Директор Института географии НАНА: мы должны беспокоиться больше других о будущем Каспия

12 августа — Международный День Каспия – экологическая дата, отмечаемая пятью прикаспийскими государствами. Учреждение Дня Каспия непосредственно связано с Рамочной конвенцией по защите Каспийского моря и окружающей среды от загрязнения, которая была подписана в Тегеране 4 ноября 2003 года представителями пяти прикаспийских стран, а в силу вступила 12 августа 2006 года.

Годы идут, но, похоже, проблем у моря-озера меньше не становится — это промышленные и бытовые сливы из всех прибрежных городов, это уничтожение многих видов промысловых рыб, и масса других проблем.

Наверное, их можно решить, и методы соответствующие, скорее всего, давным-давно разработаны и расписаны учеными, но до практического воплощения дело почему-то не доходит. Возможно, тут нужны совместные усилия всех пяти стран. Какая-то координация, создание совместных органов, чьи решения должны иметь обязательный характер для всех прибрежных государств. А ведь бездействие ведет к постепенному уничтожению Каспия. Известно, что уже ведь исчезли определенные виды осетровых. Тут, видимо, сказывается и роль браконьерства.

Своими мыслями на тему делится с # известный каспиовед, академик, директор Института географии НАНА Рамиз Мамедов:

— Начнем с того, что мы возлагали большие надежды на Конвенцию по охране окружающей среды Каспийского моря, которая была подписана в 2003 году в Тегеране. Первое время, 10 лет, секретариат по соблюдению этой конвенции располагался почему-то в Швейцарии. То есть, пять прикаспийских государств не могли даже договориться между собой, чтобы эта структура располагалась где-нибудь на их территории. Через 10 лет все-таки приняли решение, и теперь секретариат находится в Баку. Раз-два в году он проводит сборы, встречи. Но что касается реальности – да, Конвенция есть, все страны ее подписали, и все пять парламентов ее ратифицировали – однако, на этом всё. Разошлись по домам, и про существование этого документа вспоминают лишь изредка. Конкретных действий по его реализации я, к сожалению, не вижу.

А с чего можно было бы начать воплощение этой Конвенции? Например, с разработки нормативных документов, скажем, по разным видам загрязнений моря – тяжелыми металлами, различными соединениями. Какие из этих отходов, в каких случаях и в каком количестве допустимо сбрасывать в море каждой из стран, чтобы это не сказывалось вредным образом на существовании моря. Можно было начать с мониторинга источников загрязнения моря. Можно было бы организовать совместные средства, инструменты по ликвидации таких очагов.

А ведь есть примеры подобного успешного сотрудничества. Взять акваторию Балтийского моря – там все эти совместные действия отлажены и координируются прибрежными странами. Есть инструменты и порядок действий на случай любых аварий и других экстремальных ситуаций.

У нас нет ничего подобного. А ведь тут миллионы источников загрязнения Каспийского моря. На языке ученых, экспертов, специалистов они обычно классифицируются по пяти признакам. Это загрязнение Каспия посредством рек, это загрязнение от прибрежных промышленных источников, это загрязнение из-за бытовых отходов приморских городов, это загрязнение, связанное с добычей и транспортировкой нефти, и это так называемое рассредоточенное загрязнение – имеются в виду, например, пестициды, применяемые на сельскохозяйственных полях, которые потом вымываются из почв и тоже постепенно достигают морских вод. Вот пять главных видов загрязнения, и каждый из них давно можно было взять под контроль и управлять ими.

Я еще другое хочу сказать. Каспийское море – это уникальный реликтовый природный объект, который нужен не только странам, окружающим его. Он нужен всему миру. Поэтому международные организации проявляют огромный интерес к нему. Поверхностная, зеркальная (как мы говорим) площадь Каспия колеблется от 380 до 400 тысяч квадратных километров. Но водосборный его бассейн — это где-то 3,5-4 миллиона квадратных километров. И вот со всей этой территории в Каспий впадает 130 рек. Что это означает? Что все загрязнения этой территории посредством этих рек вносят свой черный вклад в состояние моря. То есть, Каспий как бы аккумулирует в себе все окружающие экологические проблемы. Из-за этого я называю Каспийское море экологическим индикатором для больших территорий планеты Земля. То есть, при обнаружении каких-то новых проблем на Каспии можно делать вывод, что где-то, скажем, за сотни километров случилась некая природная катастрофа, и какая-то из рек принесла ее отголоски сюда. Таким образом, посредством рек можно обнаружить источники этих экологических нарушений.

Изменения климата тоже находят свое отражение в колебаниях уровня Каспия. В более влажные годы его уровень повышается. Я хочу сказать, что Каспийское море является еще и климатическим индикатором для планеты Земля. Это с точки зрения экологии и гидрометрологии, климата.

Но есть еще другие моменты. В Каспии живут тысячи разных видов рыб и других форм жизни. Половина видов рыб автохтонные, то есть местные, эндемичные. Такого не найти в других природных водоемах планеты. Я уж не говорю о местных осетровых и их икре, не говорю об уникальном каспийском тюлене – единственном виде в своем роде. Это все делает Каспий значимым для всего человечества.

Но я думаю, что больше всех других стран о сохранности Каспия должен беспокоиться Азербайджан. Тут мне могут возразить, что, например, площадь казахстанского сектора Каспия почти в 2 раза больше азербайджанского. Но, посмотрите, что есть на казахстанском берегу (равно как и на туркменском, на российском)? По большей части это пустующие участки. А когда в их секторах закончатся нефть и газ, они потеряют интерес к морю. А в Азербайджане ситуация другая – половина населения страны ежедневно ощущает своей кожей влияние Каспия, начиная от президента и заканчивая обычным гражданином. У нас историческое первенство на море – самый крупный флот, самое большое число исследовательских институтов, связанных с морем. Еще в советское время именно азербайджанский участок Каспия был признан годным для курортно-рекреационных нужд. Но с коллапсом СССР строительство этих морских зон отдыха было заморожено.

Поэтому мы должны беспокоиться больше других о будущем Каспия, мы должны обращаться с призывами к другим прибрежным странам активизировать совместные усилия для его защиты. Такова моя позиция.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

| 2020-08-14T14:13:43+04:00 14 августа 2020, 16:09|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|