Неоправданная жестокость: психологическое насилие ради «лайков»

Сейчас в интернете набирает обороты новый тренд со сложным названием клаутлайтинг. Но смысл его прост — человека намеренно выводят из эмоционального равновесия словами или поступками, снимают это на видеокамеру и выкладывают в интернет. Так, в одном из роликов парень пугал свою девушку тем, что собирается сбросить с балкона их ребенка, но на самом деле это была кукла, в другом — молодой человек сказал своей девушке, что изменял ей, снимая ее реакцию на скрытую камеру. Чем более жестокое видео, тем больше число просмотров и «лайков». Многие пользователи высмеивают жертву и совсем не осуждают автора злого розыгрыша. Конечно, среди таких роликов немало постановочных, однако есть и те, где все взаправду.

Как рассказал # психолог Азад Исазаде, розыгрыши существовали всегда. По его словам, особенно часто люди разыгрывают друг друга в школьные и университетские годы. А вот каким будет прикол, зависит от уровня эмпатии, культуры, воспитания его инициатора.

«Иногда жестокий розыгрыш – сознательное решение, а порой – у человека просто проблемы с чувством юмора. Но если раньше о розыгрыше и о реакции жертвы на него знало только несколько человек, то благодаря интернету его может посмотреть огромное количество народа», — сказал психолог.

По словам А.Исазаде, сейчас в интернете идет гонка за «лайками», подписчиками, потому каждый стремится сделать и показать онлайн пользователям то, что не делали до него. А вот для жертвы такой розыгрыш, выставленный на всеобщее обозрение, может стать причиной стресса, депрессии, попытки суицида, или же вызвать ответную агрессию.

«Порой в классе кто-то из учеников становится изгоем, над ним потешаются, его бойкотируют. И тогда он меняет школу, чтобы уйти от этого. А что делать, если над тобой потешаются в интернете? Планету ведь не сменишь, и приходится с этим как-то жить. Но насколько правильно размещать такие ролики, вопрос не только этический, но и правовой», — сказал наш собеседник.

По его словам, модераторы сайтов должны блокировать контент, в котором имеет место откровенная жестокость, и консультироваться по поводу возможности размещения того или иного ролика с сомнительным содержанием с сотрудниками правоохранительных органов.

Как рассказал глава Правозащитного Центра Азербайджана (ПЦА) Эльдар Зейналов, цель клаутлайтинга чуть тоньше, чем просто привлечение внимания.

«Тут важно убедить свою жертву с помощью показа в интернете сцены инцидента в невыгодном свете и создания общественного мнения в пользу обидчика, что она не права и неадекватна, хотя сама жертва так не считает. Такого рода манипуляции совсем не чужды и нашему обществу. В простейшем виде это классическая ситуация, когда какая-то семейная или межличностная ссора выносится на люди, и одна из сторон в выгодном свете громогласно излагает свою версию», — сказал он.

Противоположной стороне, по словам главы ПЦА, остается лишь смущенно оправдываться под градом насмешек и критики, который по мере промахов и смущения жертвы лишь усиливается. История тиражируется (раньше путем «сарафанного радио», сейчас — через соцсети), и постепенно дезориентированная жертва начинает сама верить в свою неадекватность.

Наш собеседник считает, что проблема самозащиты от розыгрыша состоит в том, что эмоциональный удар часто наносится с незащищенной стороны — близкими людьми.

«Не будем же мы судиться с родственниками или друзьями. И не случайно чаще всего жертвами становятся женщины, в силу своей психологии… Но если уж жертва решится прибегнуть к защите со стороны закона, то тут следует различать две ситуации: клевету и оскорбление, уголовное наказание за которые применимы в таких случаях», — подчеркнул Э.Зейналов.

По его словам, в случае клеветы, мы имеем дело с публичным распространением заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Чтобы действия обидчика подпали под статью 147 Уголовного Кодекса, должны быть в наличии все три элемента: публичность, заведомая ложь, и ущерб имиджу. В отличие от клеветы, при оскорблении нет заведомой лжи, но сама форма публичной подачи правдивого по сути материала неприлична и унижает честь и достоинство жертвы. Действия обидчика подпадают под статью 148 УК, если в наличии будут все три элемента: публичность, неприличность, наличие ущерба имиджу.

«Степень оскорбительности различается от случая к случаю, и потому и диапазон наказаний широк: от штрафа (1000-1500 манатов), общественных или исправительных работ, до лишения свободы на срок до 6 месяцев (а в случае клеветы, соединенной с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления — до 3 лет). Выбор вида наказания остается за судом», — рассказал глава ПЦА.

По словам правозащитника, суд может обязать ответчика и СМИ удалить со своих сайтов оскорбительные или клеветнические материалы. Речь в данном случае идет о действиях, совершенных от первого лица, с «открытым забралом». Но если в интернете размещается материал с использованием фиктивного профиля или под чужим именем, то применяется уже другая норма закона — статья 148-1 УК, введенная в 2016 г. Публичная клевета и оскорбление в этом случае наказывается штрафом от 1000 до 2000 манатов, общественными работами до 360 часов или исправительными работами до 2 лет, или же лишением свободы на срок до 1 года.

Как отметил Э.Зейналов, в случае клеветы и оскорбления, государство рассматривает ситуацию как межличностный конфликт и держит нейтралитет, не поддерживая обвинение. Поэтому жертва сама должна сформулировать обвинение, собрать и представить поддерживающие его доказательства и поддержать обвинение в суде (разумеется, для этого можно воспользоваться услугами адвоката).

«По процедуре, это очень напоминает гражданский процесс, и потому многие правозащитники выступают за декриминализацию таких «диффамационных» преступлений, перенос их в Гражданский Кодекс, где уже есть похожая норма — статья 23 Гражданского Кодекса («Защита чести, достоинства и деловой репутации»). Ведь судимость, которая является результатом любого обвинительного приговора, не позволяет, например, в течение определенного срока занимать государственные должности. И это — результат конфликта не с государством, а с человеком…», — заявил он.

По словам Э.Зейналова, если кто-то кого-то оскорбил, сидит за этот личный конфликт в тюрьме, то ни с какого бока не причастный к этому налогоплательщик должен платить из госбюджета тысячи манатов за его содержание там. Где тут логика? В общем, как считает правозащитник, тут нашим законодателям есть над чем поработать.

| 2019-01-11T02:39:13+00:00 11 января 2019, 12:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|