Эксперт: Тегерану выгоднее шантажировать мир ядерным оружием, чем иметь его

Для того, чтобы Иран не создал ядерное оружие крайне важно, чтобы Тегеран и Вашингтон вернулись к ядерному соглашению 2015 года (Совместный всеобъемлющий план действий – СВПД), заявил министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан. «Администрация президента Трампа выбрала то, что она назвала кампанией максимального давления на Иран. В результате эта стратегия только увеличила риск и угрозу», — сказал Ле Дриан в интервью газете Journal du Dimanche.

Дипломат призвал прекратить это, «потому что Иран… находится в процессе обретения ядерного потенциала». В то же время Ле Дриан заявил, что даже если обе стороны вернутся к сделке, этого будет недостаточно. «Потребуются жесткие дискуссии по поводу распространения баллистических ракет и дестабилизации Ираном ситуации у своих соседей в регионе», — добавил он.

При этом Евросоюз подтверждает свою твердую приверженность и неизменную поддержку ядерной сделке (СВПД), говорится в заявлении от имени ЕС главы европейской дипломатии Жозепа Борреля. «Мы приветствуем позитивные заявления избранного президента Джо Байдена по СВПД и надеемся на сотрудничество с новой администрацией США», — заявляют в Брюсселе.

Но возвращения США в иранскую ядерную сделку недостаточно, Вашингтон должен отменить все введенные санкции против Ирана, заявил в свою очередь глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф. «Присутствие США в ядерной сделке полезно только в том случае, если оно приносит экономическую выгоду Ирану», — сказал Зариф, которого цитируют иранские СМИ.

«Американцы, выйдя из СВПД, восстановили предыдущие санкции и усложнили ситуацию новыми. Таким образом, сегодня уже недостаточно того, чтобы США просто вернулись к сделке, они должны отменить санкции», — подчеркнул министр.

То есть, США еще не успели вернуться в сделку, а Тегеран уже оказывает давление, требует большего. Насколько это верная позиция? Не создаст ли это угрозы, что Байден, вопреки своим обещаниям, просто не вернет подпись США под СВПД? И насколько оправданны опасения европейцев, что Иран реально находится на стадии создания своего ядерного оружия?

На эти вопросы # отвечают известные иностранные эксперты.

Старший научный сотрудник Сектора Центральной Азии Центра постсоветских исследований Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова Российской академии наук (ИМЭМО РАН) Станислав Притчин:

— В целом ситуация выглядит так, что все стороны оказывают давление  друг на друга по максимуму. У Ирана положение непростое, потому что Трамп вышел из сделки, и более того, принял целый пакет мер против Тегерана, что серьезным образом изменило внутриполитическую конфигурацию в ИРИ. В этом году там предстоят выборы президента, и скорее всего, избран будет представитель именно консервативных кругов. Это прямое следствие того, что США вышли из СВПД.

Иран поставил себя в ситуацию, при которой возможно только повышение требований к международному сообществу. Учитывая, что уже скоро Хасан Роухани перестанет быть президентом, в высших политических кругах ИРИ не останется лиц с полномочиями, заинтересованных в поиске компромиссов с Западом.

Со стороны США мы видим, что возможно Байден вернется к ядерной сделке, но опять же – с дополнительными условиями. Что опять же является повышением ставок. Соответственно, вероятность того, что стороны придут к какой-то формуле, подобной той, какую удалось согласовать в 2015 году, очень низка. Запад выдвигает требования не только по ядерной сделке, но и по ракетным технологиям ИРИ, чтобы они тоже были ограничены, а Иран требует полного снятия санкций и размораживания своих иностранных счетов. То есть, чем дальше, тем сильнее затягиваются узлы, и очень сложно предугадать, чем это закончится. И вероятность полного срыва этой сделки из-за неготовности сторон что-то подписать, достаточно высока.

Игорь Семиволос, исполнительный директор Центра ближневосточных исследований (Киев):

— Ситуация тут следующая: позиции сторон более-менее ясны – Иран настаивает на возвращении к формату 2015 года без каких-либо дополнительных условий, а новая администрация США, которая, кстати, пока не высказала своей официальной позиции, предполагается, позитивно ориентирована на восстановление условий ядерной сделки с Ираном. Европа, вздохнувшая с облегчением после победы Байдена, как и прежде, всецело за, о чем свидетельствует интервью французского министра иностранных дел.

Кстати, признание дестабилизирующей роли Ирана в регионе уже огромный шаг вперед для французской дипломатии. Но на этом, пожалуй, все.

В американской прессе в последнее время появилась серия интервью, где тема Ирана поднимается достаточно высоко. В частности, следует обратить внимание на позицию советника Джо Байдена по национальной безопасности Джейка Салливана, который рассчитывает вернуть Иран «к норме» и «принудить выполнять соглашение». Американцы видят решение иранской проблемы в запуске многосторонних региональных переговоров с перспективой заключения всеобъемлющего соглашения, обеспечивающего безопасность всех стран региона, в первую очередь, их союзников на Аравийском полуострове. Часть обозревателей считает, что такая формула чем-то неуловимым напоминает политику Штатов во времена разрядки с Советским Союзом, до момента вторжения в Афганистан. Конечно, аналогия страдает, и, судя по всему, Рейгана из Трампа не вышло, но Штаты, скорее всего, откажутся от попыток свержения режима, огорчив тем самым своих союзников – Израиль и Саудовскую Аравию.

Опять-таки, если исходить из сигналов, поступающих из Вашингтона, главная задача на начальный период президентства Байдена на Ближнем Востоке заключается в стабилизации ситуации. В рамках этой стратегии, возможно, мы увидим уже конкретные действия, и не исключено, что наработки предыдущей администрации, те же самые соглашения Авраама, создавшие условия для урегулирования отношений между Израилем и рядом арабских стран, будут продолжены.

А что касается шансов Ирана создать ядерное оружие, то они как известно сродни встрече с динозавром – 50 на 50% — или встретите или нет. Другое дело, будет ли способствовать безопасности Ирана ядерное оружие, если таковое у него появится? Мой ответ — нет. Наоборот. Это станет финальной точкой существования режима. Поэтому Тегерану выгоднее шантажировать мир ядерным оружием, чем его иметь. Об этом, кстати, хорошо знают в Тель-Авиве.

| 2021-01-19T11:45:28+04:00 19 января 2021, 12:33|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Loading...|