«Источник мира» может пересохнуть 

Военная фаза турецкой операции на севере Сирии «Источник мира» приостановлена и нет никакой перспективы, что она в обозримое время возобновится. Теперь можно подвести промежуточные итоги не только военной составляющей, но также внутриполитической и дипломатической части предпринятого Анкарой.

Если говорить о военных аспектах, то цели операции не достигнуты. Турецкие войска и подчиненные им отряды сирийской вооруженной оппозиции вошли на территорию Сирии на глубину до 32 км и по фронту заняли позиции на 100 км между городами Рас эль‑Айн и Телль‑Абъяд. Даже с учетом ранее установления контроля над административным районом Африн, северной частью провинции Алеппо и так называемой зоной деэскалации — провинцией Идлиб этого недостаточно. Целью операции было установление контроля над всей границей с Сирией и полное вытеснение курдских отрядов из страны, например, в Иракский Курдистан.

Курды сохранили свои вооруженные силы, они отошли в полном порядке и с оружием на восточный берег реки Евфрат и под их контролем остался нефтеносный район Сирии. Теперь американцы возобновили его патрулирование и тем самым обеспечили безопасность курдов. Это первый крайне неприятный для Эрдогана результат вполне сродни поражению. Причем не только военному, но и политическому.

Вообще, если не говорить о чисто военных аспектах, то операция были подготовлена из рук вон плохо. Настолько, что вполне может считаться авантюрой.

Во-первых. Если не считать Катара и Азербайджана, то практически все значимые страны операцию «Источник мира» осудили. Особо следует сказать о Китае. Официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан заявил, что «Китай «категорически против» решения международных вопросов силой и поэтому выступает против вторжения Турции на территорию Сирии. Это свидетельство определенной дипломатической изоляции, так как другие страны если и не высказались, то и не поддержали. Возникает впечатление, что в Анкаре не просчитали такого варианта, и он оказался неожиданным.

Во-вторых. Из предыдущего последовала довольно слабая позиция Эрдогана на переговорах с российским президентом Владимиром Путиным. После долгих переговоров турецкий лидер был вынужден фактически согласиться на усиление роли России в Сирии в том числе и в ущерб турецким интересам.

В-третьих. У Тегерана и Москвы появилась общая цель — противодействие в любом виде агрессивной политике Анкары. Тем самым отодвигаются их противоречия, часто довольно сильные. Дружить против кого-то значительно проще, чем решать взаимные проблемы.

У Тегерана теперь есть все основания заручиться определенной поддержкой Москвы и усиливать свой контингент в Сирии против чего до недавнего времени Москва возражала.

В-четвертых. Своим вторжением на север Сирии Эрдоган изменил приоритеты в иранской политике. В силу ограниченности ресурсов, в том числе финансовых, из-за американских санкций Тегеран вынужден ослабить давление на Израиль, в частности, на его северную границу и уменьшить поддержку террористических организаций в секторе Газа.

Для Ирана сохранение своих позиций в Сирии приобретает более важное значение, чем противостояние Израилю и этого аятоллы Эрдогану еще припомнят.

Несомненно, что у операции «Источник мира» была значительная внутриполитическая составляющая. Экономическая ситуация в Турции, мягко говоря, не блестящая и с не очень благоприятными перспективами.

Для турецкого президента выборы в крупнейших городах закончились поражением его партии. Проведение повторных выборов в Стамбуле не только подтвердило этот тренд, но еще его усилило.

В таких условиях маленькая победоносная, как сначала кажется, внешнеполитическая и военная зарубежная акция должна способствовать консолидации. Вот только победы не получилось, а даже какие-то военные успехи полностью девальвированы политическими просчетами и дипломатическими провалами. Можно надувать щеки, кричать и угрожать, но уже очевидно, что никто это всерьез не принимает. Не может Анкара продолжить операцию под любым предлогом, потому что Москва, Тегеран, а с ними и Вашингтон этого не допустят. Не только дипломатическими и экономическими мерами, а если понадобится, то и военными. С ними воевать турецкая армия точно не будет. По очень многим причинам.

Сразу после встречи Путина с Эрдоганом как европейская и тем более российская пресса писали о безусловной победе Путина. В чем-то можно с этим согласиться, если говорить о ближайших тактических целях.

Однако следует экстраполировать создавшееся положение на ближайшее будущее и оказывается, что и Москва при всех достижениях оказывается в довольно сложном положении.

Налицо усиливающееся втягивание России в Сирию. Новые позиции надо поддерживать, а если надо, то и защищать. Как не крути, но потребуется увеличить российский контингент. И, конечно, за счет российского бюджета.

Выдвижение правительственных сирийских войск на границу с Турцией весьма проблематично. Таких войск у Дамаска катастрофически не хватает. Большую часть войска Асада составляют иностранцы — ливанцы,  афганцы, пакистанцы, иракцы и т.д. Боеспособность этих кондотьеров и солдат удачи весьма невелика и они не выдержат столкновений с турецкими войсками и даже с курдскими отрядами. Наиболее боеспособны иранцы, но Тегеран не захочет их направлять на границу.

Эрдоган постарается каким-то образом ответить и для этого у него есть возможности в провинции Идлиб. В том числе и атаками на российскую военную базу в Латакии и Хмеймиме. Последняя несколько раз подвергалась обстрелам, но они были отражены без особого ущерба. Можно предполагать, что это были своего рода пристрелки и в дальнейшем на охрану и даже оборону этих объектов понадобится значительно больше сил и средств. В том числе и личного состава.

Следующая проблема. Где будут размещены асадовские войска и российская военная полиция. Их боевое обеспечение и снабжение сложно. Как охранять лагеря с пленными террористами. Их охраняли курды, но ушли. Это очень непростая проблема и пока не видно ее решения.

С этой точки зрения замечание американского президента Трампа, что Россия втягивается в новый Афганистан не лишено оснований. Сейчас масштабы не те, но никто не поручится, что они серьезно не изменятся. Когда вторгались в Кабул в 1978 году, в Москве предполагали завершить все за один месяц, а потребовалось почти десять лет и миллиарды рублей, если хотите долларов, и более 15 тысяч погибших. О раненных и искалеченных судьбах людей и не говорим. Пришлось бесславно уйти и вопрос о том, зачем вообще вторгались, остался без ответа.

Что же Вашингтон? Вот он, отойдя вроде бы в сторону, находится в самой выигрышной позиции. Отношения в четырехугольнике Москва-Анкара-Тегеран-Дамаск серьезно напряжены и в дальнейшем имеют все шансы только ухудшаться. У всех участников пересекающиеся и противоречивые интересы.

В то же время американцы отвели курдские отряды от соприкосновения с турецкой армией и сохранили их боеспособность. Этот козырь остается у них в рукаве и может быть брошен на стол в нужный момент.

У Анкары с Москвой отношения не очень и Эрдогану ничего не остается, как попытаться снова найти общий язык с Вашингтоном. Сделать это можно, но тогда вообще, зачем он их так старательно портил. Такой внешнеполитический поворот в оверштаг просто не пройдет как внутри страны, так и вне ее. Оказался турецкий президент between the devil and the deep blue sea — между дьяволом и глубоким голубым морем. И куда не кинь, всюду клин.

Эрдоган втянулся в опасную авантюру и пока из нее не просматривается выход. Вот такой промежуточный результат операции «Источник мира», а до окончательного еще очень далеко. «Источник (родник) мира» имеет все шансы пересохнуть.

| 2019-11-02T15:43:59+00:00 2 ноября 2019, 16:30|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (2 оценок, среднее: 5,50 из 10) Загрузка...|