Крутой поворот Германии

Понять логику московских властей в отношении других государств очень сложно. Это по Конфуцию с поисками черной кошки в темной комнате. Страна со слабой экономикой и уязвимыми финансами, зависящая от поставок энергоресурсов на экспорт, пытается вмешиваться во внутренние дела государств на порядок более мощных экономически и в военном отношении.

Причем делается это гибридным способом, так как президент Владимир Путин и его ближайшее окружение панически боится полноценного военного столкновения с гораздо более сильным противником каким является блок НАТО.

Отсюда так называемые активные акции или операции российских спецслужб. Причем постоянно провальные. Начиная от отравления в Лондоне Александра Литвиненко до дела Скрипалей, убийств в Берлине и хакерских атак на электронную базу германского бундестага. Вроде бы хакерам удалось скачать информацию с компьютеров некоторых депутатов и получить доступ к их переписке вплоть до почтовых ящиков Ангелы Меркель.

Последняя так называемая операция особенно характерна. Проникнуть то проникли, но ничего секретного не наловили. Все это было в открытом доступе или, по крайней мере, не является секретным. Вполне понятен вопрос, зачем все это было затевать ради такого улова. Если это демонстрация возможностей или способ запугивания, то не на таких напали. Германия обладает огромным промышленным и научным потенциалом и вполне может достойно ответить на подобные провокации. Что и произошло.

Политика Германии в отношении России начала изменяться постепенно, но неуклонно. В частности, это было видно на встрече в Нормандском формате в Париже в декабре прошлого года. Берлин довольно благосклонно относился к московским требованиям о выполнении пунктов Минских соглашений сначала политических, а потом связанных с безопасностью. Именно поэтому родилась так называемая формула Штайнмайера о выборах на оккупированной части Донбасса.

Однако на переговорах в Париже, когда Путин стал настаивать на незыблемости последовательности пунктов Минских соглашений, Ангела Меркель бросила фразу, что они же не на камне высечены, чтобы их нельзя было изменить. Хотя французский президент Эммануэль Макрон тогда промолчал, но также начал поворот французской политики. Наверное, потому что ему стала известна роль российских спецслужб в разжигании противостояния желтых жилетов с властью.

Следующим маркером поворота в первую очередь Берлина, а затем и Парижа стала ситуация вокруг газопровода «Северный поток-2». Еще совсем недавно Германия и Франция протащили возможность национальных правительств делать исключения из Газовой директивы ЕС. Все прекрасно поняли, что это делается для злополучного газопровода. В Москве от удовольствия потирали руки и готовились вволю позубоскалить по поводу провала американских санкций.

И вдруг — гром среди ясного неба. Против «Северного потока-2» выступает президент Макрон. Он увидел в нем угрозу безопасности Европы, в том числе энергетической. Берлин промолчал, но уже тогда это выглядело очень зловеще. Затем наступила его очередь. Немецкий регулятор отверг возможность вывода газопровода из Газовой директивы. Все вернулось на круги своя.

На этом фоне российские потуги все-таки достроить многострадальный газопровод выглядят довольно жалкими. Из Вашингтона раздаются угрозы усилить санкции, а Берлин реагирует как-то вяло и даже в чем-то ритуально. Ясно, что эту стройку века Германия больше не патронирует и пусть Россия сама разбирается с американцами и возникшими проблемами. Сложностей с газом в Германии не предвидят, даже если газопровод останется на дне морском как памятник российскому воровству и коррупции, а также дурацкой попытке превратить газ в орудие диктата и шантажа. Это уже не коммерция, а политика чистейшей воды.

Тут подоспело расследование взлома электронной базы бундестага и выдвижение прокуратурой конкретных обвинений офицеру Главного разведывательного управления (ГРУ) Генерального штаба вооруженных сил России. Дело дошло до дипломатического демарша.

Государственный секретарь МИД ФРГ Мигель Бергер вызвал для разъяснений посла России в Германии Сергея Нечаева. В ходе встречи немецкий дипломат «выступил с резким осуждением» хакерской атаки «на немецкий бундестаг». Речь идет о расследовании хакерской атаки 2015 года, в результате которой была взломана электронная почта ряда депутатов, а также канцлера Ангелы Меркель. В атаке подозревают россиянина Дмитрия Бадина. Как считает немецкая прокуратура являющегося офицером ГРУ. Как говорится в заявлении МИД ФРГ, «Имеются веские свидетельства того, что в момент атаки он (Дмитрий Бадин. — авт.) относился к спецслужбе ГРУ». Федеральная прокуратура Германии выдала ордер на его арест. Это уже не шутки, а реальные действия против российской спецслужбы.

Судя по всему, подобные действия Москвы Меркель восприняла как личный выпад против нее. Выступая в бундестаге, она прямо заявила, что относится ко всему очень серьезно. «Могу сказать очень честно: меня это огорчает. С одной стороны, стремишься ежедневно улучшить отношения с Россией, но с другой стороны, когда видишь свидетельства подобного поведения российских сил, то образуется напряженное поле, в котором мы работаем». Тогда же бундесканцлерин предупредила, что «Мы всегда оставляем за собой право принимать меры».

Как заявила на брифинге представитель МИД ФРГ Мария Адебар,  «Мы упомянули в пресс-релизе, что мы активизируем процесс создания санкционного списка по режиму киберсанкций. Режим киберсанкций ЕС существует с мая 2019 года. Он до этого не применялся. Мы намерены внести туда лица. Этот санкционный режим позволяет замораживать активы, вводить ограничения въезда как для лиц, так и для организаций. Это процесс, который мы запускаем».

Адебар добавила, что правительство Германии оставляет за собой право принять — наряду с внесением подозреваемых в санкционный список ЕС — и дополнительные меры, но не уточнила, какие именно.

Вообще странно. Москва на всех перекрестках буквально кричит о необходимости снятия санкций из-за коронавируса и сама же своими действиями содействует не только их продлению, но и введению новых. И не только немецких, но всех стран ЕС.

Обостряя отношения с Германией Москва рискует оказаться перед единым фронтом европейских государств. Более того, даже лояльные по отношению к России, например, Венгрия, Италия и в какой-то мере Словакия не будут выбиваться из общего ряда и поддержат продление санкций, что и произошло и если будет необходимо, то и введение новых.

Из этого следует усиление дипломатической изоляции российского режима. С большими трудами Кремль хоть немного ее ослабил и даже попытался привлечь на свою сторону французского президента. И вдруг все рухнуло в один момент.

Даже в краткосрочной перспективе Москве не удастся переломить наметившийся негативный тренд в отношениях с Европой и вообще с Западом. Можно ожидать усиления санкционного давления со стороны США и теперь у европейцев гораздо меньше аргументов выступать против этого.

Как следствие, у Германии появляется больше оснований для более активной поддержки Украины, Грузии и Молдовы, а в недалеком будущем и Беларуси. Первых трех в проведении евроатлантического политического курса, а в последней поддержке большей либерализации.

Это означает прямое противодействие московскому давлению на указанные страны. Кремлю же остается зафиксировать свой очередной дипломатический провал. И, похоже, что не последний.

| 2020-05-31T20:42:23+04:00 31 мая 2020, 21:00|12345 (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
|