COVID-19: правда или быль

Делать сейчас умозаключения и аналитические выкладки в отсутствии подробной информации из больниц о положении дел с лечением больных коронавирусом — дело неблагодарное. Почти все население планеты Земля, которое запугали массовым заражением и гибелью в случае несоблюдения карантинного режима, в условиях «Сидимдома» с придыханием ждет официальной сводки с фронта, то бишь сообщения ВОЗ или университета Джонса Хопкинса о развитии пандемии. А те, в свою очередь, полагаются на сообщения официальных структур государств, не все из которых, кстати, по тем или иным причинам, можно считать достоверными.

Возможно уже даже те страны, которые то ли по внутриполитическим соображениям, то ли опасаясь экономического кризиса, соответственно – социального взрыва, в начальный период еще пытались скрыть информацию, но оказавшись перед вероятностью развития событий по катастрофическому сценарию, решили не испытывать судьбу. Вместе с тем, можно констатировать, что сухая сводка о числе новых заражений, общем количестве инфицированных, выздоровлений и умерших от COVID-19, а также количестве проведенных тестов на предмет выявления, даже если цифры приближены к абсолютной достоверности, не достаточна для понимания того, какова ситуация в отдельно взятой стране. Не в состоянии пролить свет на положение вещей и сводки МВД, поскольку эта структура лишь может рапортовать о соблюдении гражданами карантинного режима, общественного порядка, о числе нарушений, о том, насколько стабильна ситуация.

Разумеется, получение информации об этой стороне проблемы, в которой вынужденно оказались абсолютно все категории граждан – принцы и нищие, государи и челядь, президенты и рядовые избиратели, — тоже очень важно. Ведь одной и не менее важной, чем здоровье населения, составляющей возникшей ситуации является вопрос обеспечения  потерявших работу людей хлебом насущным. И в случае, если правительства или благополучная часть общества не окажет им финансовую помощь, то в первую очередь будет нарушена общественная стабильность и никакие  силы не остановят голодные бунты. И спастись от хаоса, вызванного вирусом, будет потруднее, чем от самого вируса, поскольку затронет этот процесс основы государственности и мир тогда действительно станет другим. Но пока во всех охваченных пандемией странах обеспечивается продовольственная безопасность, правительства, кто в большей, а кто в меньшей степени, принимают меры по финансовой помощи населению, людям есть чем кормить семью, такой проблемы нет.

Однако, согласимся, что главных новостей население ждет от органа, который несет прямую ответственность за здоровье населения – т.е. органов здравоохранения. И сухая сводка типа – поступили, выписались с выздоровлением, летальный исход — людей не устраивает. Хотя и она очень важна, разумеется, в случае достоверности, причем конкретно по каждой клинике. Нужна информация о коечном фонде страны, какая ее часть отдана под борьбу с коронавирусом, какова ситуация в каждом городе и регионе, насколько обеспечена каждая клиника аппаратами искусственной вентиляции легких (ИВЛ), проводится ли каждому больному компьютерная томография (КТ), как лечат конкретного больного, в какой степени обеспечены медработники средствами самозащиты, причем не только в специализированных клиниках, но и в поликлиниках и в скорой помощи. Сколько в день поступает вызовов в первичную амбулаторную сеть и в скорую, какая часть из них – с подозрением на коронавирус и пр. Насколько аптечная сеть обеспечена средствами индивидуальной защиты, какие меры предпринимают городские или районные власти, чтобы обеспечить население бесплатными защитными масками и перчатками.

В отсутствии подробной информации людям приходится домысливать и делать выводы по отрывочным сведениям от знакомых или из соцсетей, стерилизовать поток информации с разных концов мира и корректировать под свою страну. Понимание масштаба бедствия приходит со временем, особенно если слова подтверждаются видео- и фотофактами из клиник, которые выкладывают медработники. Это выстроившаяся в клиники очередь карет скорой помощи, столпотворение в ожидании перед приемной больницы врачей и фельдшеров, которые привезли больных, скупые, на быструю руку написанные в сети сообщения медиков об ухудшении ситуации, перегрузке и катастрофической нехватке аппаратов ИВЛ. О том, что скорая не успевает на вызовы, а если даже привозит больного в клинику, не факт, что там до него есть кому-то дело – больных много, врачи и медсестры работают сутками, на износ, даже времени нет на еду и перекур, ходят в памперсах, а все потому, что на переодевание и дезинфекцию уходит масса времени, да и защитные костюмы дефицит, смена их слишком большая роскошь.

Все эти сведения получены из зарубежных СМИ, в большей степени русскоязычных, и соцсетей. Пишут об этом сами врачи, сообщая, что система здравоохранения работает на пределе, и в случае роста числа инфицированных может наступить коллапс. Вот что пишет анестезиолог –реаниматолог Александр Аликов из ГВВ №3, работающий в отделении реанимации и интенсивной терапии —  «На пятнадцати этажах госпиталя расположено 17 отделений общего профиля и три реанимационных отделения. Из 1000 развёрнутых коек уже заполнено около 800. Точное число мне не известно, потому что оно постоянно увеличивается. Загрузка госпиталя идёт сверху вниз. Сначала 15 этаж, затем 14, потом 13, 12, 11 и так далее вниз. Тяжёлые сразу поступают в реанимацию».

Врач-кардиолог московской городской клинической больницы №29 им.Н.Баумана Алексей Эрлих пишет в фейсбук, что уже в Москве с целью диагностики пневмонии «перепрофилируют» поликлиники, в которых есть КТ, т.е. организуют амбулаторное КТ-диагностирование, причем решение об этом приняла мэрия. И с учетом ситуации и опыта рекомендует —  «Не разделять учреждения на ковид-специфичные и остальные! Организовать работу по ковиду во всех медучреждениях города!!! Не врать! Не врать никому и никогда! Особенно не врать на местах — простым врачам не врать, заведующим отделений не врать, главврачам не врать! И не скрывать случаи заболевания…»

Но почему сложилась такая ситуация? Ведь советская медицина была одна из сильнейших в мире и все республики имели достаточно большой коечный фонд, правда не все они являются койками интенсивной терапии. Но ведь лучше переоборудовать больницы, чем разворачивать полевые госпитали. Итак, скажем в России, в 2012 году коечный фонд составлял более 1,2 млн., число больниц – более  6 тыс. Но! Еще в 1995 году их число было вдвое больше. В результате реформы здравоохранения – оптимизации — только в период с 2000 по 2015 год в стране были закрыты более 5 тыс. больниц, признанных «неэффективными» — их число уменьшилось с 10,7 тыс. до 5,4 тыс. С советских времен в 2,4 раза сократилось число коек инфекционного профиля — со 140 тысяч в 1990 году до 59 тысяч к 2019-му. Инфекционистов по сравнению с 2011 годом стало меньше на 10% — сейчас в России их всего около 7 тысяч.

Вместе с тем на сегодня общее количество коек в больницах Москвы составляет 46807 (в 2013 году было более 120 тысяч коек). Сейчас принято решение в авральном режиме перепрофилировать 30 тысяч коек для пациентов с коронавирусом. Президент Путин предложил  даже задействовать средства и койки Министерства обороны РФ. И это при числе зараженных на сегодня 18 300, выявленных в течении дня 2500. В Москве, где наибольшее число больных по России, в сутки  выявили еще 1 355 случаев, и общее число составило 11 513. Умерли по России – 118 , по Москве – 82 человека.

Даже в странах, где медицина на порядок выше, тоже предлагается перепрофилирование и даже развертывание коек в общественно значимых крупных помещениях. Так, в  Нью-Йорке  собираются развернуть госпиталь на 200 мест в крупнейшем готическом соборе мира — кафедральном соборе Иоанна Богослова, а также девять медицинских палаток под 180-метровым нефом, а Турция решила переоборудовать  не функционирующий сегодня аэропорт Ататюрка под госпиталь.

Что касается Азербайджана: на сегодня по официальным данным зарегистрировано 1148 случаев инфицированных, из них выздоровели 289, это немногим более четверти, скончались 12 человек – 1%. При этом, у нас согласно Википедии, на 2018 год общая численность врачей составляет 31 900, средних медицинских работников 52 800, количество больниц 566, количество больничных коек 44 100, число амбулаторно-поликлинических учреждений 1 737.  Понятно, что не все эти койко-места предусмотрены под лечение инфекционных больных или пациентов с пневмонией, тем более они не предназначены под интенсивную терапию. Но в последние годы очень большое внимание со стороны государства уделялось как строительству, так и оснащению медучреждений, и хотя не все они сегодня подходят для лечения коронавирусных больных, но наверное выгоднее перепрофилировать уже имеющиеся больницы, чем строить новые больницы, а рассчитанные на последнее деньги перенаправить на приобретение, скажем, аппаратов ИВЛ и медицинских препаратов. В случае необходимости можно развернуть госпитали и в олимпийских комплексах, и центрах молодежи, стадионах и т.д., которых построено тоже в достаточном количестве.

В такие критические моменты приходится принимать непопулярные решения. Сегодня Азербайджану, судя по официальной хронике, как будто удается сдерживать коронавирус, но надо предусмотреть разные сценарии развития пандемии и быть готовыми менять стратегию и тактику в зависимости от хода событий.

| 2020-04-13T23:14:08+04:00 13 апреля 2020, 23:03|12345 (Пока оценок нет)
|