«Если Эрдоган договорился с Трампом, это не значит, что он поссорился с Путиным»

За последние недели ситуация в Ливии поменялась коренным образом. Сейчас уже точно можно сказать, что доминирующей силой является не маршал Халифа Хафтар, который был близок к взятию Триполи, а собственно официальное правительство, которое получило поддержку со стороны Турции, что и стало переломным моментом на сегодняшний день.

О том, какие процессы развиваются в Ливии, что стоит ожидать в российско-турецких отношений, рассказал в интервью # доцент кафедры политологии и социологии РЭУ имени Г.В. Плеханова, член Экспертного совета организации «Офицеры России» Александр Перенджиев.

— Ситуация в Ливии обретает новую конфигурацию и в этих условиях Россия пошла на соглашение с ливийским правительством и дистанцировалось от Хафтара. Как вы видите дальнейшее развитие ситуации в Ливии?

— В данном случае официальная Москва ни с какой из враждующих сторон в Ливии никогда не сближалась, и, соответственно, ни от какой стороны не дистанцировалась. И это несмотря на то, что внутри России есть СМИ и политические силы, открыто симпатизирующие фельдмаршалу Халифе Хафтару и негативно относящие к Фаизу Сарраджу. Поэтому любые контакты России, как с ПНС (Правительство национального согласия), так и с ЛНА (Ливийская национальная армия Хафтара) происходят только в рамках посреднических услуг по урегулированию внутриливийского конфликта.

Однако, в ближайшее время в Ливии продолжится с новой силой вооруженное противоборство, так как есть много внешних сил, которые не ориентированы на мирное урегулирование конфликта. Сохранение и повышение остроты конфликта позволяет ряду интересантов получать прибыль от различных теневых схем, связанных с незаконной продажей оружия, наркотрафиком и другими видами криминальной экономической деятельности.

— Президент Турции Эрдоган договорился с Трампом по ливийскому вопросу. Будет ли это камнем преткновения между Россией и Турцией?

— Само участие Турции во внутриливийском конфликте с поддержкой одной из его сторон уже является камнем преткновения в отношениях между официальными Анкарой и Москвой. В то же время, как показывает политическая практика, в момент серьезного кризиса российско-турецких отношений оперативно происходят встречи Путина и Эрдогана, которые приводят к определенным соглашениям, компромиссам и снижению степени конфликтности между двумя странами. Такой процесс происходит с событиями, связанными с Сирией. Уверен, что подобные тенденции и механизмы дипломатического российско-турецкого взаимодействия будут присущи и в связи с событиями в Ливии.

То есть, если Эрдоган договорился с Трампом, это вовсе не значит, что он поссорился с Путиным. Также, как в следующий раз Эрдоган договорится с Путиным, это тоже не будет значить… Но Вы меня поняли!

 — Будет ли продолжено  военно-техническое сотрудничество Турции и России, несмотря на их разногласия в Ливии?

— Военно-техническое российско-турецкое сотрудничество уже никогда не прекратится. Речь может идти о периодах временного его «замораживания» или о приостановке. Дело в том, что продажа Россией оружия Турции имеет, безусловно, не только коммерческий, но и политический характер. То есть, механизмом влияния на официальную Анкару со стороны официальной Москвы. А это означает, что в определенных случаях Турция может согласиться с подобным влиянием. И тогда военно-техническое сотрудничество между нашими странами возобновляется с новой силой. И, соответственно, когда официальная Анкара не согласна с условиями российской стороны, в этом случае ВТС приостанавливается.

Безусловно, всё это указывает на противоречивость российско-турецких отношений. Но таковы реалии сегодняшнего дня.

| 2020-06-10T21:51:13+04:00 10 июня 2020, 22:59|12345 (1 оценок, среднее: 3,00 из 5)
|