Как изменится японская политика после Абэ?

По состоянию здоровья премьер-министр Китая Синдзо Абэ покидает пост премьер-министра, которое долгое время занимал. Сейчас же в Японии все в ожидании прихода политика, который будет строить новую систему политических координат.

Другим вопросом тихоокенского региона является безопасность. Как отмечают многие западные аналитические центры, Китай своими опасными маневрами в Китайском море и, в целом, в регионе является дестабилизирующим фактором. Поэтому США тоже наращивают свое военно-морское присутствие.

О том, какие процессы развиваются в политическом поле Японии и чего стоит ожидать в тихоокеанском регионе рассказал в интервью # старший научный сотрудник института комплексного анализа региональных проблем дальневосточного отделения Российской Академии Наук Евгений Гамерман.

— Как известно премьер-министр Японии подает в отставку по состоянию здоровья. Можно ли ожидать, что новый премьер-министр будет проводить несколько иную политику, скажем немного агрессивную?

— Отставка премьер-министра Синдзо Абэ, относительного долгожителя на японском политическом небосклоне (рекордное время нахождения на посту премьер-министра), ожидается уже достаточно продолжительное время. Для безликого политического поля Страны восходящего солнца господин Абэ является достаточно яркой личностью с четко выраженной позицией по целому ряду вопросу. В частности, одним из основных рефренов его предвыборной программы, а в последующем и нахождения у власти, стало разрешение территориальных споров с Россией и заключение мирного договора (которого так и нет после Второй мировой войны).

Однако, во всей этой политической риторике была и есть очень большая доля лукавства. Пожалуй, ни сам С.Абэ, ни его сторонники или противники до конца не верили в положительный исход этой декларативной идеи. Зато это дало возможность выстроить достаточно продуктивные личные отношения с президентом России Путиным и наладить стратегический диалог.

Россия ни на какие компромиссные сделки по уступке своих территорий не пойдет ни сегодня, ни завтра. Все последние 6 лет после «Крыма» население России всячески приучали ценить и сохранять свои территории (и даже скорее их приумножать), и потеря даже небольшой территории приведет к падению рейтингов до нуля любой политической силы и началу серьезных социальных протестов.

Япония же хочет получить в перспективе 4 острова Курильской гряды, рассматривая вариант с получением 2 островов как только временный вариант. При такой непримиримости позиций заключение договора и разрешение территориального спора невозможно априори.

Однако, данный вопрос может снова стать разменной монетой в политических кругах Японии и именно неудача Абэ в вопросе заключения договора с Россией будет звучать все чаще в политических дискуссиях. Вполне вероятно, что риторика станет более жесткой, а также вероятна более серьезная  реакция японских властей на посещение островов российскими официальными лицами.

При этом ожидать каких-то более радикальных шагов со стороны Токио вряд ли стоит. Никакой эскалации напряженности на этом направлении не предвидится. Однако и дальнейшего развития российско-японских отношений (в частности, в экономической сфере) также не будет в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

— Многие эксперты считают, что на сегодня самый остро наколенный регион, которые может привести к мировой войне — это тихоокеанский регион. Какие политические и геополитические тенденции наблюдаются сейчас в этом регионе?

— Мнение о том, что АТР (азиатско-тихоокеанский регион) сегодня – это самый взрывоопасный регион на сегодня – не лишено оснований.  Есть несколько факторов, которые могут способствовать изменению ситуацию в худшую сторону на любом этапе развития региональных отношений.

1-й фактор – это то, что после Второй мировой войны и по сегодняшний день в регионе не сложилось никакой системы коллективной безопасности, нет какой-либо цементирующей, общей региональной организации, которая бы позволила разрешать наиболее конфликтные вопросы и споры.

Есть системы двусторонних договоров и союзов, которые выстроили США во второй половине ХХ века. Есть попытки создания региональных организаций – ШОС, АРФ по безопасности, АСЕМ и ряд других. Однако, они либо не эффективны, либо занимаются несколько иным спектром вопросов, либо излишне политизированы.

2-й фактор – наличие огромного числа территориальных споров. Такого количества неразрешенных претензий нет ни в одном другом регионе. Это, отчасти, следствие американской региональной политики по принципу «разделяй и властвуй», которую практиковал Вашингтон весь ХХ век. Это территориальные споры между Китаем и Японией, Россией и Японией, Японией и Республикой Кореей, Китаем и Республикой Кореей, Китаем и Вьетнамом и др. Периодически эти споры напоминают о себе очередной эскалацией, пограничными стычками, которые могут перерасти в нечто большее

3-й фактор – это фактор Северной Кореи. При Президенте США Д. Трампе состоялось несколько встреч между лидерами двух стран, которые имели в большей степени характер PR и не привели к каким-либо результатам и, скорее всего, вызвали разочарование. Следует ожидать в ближайшем будущем повышения уровня угроз безопасности, исходящих от Пхеньяна – новых запусков ракет и испытаний ядерного оружия.

4-й фактор – все более усиливающийся Китай, постоянный рост военных расходов, перевооружение НОАК и появление нового современного оружия. Это вызывает опасение соседей Китая, а также опасность того, что Китай захочет решить проблему Тайваня военным путем, что неминуемо приведет к серьезному региональному или глобальному военному конфликту.

— Ожидают ли сейчас в Пекине, что отношения с США будут улучшены после президентских выборов, кто бы ни стал президентом этой страны?

— Безусловно, в Пекине делают ставку на поражение Д. Трампа на ближайших президентских выборах, так как отношения с этим президентом не сложились в Китае с самого начала. Очень жесткая риторика, протекционистские и заградительные меры, предпринимаемые администрацией Трампа, доставили немало проблем китайскому руководству.

Однако, есть ощущение, что политика Вашингтона – это не просто прихоть Дональда Трампа, а скорее долговременный тренд всей внешней политики США. Более того, это чуть не единственное начинание нынешнего американского президента, которое является относительно разумным (с точки зрения американских интересов) и продуктивным.

Отсутствие сдерживающей Китай политики привело бы в ближайшие 10-15 лет к потере США лидирующих позиций в мировой экономике. А несколько позднее – и в политике. И предпринимаемые нынешней администрацией меры позволяют достаточно серьезно сдерживать эту тенденцию. А блокировка китайских мессенджеров Тик Ток и Вичат показывают, что в США понимают очень широко проблему усиления Китая, и что лежит она не только в плоскости торговли.

Очень вероятно, что вне зависимости от того, кто станет новым президентом США, антикитайские меры в той или иной степени будут продолжены, а возможно и усилены. Китайское руководство это понимает и уже в самое ближайшее время будет на основе новой реальности выстраивать свою внешнеполитическую стратегию.

 

| 2020-08-31T19:07:27+04:00 31 августа 2020, 22:01|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|