Не только яблони и груши, но и революции…

Из материалов различных сайтов стало понятно, что на днях исполнилось девять лет с тех пор, как мы впервые произнесли выражение «арабская весна».

Возможно, даже через сто лет политологи и философы политологического толка, занимающиеся философскими проблемами политики, продолжат обсуждения по поводу того, что же лучше: революция или эволюция?

Но то, что еще в первой половине прошлого века благодаря великому М.Ганди возникли первые представления о мирных и ненасильственных способах политической борьбы и то, что в начале нового столетия появились особые типы революций – цветные, значит, что люди в принципе, понимают, что классические революции носят в себе и разрушительную энергию и разница между эволюцией и революцией гораздо глубже, чем разница, выраженная лишь одной буквой, как иногда нам кажется.

На самом деле выбор между эволюцией и революцией много значит, и понятно, что там, где люди останавливают свой выбор на революции, это уже значит, что в этой стране существуют серьезные проблемы и процессы в лучшем случае будут проходить на грани революции и эволюции, и в самом скором времени, в зависимости от характера или особенностей страны, процесс будет диффундировать в направлении одного, т.е. конкретного сценария из двух возможных.

Если память не изменяет, первые цветные революции начались в бывших советских республиках, в Грузии и в Украине. За ними последовали процессы в арабских странах, которые получили название «арабских весен».

Признаться, в самом начале чувствовался довольно высокий оптимизм. То, что после антиколониальных процессов во всем мире — после падения всех имперских режимов в арабских странах начались процессы демократизации, вселяли надежду на то, что приближается конец всех авторитарных режимов, скоро наступит эра свободы и демократии.

Да, надежды были огромные. Но люди забывали некоторые моменты. Во-первых, демократия есть выбор свободного и грамотного общества, а не беснующейся толпы. Во-вторых, в революциях арабских стран с самого начала чувствовался серьезный геополитический подтекст и это сразу проявило себя: только в Египте не возникло военное противостояние, но даже в этой стране революцию быстро сменила реставрация, и президент М.Мурси, который пришел к власти после первых демократических выборов, скончался прямо в зале суда – наверное, обвинения были несправедливыми в такой степени, что сердце человека просто-напросто не выдержало…

Что касается других стран, особенно Сирии, наверное, даже самые радикальные крылья оппозиции не хотели бы, не согласились бы с таким сценарием развития процессов, потому что вот уже несколько лет подряд слово «Сирия» превратилось в синоним слова «ад».

А так, эти прошедшие девять или же десять лет убедительно показали, что не стоит впадать в эйфорию, нет смысла искусственно ускорять или опережать процессы: смена власти в таких странах, как Сирия, Ливия, Тунис или даже Египет еще не значит, что в этих государствах установятся демократические режимы.

Например, те, кто думал, что после свержения Каддафи в Ливии установится свобода и демократия, не подумали над одним важным вопросом: при Каддафи в Ливии было хоть небольшое движение за демократию, хотя бы отдельные попытки такого рода?

Вся проблема, трагичность ситуации заключается в том, что не было. В далеких африканских пустынях, только в Южной Африке люди что-то понимают в свободе и демократии – и то, это относятся только белому населению.

Поверьте, это очень важный момент. Например, даже в постсоветских странах не было заметного диссидентского движения за демократию, поэтому демократия в этих странах до сих пор буксует: да, население этих стран знало толк лишь в национальной независимости и фактически боролось за нее и получила ее. А вот, демократия до сих пор остается заботой, мечтой ограниченного интеллигентского меньшинства.

Следующим весьма важным обстоятельством является такой фактор, что в тех или других странах демократия окончательно побеждает тогда, когда этого хотят сильные мира сего, потому что всюду содержанием процессов является геополитика и борьба за энергетические ресурсы, а все остальное служит всего лишь формой для прикрытия тех или иных интересов.

Например, многие полагали, что в одной арабской стране, на родине фараонов и писателя Н.Махфуза, в Египте что-то может получиться. Но, увы, опять же не учли такой момент, что в арабских странах сразу не установятся постлиберальные режимы европейского толка, для этого нужно время. А так, вообще, стоит ли копировать все, что имеется на Западе?..

Поэтому лично мы уверены «арабские весны» в лучшем случае с самого начала были чистыми геополитическими проектами и как таковыми они достигли своих целей – на первый взгляд это может показаться преувеличением, но пали некоторые деспотические режимы, которые были проблемой в регионе для США и Израиля.

Посмотрите, теперь Иерусалим объявляется столицей, а Голанские высоты — частью Израиля и ничего: такое впечатление, что арабский мир погрузился в глубокий сон…

Суть «арабских весен» стала яснее, когда-то то же самое попытались применить в отношении Турции. Смехотворно, не так ли? Неужели стране, члену НАТО, ОБСЕ, Совета Европы, постоянного кандидата в члены ЕС, так не хватало свободы и демократии? И самое главное; обратите внимание, на кого же возлагалась миссия стать «отцом турецкой демократии»? На Ф.Гюлена, на человека, с сомнительной религиозной ориентацией, на какого-то религиозного «проповедника», «эзотерика-мистика» …

Вдобавок, это лишь одна из попыток, а так процесс еще не закончился. Разве отношение крупных государств к Турции, к единственной демократической мусульманской стране, не просвечивает истинную суть всех «весен» или «революционных красок» в мусульманском Востоке?..

| 2019-12-20T16:45:34+00:00 20 декабря 2019, 19:58|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (1 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|