«Красная линия» Эрдогана

Ситуация в Идлибе постепенно выходит из под контроля. Вчера ночью при авиационных атаках сирийской армии погибло по официальной версии около 33 турецких военнослужащих, что не оставляет Турции иного пути кроме как ввести армию и начать войну с Сирией.

Когда речь идет о Сирии и правительстве Асада, а тем более об асадовской авиации, то все понимают, что тут речь идет о России, нежели о самой Сирии.

Комментируя # очередной виток эскалации вокруг Идлиба, эксперт по Ближнему Востоку Игорь Панкратенко, сказал, что это было вполне ожидаемым развитием ситуации.

«Этого ожидали, и не только я, но и серьезные специалисты, трезво оценивавшие складывающуюся ситуацию. Совершенно очевидно, что когда, условно говоря, на стене висит заряженное ружье – то оно обязательно когда-то выстрелит. Здесь же «ружье» не просто висело, за него хватались, прицеливались, совершали массу других действий – поэтому выстрелить, оно было просто обязано», — считает он.

По его словам, Дамаск решительно настроился на то, чтобы вытеснить Турцию из анклава Идлиб, а тут еще и потеря Саракиба, который силы Асада только неделю как взяли и гордо рассказывали о своей победе.

«Месть, ненависть к туркам, «укравшим» их победу, уверенность в безоговорочной поддержке их действий со стороны Москвы – все это привело к удару по турецкому конвою. Естественно, Анкара ответит, и ответ этот будет максимально жестким, тем более что сил для этого у турецкой армии в Идлибе хватает. Но при этом будем учитывать, что Турцию буквально подталкивали к такому ответу, категорически отказываясь вести диалог по урегулированию сложившейся ситуации», — полагает аналитик.

Говоря о возможном российско-турецком столкновении, эксперт сказал, что «очень не хотелось бы, чтобы нечто подобное произошло».

«Поскольку в этот раз самолетом и помидорами все не закончится. И вопрос, насколько Россия окажется вовлеченной в сирийско-турецкий конфликт – является сейчас ключевым, у Кремля еще есть шансы «разрулить» ситуацию», — сказал он.

Говоря о том, как на это реагируют в Иране, эксперт сказал, что Ирану крайне невыгодна разворачивающаяся сейчас ситуация.

«Ни конфликт Анкары с Москвой, ни уж тем более полноценный сирийско-турецкий конфликт ему не нужны. Не говоря уже о конфликте Анкара-Тегеран. Для него произошедшее – полная неожиданность, адекватного ответа у Тегерана пока нет», — подчеркнул он.

В свою очередь, комментируя данную ситуацию, политолог Шахин Джафарли, сказал, что еще когда Турция, Россия и Иран создавали астанинский формат, было понятно, что это тактический союз.

«Интересы этих стран совпали временно, но стратегически было ясно, что не все так просто. Во всех региональных вопросах, будь это Сирия или Азербайджан или Украина, интересы этих стран сталкиваются. Поэтому изначально было понятно, что этот союз не долгосрочен. Последующие процессы показали, что страны волей неволей разошлись», — сказал он.

По его словам, в сотрудничестве с Турцией Москва преследовала цель отдалить Анкару от Запада и блока НАТО.

«Другой целью было ухудшить отношения Турции и США. Путин максимально, насколько это было возможно, достиг своих целей. Особенно после попытки переворота в Турции, мы стали свидетелями обострения в отношениях Анкары и Вашингтона.

Политические элиты Турции разношерстные, среди них есть и кямалисткая группировка, которая выступает против сближения с Западом и США, после попытки переворота, она тоже начала в какой-то степени поддерживать политику Эрдогана в сближении с Россией и Китаем. Эрдоган, после ухудшения отношений с гюленистами, нуждался в поддержке и сторонники сближения с Россией и Китаем были ему необходимы», — добавил он.

Говоря о ситуации в Иблибе, эксперт подчеркнул, что эта провинция была и пока остается последним очагом сопротивления против режима Асада.

По его словам, Турция и Россия по этой территории договаривались, но, даже несмотря на это режим пошел на эту провинцию.

«Эти операции откладывались время от времени из-за диалога Москва-Анкара, но ситуация подвела к тому, что Кремль не захотел идти на уступки Эрдогану и вот итог… Для Турции Идлиб – это «красная линия».

Как известно в Идлибе проживает около трех миллионов людей, и новые атаки сил режима приведут к новым потокам беженцев. В самой Турции уже проживает около 4 миллионов беженцев и от этого сильно страдает турецкая экономика — на новый поток беженцев у них просто не хватит сил», — сказал он.

Другой вопрос это то, что среди беженцев будут террористы, которые попадут на территорию Турции, добавил аналитик.

«Это повышает риски террористической угрозы. После захвата Идлиба, правительственные войска на  этом не остановятся и потребуют вывести свои силы из Африна, территории «Щит Евфрата» и «Источника мира». Асад поднимет вопрос о том, что в Сирии могут находиться только те силы, которые там по официальному приглашению. Правда там есть и США, но на них, ни у России, ни у Ирана и ни у Сирии сил не хватит, а вот на Турцию хватает», — полагает эксперт.

Уход Турции из Идлиба, а затем и с других территорий, в итоге приведет к тому, что во время решения сирийского конфликта, позиции Анкары будут слабы, считает он.

«Эрдоган объявил Идлиб  — «красной линией», от которой он отступать не собирается. После вчерашнего дня Турция пока официально не обвиняет Россию и говорит о том, что это правительственная авиация. Сама Россия тоже не хочет признавать свою вину. Пока еще точно неизвестно, как будут развиваться события дальше, но в ближайшие месяцы судьба Идлиба будет решена», — резюмировал он.

«Прямого военного столкновения России и Турции все же не стоит ожидать»,- сказал # глава информационно-аналитического портала Politrus Виталий Арьков, комментируя ситуацию в Идлибе и возможное столкновение Турции и России. «Несмотря на все подстрекательства и даже провокации со стороны заинтересованных в этом, не только третьих сторон, к слову. Есть «горячие головы» (обозначим их помягче), к сожалению, и среди политиков, как в Турции, так и в России», — считает эксперт.

По его словам, в переходе от разногласий в сирийском вопросе к открытому военному конфликту России и Турции с целью ослабления правительства Реджепа Тайипа Эрдогана крайне заинтересованы люди, связанные с Фетхуллахом Гюленом: «В этом они видят очередной свой шанс».

Арьков считает, что интересы Турции в Сирии очевидны, как и очевидны там интересы России.

«По целому ряду аспектов они находятся в противоречии друг к другу. Пока был общий враг в лице ISIS, мешавший реализации этих интересов, противоречия были отодвинуты на второй план. Сейчас, когда ISIS уже не представляет прежней значительной угрозы, а его перерождение во что-то новое пока неочевидно, победители совершенно естественным образом хотели бы получить и дивиденды от сирийской кампании. В этой связи взгляды России и Турции на будущее Сирии серьезно отличаются», — сказал аналитик.

По его мнению, не стоит забывать и третьего участника антитеррористического триумвирата – Иран и у него также свои собственные взгляды на будущее Сирии.

«И в которые совершенно не вписываются ни Россия, ни Турция. По крайней мере, в том статусе, в котором Москва и Анкара видят себя в Дамаске. Давайте вспомним события, предшествующие появлению, в т.ч. и на территории Сирии, террористического халифата – Гражданская война. Именно она ослабила Сирию.

Именно на выведенных из-под контроля официального Дамаска территориях террористы стали создавать свое квази-государство. А теперь давайте вспомним, кто поддерживал незаконные вооруженные формирования в Сирии, воевавшие с правительством Башара Асада», — добавил он.

Политолог также добавил, что не является большим секретом, что иранская армия присутствовала в Гражданской войне в Сирии не только в формате военных советников. Иранские спецподразделения в форме сирийских военных активно воевали с незаконными вооруженными формированиями и, как следствие, с поддерживающими их внешними силами.

«Так что уместно сейчас говорить не об угрозе начала прямого военного столкновения России и Турции в Сирии, а о возобновлении активных боевых действий на сирийской территории между Ираном и Турцией.

Что касается вопроса об участии НАТО на стороне Турции в войне с Россией, то, во-первых, Турция – это и есть НАТО, крупнейшая сухопутная армия альянса в Европе, говорит эксперт.

Во-вторых, НАТО никогда не вступит в открытый вооруженный конфликт с Кремлем. Справедливо это и в обратном направлении. Напротив, все усилия Брюсселя и Москвы направлены на то, чтобы исключить такую вероятность, несмотря на все «хотелки» со стороны третьих сторон», — резюмировал он.

| 2020-02-28T21:34:29+04:00 28 февраля 2020, 21:18|12345 (Пока оценок нет)
|