Калигуле и не снилось: Газан поздравляет Газана

У римского императора Калигулы был любимый конь по кличке Инцитат. Так вот сначала Калигула сделал его гражданином Рима, затем сенатором и, наконец, занёс в списки кандидатов на пост консула. Дион Кассий уверяет, что Калигула успел бы сделать коня консулом, если бы не был убит. Светоний подтверждает это намерение. Изучение древней истории, безусловно, необходимо для понимания происходящего в наши дни.

В одном южном городе эту прописную истину понимали, как негде. Потому, что тут давно и с философским интересом наблюдали за рождениями новых аналогов Инцитата. С той лишь разницей, что в нашем случае, речь шла не о конях, а о людях, но также являвших собой любимцев тех, кто их протаскивал туда, куда вздумается. Например, в южногородский парламент.

Местные олигархи и чиновники разного уровня традиционно соревновались в количестве собственных «Инцитатов» в местном законодательном органе. В ход шло все, включая тотальные фальсификации. В итоге, добившись желаемого, олигархи и прочие лучшие люди южного города считали свою миссию выполненной и предоставляли собственных фаворитов и фавориток самим себе.

Это была их роковая ошибка. Потому, что новоявленные парламентарии начинали выкидывать номера, один похлеще другого. То одна дама, бывшая спортсменка, начинала утверждать, что будучи парламентарием она не занимается политикой. То другая, кстати ее тезка, вписала свое имя в историю местного парламентаризма, предложив заходить в социальные сети по удостоверениям личности.

До такого, за много ходок в парламент, не додумался даже депутат Неврозов. А ведь он был командиром разведотряда, по его собственному утверждению. Да что там говорить — такой аргумент из своих широких штанин не извлек даже депутат Льстецов, который отчаянно утверждал, что Каспий улыбается при виде главы государства. Но, тем и хороши были свежие депутаты. Они внесли в работу парламента свежую струю, радуя общественность доселе невиданными выкрутасами.

Один из которых ныне обсуждал весь южный город. Его автором оказался депутат Фамиль Газан. Ранее он уже умудрился громко заявить о себе, публично изнасиловав русский язык в ходе интервью с журналисткой, явно офанаревшей как от самого процесса так и от невозмутимого вида господина Газана. Казалось бы, все необходимое для увековечивания своего имени на века им уже сделано, но не так прост был наш герой.

Ему явно не давали покоя лавры одного императора. Того самого, который обращался к миру фразой «Божьей милостью, Мы, Николай Второй». Господин Газан не обладал всеми регалиями того императора, но к самому себе он обращался в третьем лице. Южный город, в официальные праздничные даты которого почему-то не был вписан день рождения яркого трибуна Фамиля Газана, теперь обсуждал историю с его самопоздравлением.

В социальной сети, на собственной странице парламентария красовался текст, написанный в официальной форме, с вежливой приставкой «учитель» к собственному имени. Газан поздравлял Газана от всей души, желая ему здоровья и успехов в самоотверженной деятельности. Ну да, сидеть в парламенте, получая солидную зарплату и шокировать общественность выкрутасами — это, конечно, не подвиг, хотя что-то героическое в этом есть.

Куда уж там военнослужащим на передовой и врачам, что борются с коварным вирусом?! Куда там журналистам, ежедневно участвующим в информационной войне?! Да и педагогам до Газана было далеко. Перед нами был гигант мысли, заслуг которого южный город не в состоянии был оценить. И им вполне могли гордиться те, кто имел хобби протаскивать в парламент двуногий прототип римского «Инцитата».

| 2020-09-24T19:54:53+04:00 24 сентября 2020, 22:16|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Loading...|