«Если Украине будет предоставлен ПДЧ– военное обострение неизбежно» — профессор СПбГУ

Обострение ситуации вокруг юго-востока Украины угрожает хрупкому статус-кво, который сформировался по итогам войны 2014-2015 года. Россия получила от Запада санкции, конфронтация между полюсами начала усиливаться.

Как показывают последние события, стороны готовы на решительную новую конфронтацию, а Запад, в лице администрации Байдена, готов на более жесткие санкции в отношении России. С учетом того, что Россия является одним из крупных экономических партнеров Азербайджана, конфликт в Украине и новые санкции рикошетом затрагивают и Азербайджан, и все остальные постсоветские страны.

О том, к каким экономическим последствиям может привести данная ситуация, как это будет влиять на постсоветское пространство, и готова ли Россия к новым санкциям, рассказал # доктор экономических наук, профессор СПбГУ, Станислав Ткаченко.

Ситуация вокруг Украины обостряется. Очевидно, что новое обострение приведёт к новым антироссийским санкциям. Насколько Москва готова к новым более жестким санкциям?

-При разработке и реализации Россией своей стратегии в отношении конфликта в Украине, в том числе Донбассе, фактор экономических санкций имеет второстепенное значение. От него в Кремле полностью не отворачиваются, но и центральное место во внешнеполитическом планировании он не занимает.

Для России главными являются стратегические соображения: остановить расширение НАТО к своим границам, не позволить Украине возобновить боевые действия непосредственно у границ России. Если эти цели будут достигнуты лишь путем демонстрации силы, без военного обострения, и, как следствие, без нового раунда санкций – это будет успех российской дипломатии. Но если Украине будет предоставлен ПДЧ (План действий по членству в НАТО), и процесс ее вступления в альянс перейдет в практическую фазу – военное обострение неизбежно, и никакие западные санкции его не остановят.

К новым раундам экономических санкций Россия готовится постоянно, зачастую даже действуя на опережение. Например, оберегая национальную финансовую систему от перебоев в работе западных платежных систем Visa и MasterCard, Россия в 2014-2015 гг. в короткие сроки создала и наладила работу национальной платежной системы МИР, сделав обсуждавшиеся тогда санкции неактуальными. Тот факт, что уже примененные США и их союзниками сотни санкционных мер ни к каким изменениям в политике Кремля не привели, сам за себя достаточно красноречиво говорит.

— Одним из вероятных сценариев —  отключение России от системы Swift. Есть ли у Москвы план, как действовать в такой ситуации? И как от этих санкций будет страдать постсоветское пространство?

— О наличии такого плана мне неизвестно. Российские политики регулярно высказываются о том, что отключение российских банков от системы Swift создаст трудности для финансовых транзакций российских банков и компаний с их зарубежными партнерами, в том числе для могущественных энергетических компаний России. Но считается, что такие трудности будут носить временный характер, а альтернативные формы проведения платежей будут вскоре внедрены.

Разумеется, отключение от Swift негативно повлияет и на компании постсоветского пространства, поскольку ежегодный объем взаимных платежей между Россией и соседними государствами измеряется сейчас десятками миллиардов долларов.  Помимо неизвестных нам мер по предотвращению разрушительных последствий отключения от Swift, мы видим два направления действий российской власти, обсуждаемых и реализуемых открыто:

Во-первых, создание технических и правовых условий для проведения напрямую взаимных расчетов внутри ЕАЭС, а также с рядом других государства-партнеров (например, с Китаем).

Во-вторых, резко усилившийся в последние месяцы интерес России, включая ее Центральный банк, к использованию цифровых валют, для операций с которыми Swift не требуется.

 

— Другой сценарий —  жесткий пакет санкций против проекта «Северный поток-2». Насколько возможна продолжительность в таком случае этого проекта?

— Мы уже несколько лет слышим об этом «жестком пакете санкций» в отношении «Северного потока-2». Но пока все санкции разбиваются о готовность Газпрома принять на себя финансовые риски, а также нежелании Германии в них участвовать. Разумеется, если в Европе начнется масштабная война, то строительство «Северного потока-2» заморозится. Но не слишком ли это будет завышенная цена за остановку строительства всего лишь газопровода, ведь «большая война» в Европе может быстро обернуться в мировую?

А все остальные сценарии, включая дипломатическое давление, персональные, финансовые и технологические санкции и т.д., реализации проекта «Северный поток-2» сейчас не угрожают. С высокой степенью вероятности уже в конце нынешнего года он будет готов принять для транспортировки в Германию и Австрию российский газ.

— Рассматривают ли в России реализацию части своего газа через Южный газовый коридор?

— В Черноморско-Средиземноморском регионе у России имеется нормально функционирующий с января 2020 года «Турецкий поток». Для того, чтобы создать ему конкуренцию в виде перенаправления части своего экспортного газа в пользу Южного газового коридора, России нужны какие-то очень веские аргументы. Возможно, в будущем Россия будет рада такую возможность рассмотреть. Но сегодня предложение газа по этому маршруту (через Турцию в направлении Греции и Южной Италии), прежде всего из Азербайджана, а в будущем, вероятно, из Туркменистана, Египта и др. стран, превышает имеющийся спрос. Поэтому перспективы сотрудничества России и Азербайджана в вопросе транспортировки российского газа через Южный газовый коридор я оцениваю как невысокие.

 

| 2021-04-12T18:22:21+04:00 12 апреля 2021, 19:44|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Loading...|