«Я предлагал самим производить и обеспечить планшетом всех учащихся» — экс-министр Азербайджана о проблемах цифровизации

Первой и наиболее важной задачей на волне текущих вирусных атак является переход к цифровой экономике, уверен экс-министр финансов, доктор экономических наук, профессор Салех Мамедов.

Тема нашей беседы со специалистом охватила круг наиболее актуальных вопросов в свете цифровизации в период пандемии, учитывая возрастающую роль высоких технологий и тренды ускорения перехода к электронной действительности в нашей стране и во всем мире.

— Охватившая мир пандемия коронавируса ставит новые задачи в контексте развития электронных технологий и перехода к системе онлайн образования. Как изменится мир и чего нам ждать в этой плоскости в среднесрочной перспективе?

— Коронавирус нанес серьезный ущерб всему миру и наша страна не стала исключением. И тем не менее, пандемия обернулась не только серьезными проблемами, но также значительными подвижками в сфере развития информационно-коммуникационных технологий. Одним из ярких последствий текущей пандемии уже сейчас можно назвать ускоренное внедрение цифровых технологий в самых разных областях.

Год, прошедший с начала пандемии, отметился ускоренной трансформацией всей системы образования в Азербайджане, перешедшей в онлайн-формат. И это, по сути, огромное достижение. Поскольку не будь пандемии, этот процесс затянулся бы в нашей стране на десятилетие. Потребовалось бы от 5 до 10 лет, чтобы перейти на мобильные образовательные онлайн-системы и перевести весь классический образовательный процесс на рельсы цифровизации.

В нашем случае часто возникает путаница в терминологии. Онлайн-образование и дистанционный формат обучения не одно и то же. Поскольку в первом случае мы имеем дело с образовательным процессом в режиме реального времени, когда педагог удаленно проводит занятия, т.е. обеспечивается непосредственный контакт с аудиторией. Дистанционное же обучение можно сравнить с классическим заочным образованием, когда учащийся получает необходимые учебные материалы, занимается вне аудитории, а после проходит оценивание полученных знаний классическим образом – в аудитории, или же онлайн. Я лично преподаю студентам онлайн и хочу сказать, что плюсы этого формата огромны, несравнимо более высока эффективность. Ведь если раньше мы встречались только в аудитории, сегодня можем сделать это в любое время дня, в любую минуту собраться со студентами, провести консультации или опрос. Даже поздно вечером мне может позвонить студент, задать интересующий его вопрос. Если не могу ответить сразу, то вижу запрос позже и отвечаю, разъясняю.

Цифровизация образования – это виртуальный мир новых возможностей. И студенты, помимо того, что обучаются онлайн своей специальности, получают доступ к огромной информационной базе, охватывающей перед ними весь мир. Гаджет становится окном в мир, ко всем информационным источникам. Это к тому же доступ к неограниченной научной информации на различных языках. И если раньше обучающиеся на азербайджанском языке студенты сталкивались с тем, что нужной информации на родном языке было мало, сегодня это уже не проблема. Развитие информационных технологий допускает мгновенный перевод, стирающий языковые ограничения. В довесок этому, студенты и преподаватели получают доступ к виртуальному миру, программам, системам. А ведь в бытность моего студенчества у нас не было таких безграничных возможностей. Чтобы прочесть нужный материал азербайджаноязычному студенту на русском и английском нужно было знать языки. Сейчас же, даже не зная иностранных языков, нашим студентам доступна масса информации, моментальный перевод, богатая информационная база.

Реальные факты и опыт показывают, что с началом онлайн образования знания студентов и преподавателей увеличились в два раза за один только год. Рейтинг наших университетов, и их в мире примерно 30 тыс., поднялся на 2-5 тыс. пунктов.  Рейтинг университета, где я работаю (БИУ), поднялся примерно на 5 тыс. пунктов, до пандемии он занимал 14 859 место среди 30 тыс. университетов, а сейчас 9 803 место.

— Однако многие учащиеся и преподаватели по-прежнему не воспринимают переход к цифровому образованию.

— Недовольство обусловлено низкой цифровой грамотностью, поскольку в массе своей население нашей страны отличается низким уровнем владения информационными технологиями. Многие люди, особенно в Азербайджане и многих восточных странах, не понимают их преимуществ и возможностей. Между тем, именно современные цифровые технологии в образовании – это новый способ организации образовательной среды во всем мире, и незнание этих технологий делает невозможным преподавание.

Система онлайн-образования, вход в цифровой мир дают нам массу преимуществ. Ведь если подумать, это огромная экономия времени, материалов и ресурсов. С началом учебного года столица погружается в одну большую транспортную пробку. Огромное число школьников, студентов и преподавателей устремляется в учебные заведения. Ежедневно в среднем только на дорогу затрачивается два часа. А теперь умножьте эти временные потери на всех студентов и преподавателей, в совокупности 2 млн человек.

В день все вместе – преподаватели и студенты — мы теряем четыре миллиона часов. А если перевести это время в деньги, получится астрономическая сумма! Прибавьте к этому расходы на транспорт, горючее… страдает экология. Наконец, помещения, расходы на бумагу, которая тоже производится из экологических ресурсов. Одно дерево обеспечивает кислородом 4-х человек, а для производства тонны бумаги требуется в среднем 17 деревьев.

Наконец, электронная система — первый враг коррупции и гарантия точности цифровых перечислений, транзакций. Точность в ходе электронных экзаменов повышается на 99%, тогда как человек в одном тексте допускает 3 – 4 ошибки, а техника лишена погрешностей. Мир меняется, мы входим в новую цифровую реальность, а виртуальная система приводит к чудесным преобразованиям в системе образования, науке – во всех сферах нашей повседневной жизни. Как следствие этого, повышается уровень знаний, происходит ликвидация цифровой неграмотности. Либо ты не живешь в этом обществе, либо становишься частью новой реальности.

— На каком уровне находится цифровизация и сопряженные процессы в нашей стране? Готовы ли мы к переходу на электронный формат работы государственных ведомств. В текущем году мы наблюдали проблемы, связанные с недостаточно эффективной работой электронного правительства, отсутствия интегрированной электронной платформы Министерства здравоохранения. Что Вы скажете по этому поводу?

— Я давно занимаюсь этими процессами. Еще в бытность своей работы в Министерстве финансов первым решением нашей коллегии было усиление цифровизации, электронизации министерства финансов, банковской системы, применение цифровых технологий в формате всего ведомства. Тогда еще не было интернета, но были прецеденты в виде компьютерной сети, созданной в 1969 году Агентством Министерства обороны США по перспективным исследованиям (ARPA), и явившаяся прототипом сети Интернет. В 1983 года она стала первой в мире сетью, перешедшей на маршрутизацию пакетов данных. Мы хотели создать такую систему в своем министерстве, но возникла проблема — не было цифровой связи. Начались работы по усилению цифровизации системы связи, создания электронных АТС, однако по разным причинам работа в этом направлении была приостановлена. Через несколько лет базы в Пентагоне перешли на интернет, и это положило начало процессу цифровизации во всем мире и в нашей стране в конце 90-х гг. прошлого века.

Сегодня речь идет не только о переходе к электронному правительству, но цифровизации всех частных и государственных организаций, поскольку речь о полном переходе к современным электронным системам всего населения. Сам термин «электронное правительство» неправильный, поскольку идет процесс глобальной и повсеместной цифровизации. Активная работа по внедрению электронного правительства началась с избрания Ильхама Алиева президентом в 2003 году, тогда были приняты специальные программы. Но затем процесс замедлился, и до 2011 года в этом направлении было сделано очень мало. В 2012 начался новый подъем, к 2018 году было решено завершить переход уже к 2020 году. Однако работа не доведена до конца,

Азербайджан уступает в этом странам региона, не говоря уже про Россию, Украину.  Так, в 2010 году в рейтинге ООН по переходу на электронное правительство стран мира, обновляемом ежегодно, Азербайджан занимал 68 место, в 2012 – 83, 2014 – 96, в 2016 – 68 место. Сейчас мы на 70 месте по этому показателю.

Кстати, первые места в этом рейтинге занимают Дания, Южная Корея, страны Европы, Япония.

— Преимущества цифровой реальности перед классическим ее форматом огромны. На это указывают и итоги войны, поскольку победе нашей страны во многом способствовало применение высоких технологий, не так ли?

— Это действительно, так. Но есть и другие моменты. Президент Азербайджана выступал в ООН по поводу пандемии и многие предложения нашей страны были приняты с большим энтузиазмом.

Полагаю, настало время нашей стране выступить в ООН о цифровизации процессов управления, особенно в плоскости международных отношений. Мы закончили войну блестящей победой, проливающей свет на огромное значение цифровых технологий. Цифровизация процесса контроля над исполнением международных конвенций, международных договоров, международных процессов нужна сегодня как никогда раньше.

Особенно на международной арене – даже больше, чем внутри каждой отдельной страны. Есть несколько этапов перехода к цифровой системе управления. Азербайджан в этом направлении не достиг необходимой планки развития на внутреннем и внешнем уровне.

— Почему нуждается в цифровизации именно управление на международном уровне?

— Начнем с того, что переход к цифровой реальности по своей сути сопоставим с вопросом перехода от плановой экономики к рыночной, который в свое время решался на уровне ООН. Сейчас мы наблюдаем аналогичный процесс перехода от классического к цифровому миру. И этот процесс даже более важен и нужен.

Цифровизация, представляющая собой трансформацию под эгидой ООН управления международными процессами в русле применения современных высоких технологий обеспечит справедливый подход к решению многих конфликтов. С этой точки зрения мы могли бы многого добиться с переходом на цифровой формат.

Сейчас упомянутый вопрос очень остро стоит перед мировой системой управления. Необходимо удалить человеческий фактор из этого процесса. Поскольку это в первую очередь предотвратит коррупционные схемы управления во всем мире, коррупционные схемы внутреннего управления, а также в ходе выполнения международных конвенций. При полной цифровизации этих процессов за исполнением конвенций о невозможности изменения границ следил бы искусственный интеллект без непосредственного участия человека. В этом случае действия Армении и России получили бы четкую оценку в контексте нарушения целого ряда международных документов.

В условиях цифровизации этих процессов, ключевые для нас вопросы решали бы не люди, но умные программы, опираясь на базу подписанных международных документов. В этом случае искусственный интеллект на основе имеющейся информации принимает соответствующие решения без участия вероломного человеческого фактора.

Безусловно, в этом случае Армения была бы признана виновной стороной, нарушившей принятые международные конвенции. Искусственный интеллект находил бы виновных, определяя санкции за допущенные нарушения.

Вот почему так важно на уровне ООН задействовать цифровые системы убавления, чтобы минимизировать и вовсе исключить человеческий фактор в исполнении международных договоров, конвенций и пр. документов.

То же самое касается внутренней системы управления – она недостаточно эффективна по причине отсутствия нужной инфраструктуры, кадров, низкой цифровой грамотности. Мы понимаем понятие «электронное» в смысле электронных очередей. Для решения этой проблемы нужно начать с ликвидации электронной неграмотности наподобие мер ликбеза в первые годы советской власти, когда в стране массово открывались школы, в том числе и для взрослых. Ведь если люди не имеют элементарных цифровых навыков, они считаются такими же неграмотными в современном мире. А ведь эта проблема существует сегодня не только в сельской местности, но даже в школах и университетах. В некоторых вузах 50-60 % преподавателей не могут пользоваться компьютером, люди не могут войти даже на э-почту, использовать социальные сети, компьютерные программы. Правительству следует прежде всего заняться ликвидацией массовой электронной неграмотности, которая не обошла стороной даже министерства.

— Последние события, связанные с карантином в учебных заведениях, показали необходимость внедрения электронной системы образования, доступной каждому. Как, на Ваш взгляд, обстоит ситуация в этой сфере? Что мешает нормальному образовательному процессу онлайн? Охвачены ли все учащиеся этим форматом обучения?

— Минобразования во время пандемии сделало очень многое для перехода к онлайн-образованию. Если люди принялись массово использовать компьютеры, это уже большой шаг к развитию, ликвидации электронной неграмотности. С появлением таких программ, как Skype и Zoom, я активно использую возможности преподавания онлайн уже 15 лет. Преимуществ много, но немало и проблем. Во-первых, интернет – это инструмент процесса и главное оружие виртуального мира.

Правительству следует серьезно заняться вопросом охвата сетью Интернет регионов нашей страны. Президент Ильхам Алиев, идущий в ногу с прогрессом, очертил грандиозную программу перехода к электронной системе. Но это возможно только в том случае, если сеть интернет проникнет в каждый дом. Если скорость интернета будет нормальной, а ведь это не такая уж дорогостоящая задача.

В этом случае правительство сможет внедрять четкие информационные системы мгновенной связи в масштабах страны и за ее пределами. Однако скорость интернета в нашей стране очень слабая. Дело в том, что интернет мы получаем через каналы, идущие через Россию, что небезопасно. Вся наша информация проходит через территорию РФ. В этой связи президент принял очень мудрое решение. Реализация глобального инфраструктурного проекта под условным названием «Цифровой Шелковый путь» предполагает связать единой волоконно-оптической магистралью страны Европы, Кавказа, Центральной Азии и Китай. Создаваемый уникальный маршрут (Европа – Черное Море – Грузия – Азербайджан – Каспийское Море – Казахстан/страны Центральной Азии – Китай), благодаря улучшенным параметрам и новейшим технологиям должен стать реальной альтернативой уже существующим коммуникациям. Новый дата-центр в Баку позволит наладить транзитный потенциал вплоть до Японии. Завершение этой системы позволит усилить скорость Интернета в нашей стране, и это необходимость, поскольку по скорости сети мы отстаем от соседних стран в три – четыре раза. Если в Азербайджане скорость интернета едва дотягивает до 3 мегабайт в секунду, средний показатель по миру — 50 мегабайт в секунду, а в Корее и Дании – 80 – 90 мегабайт. У нас это тоже возможно, если соответствующие структуры займутся этим делом.

Одной из главных проблем в этом направлении остается массовая электронная неграмотность. Для выхода из ситуации правительству следует создавать по всей стране школы по примеру массового обучения неграмотных чтению и письму в годы советской власти. Обучать в этих школах набору знаний, умений и навыков, которые необходимы для жизни в современном мире, для безопасного и эффективного использования цифровых технологий и ресурсов интернета, электронным навыкам. Только это способно двукратно повысить уровень образования в стране.

На сегодняшний день основная часть населения лишена даже элементарных цифровых навыков, хоть и появились у нас социальные сети и мессенджеры, но процесс идет слабо. Я уже не говорю про школы и университеты, где ликвидация электронной безграмотности должна стоять на первом месте. Возвращаясь к проблемам онлайн-образования, низкий уровень владения электронными инструментами, банальная безграмотность приводит к тому, что люди отворачиваются от очень нужных и полезных цифровых решений. Ведь если бы люди разбирались в тех возможностях, которые дают нам электронные платформы и программы, они успешно пользовались ими, поскольку это ко всему прочему очень удобно.

— И все же пандемия заметно приблизила нас к цели.

— Я давно поднимал вопрос необходимости использования цифровых возможностей в образовательном процессе, но к этому пришли на государственном уровне только во время пандемии, что обернулось двукратным ростом уровня знаний, возможностей! Я не говорю про положение в сельских местностях, где нет сети Интернет. Но молодежь охотно обучается, буквально впитывает в себя все новое. К примеру, я преподаю во многих университетах – вижу живой интерес студентов к современной тематике диссертаций — Data Science (который является главным проводником 4-ой промышленной революции), Искусственный интеллект, финансовый инжиниринг, финансовые технологии и прочие темы, связанные с электронными решениями, технологиями. Молодежь проявляла огромный интерес именно к этим направлениям, электронным финансам, электронной экономике, электронным налогам новым технологиям.

По этим направлениям давно готовят специалистов западные университеты, но мы отстаем на 20 лет от развитых стран… Ни в одном университете даже предметы такие не изучаются, мы не производим ни одной новой технологии, цифрового решения, софт программы для глобального цифрового мира.

По примерным подсчетам, до 5 тыс. лучших программистов покинули нашу страну и успешно работают за рубежом. А стране нужны как минимум 100 тыс. программистов. А ведь все нужды электронного мира, электронного правительства, частного сектора – все это обеспечивается, формируется с помощью программного обеспечения. Ведь электронный мир состоит из оборудования, компьютеров, машин, и сейчас без программного обеспечения они не заработают.

Переход к цифровизации, электронному правительству строится на программном обеспечении — без программы любой, даже самый навороченный компьютер – кусок пластика и металла.

Говоря о цифровых технологиях, грех не вспомнить победу нашей страны в 44-дневной войне, которая во многом была достигнута благодаря совершенным цифровым технологиям. Эта победа говорит о необходимости развития в стране высоких технологий. У нас же уровень развития науки оставляет желать лучшего. А ведь еще в 1985 году азербайджанские ученые давали в год до полутора тысяч патентов, сейчас сей показатель не превышает полутора сотен и нет статистики. В советское время СССР выделял на науку в Азербайджане 150 млн долларов, за истекшие годы ВВП нашей страны увеличился в 4 – 5 раз, а расходы на науку в текущем году составили порядка 90 млн долларов, сократившись в два раза. В стране не выпускается ни один научный продукт, ни одна научная разработка. Я несколько раз выступал с концепцией реформирования науки, на необходимость реформирования указывал глава государства, но, к сожалению, пока результатов не видно.

В этом году я представил концепцию реформирования науки, увеличения финансирования, однако при обсуждении бюджета эти предложения не были учтены. На науку выделяются копейки по сравнению с тем, что сейчас необходимо. Для сравнения, Израиль с территорий в четыре раза меньше, чем Азербайджан, и населением в полтора миллиона меньше, выделяет на финансирование науки 20 млрд долларов в год. Весь мусульманский мир с полутора миллиардами населения не может выделить на развитие науки столько, сколько выделяет один Израиль или одна компания Южной Кореи — Самсунг. Переход к цифровой системе прежде всего нуждается в реформировании науки, без этого нет ни настоящего, ни будущего. Где вложения, развитие научной мысли – там жизнь и перспективы. Я не знаю страну, которая  развивалась успешно, нормально без реформы науки.

— Вы являетесь сторонником онлайн-образования. Считаете этот формат обучения менее затратным и более эффективным с экономической точки зрения. А как насчет здоровья детей и подростков? Проводились ли исследования о влиянии такого формата обучения на здоровье учащихся?

— Онлайн образование не только менее затратно и более эффективно – этот вопрос даже не стоит обсуждения. Вместо всех тех расходов – школ, университетов и всех расходов, сопряженных с классическим образованием, достаточно одного планшета. Я предлагал обеспечить хотя бы планшетом всех нуждающихся с началом онлайн-образования. Университеты, которые экономят немалые средства с переходом на онлайн-обучение, могли бы выделить средства на техническую поддержку остро нуждающихся учащихся. Причем, не просто закупить эту технику, но организовать ее местное производство. Себестоимость планшета обойдется меньше 100 манатов. Также необходима разработка положения, инструкции, правила проведения онлайн-образования, национального портала для проведения занятий, таких как ЗООМ, Гугл мит или же Майкрософт тим.  Что касается здоровья детей и подростков, в наиболее цифровизированных странах – в Дании, Южной Корее, Японии, США средняя продолжительность жизни 84 – 85 лет, тогда как у нас на 15 лет меньше. Если бы это вредило здоровью, они не пошли бы на это. Значит, нет никаких проблем.

| 2021-01-28T20:26:23+04:00 28 января 2021, 20:57|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Loading...|