идлиба, который в целом соблюдается.

Существует как минимум два формата переговорного процесса, имеющие целью политическое урегулирование конфликта. Переговорная платформа на основе Женевского коммюнике — документа, определяющего основные принципы урегулирования, предусматривающего создание в Сирии переходного правительства с участием всех заинтересованных сторон, проведения президентских и парламентских выборов и формирования новых органов власти. Формально состоялись три этапа переговорного процесса – известных как Женева-1, Женева-2 и Женева-3, но результата достичь не удалось.

С 2017 года Россия, Турция и Иран запустили новый переговорный трек, более известный как Астанинский процесс. Очередной раунд намечен на лето этого года, но ожидать тут прорывов не приходится. США, кстати, отказались возвращаться в «астанинский процесс» в качестве наблюдателя, отдавая предпочтение переговорам в рамках ООН.

Диспозиция сторон на сегодняшний день следующая: сирийский режим контролирует большую часть городов в центре страны, на севере территорию контролируют Турция и аффилированные с ней повстанческие группировки, объединенные в зонтичною структуру под названием Свободная Сирийская Армия. На северо-востоке доминирует коалиция курдов и местных арабских племен, объединенных в Сирийские демократические Силы, структуру, получившую наибольшую поддержку международной коалиции в период операции против ИГИЛ (Исламское государство).

После серии поражений повстанцев 2015-2019 годов, они закрепились в северо-западной провинции Идлиб, на прилегающих территориях провинции Хама и западного Алеппо. В регионе доминирует джихадистский союз в виде зонтичной структуры Хаят Тахрир аль-Шам — Организация Освобождения Леванта, возникшая в 2017 году путем слияния ряда исламистских группировок. В идеологическом плане ХТШ близка к «Аль-Каиде» и противостоит Исламскому государству. На территории Сирии присутствуют вооруженные силы четырех государств – Турции, России, Ирана, США и Хезболлы.

Перспектива политического урегулирования достаточно размытая. Существуют определенные договоренности о подготовке новой конституции в рамках заседаний конституционного совета в Женеве, но к результатам это не привело.

Система сдержек и противовесов, возникшая в рамках турецко-российских взаимодействий, ограничивает возможности Башара Асада нанести удар по повстанческому анклаву, а присутствие россиян и асадитов ограничивает возможности Турции на севере. Поскольку дальнейшие военные действия ограничены, а дипломатические усилия неэффективные, наиболее ожидаемый результат на обозримую перспективу — это продолжение стагнации и закрепление линий разделения.

Илия Куса, аналитик Украинского института будущего:

— На сегодняшний день правительство Сирии контролирует более 60% территории страны. Неподконтрольными остаются провинция Идлиб на северо-западе, северо-восточные территории за рекой Евфрат и юго-восточный «карман» Ат-Танф у границы с Иорданией.

Северо-восток Сирии (где расположены крупнейшие месторождения нефти и газа, дающие электричество и топливо) контролируются курдской администрацией, находящейся под покровительством США. У них конфликт с Турцией и другими антиправительственными группировками боевиков, и перемирие с сирийским правительством.

Юго-восточная часть границы Сирии и Иордании занята американцами, которые создали тут буферную зону для контроля над передвижениями проиранских и пророссийских сил в Южной Сирии.

Северо-запад — провинция Идлиб — на 70% контролируется исламской экстремистской группировкой «Тахрир аш-Шям», связанной с «Аль-Каидой» и признанной террористической организацией на уровне ООН.

Остальные районы в провинции, ближе к границе с Турцией, контролируются протурецкими группировками, которые Турция завела туда в последние 2 года и усилила кураторство над этими территориями по согласованию с Россией и США в 2017-2020 годах.

Конфликт ещё в 2018 году перешёл в фазу послевоенного урегулирования. Однако до завершения конфликта далеко. Часть территорий не контролируется правительством, санкции убивают экономику Сирии и не дают запустить послевоенное восстановление инфраструктуры, а внешние силы все ещё не могут прийти к компромиссу относительно будущего Башара Асада и политической структуры государства.

| 2021-04-23T00:40:44+04:00 23 апреля 2021, 10:00|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|