Тридцать лет без Стены 

Когда осенью 1949 года были созданы два германских государства, никто и предполагать не мог, что это всерьез и надолго. Даже Сталин, который пошел на необычный эксперимент по расчленению Германии, не рассчитывал на долгий срок.

Весной 1952 года СССР обратился с нотой к своим бывшим западным союзникам с предложением об объединении Германии. ГДР должна была войти в нейтральную Германию со своей политической системой, коммунистами из Социалистической единой партии (СЕПГ), тайной полицией Штази и всем тем, чем уже тогда прославился социализм советского образца. Так Москва хочет вписать оккупированный Донбасс в Украину.

Сейчас трудно сказать, на что рассчитывал советский вождь всех народов, но ответ был ожидаемо отрицательный. Создатель демократической ФРГ Конрад Аденауэр сказал тогда, что «Пусть лучше у меня будет пол-Германии, но целиком, чем вся Германия, но наполовину».

В самом деле, уже тогда план Маршалла начал приносить плоды. Началось то, что потом назовут немецким экономическим чудом. Свободная ФРГ стремительно развивалась, жизненный уровень каждый немец на западе страны ощущал по увеличивающемуся содержимому своего кошелька. Изобилие продуктов и товаров в магазинах разительно контрастировало с унылым содержанием предприятий социалистической торговли в ГДР. Не удивительно, что люди голосовали ногами. Наиболее подвижные и квалифицированные уезжали на запад, города пустели. Летом 1960 года целыми сменами перебирались в ФРГ, заводам угрожала остановка.

Что-либо этому процессу противопоставить коммунисты ГДР не могли, кроме пустых лозунгов типа «Догнать и перегнать ФРГ». Оставался только один путь — окончательно расколоть страну, административными мерами и реальной стеной прекратить утечку населения. Что и было сделано 13 августа 1961 года.

Огромную стену в Берлине и не только строили почти 15 лет. Она разрезала город буквально по живому и стала символом раскола Европы,  наглядной демонстрацией того, что несет с собой социализм-коммунизм во всем восточном блоке, пышно именуемом социалистическим лагерем. Оставался один шаг до слова концентрационный.

Революционные изменения всегда происходят неожиданно. Так было с холодной войной и с ее символом — Берлинской стеной. Как писал Генри Киссинджер в книге «Дипломатия», «холодная война началась тогда, когда Америка ожидала наступления эры мира. А закончилась холодная война в тот момент, когда Америка готовила себя к новой эре продолжительных конфликтов».

В СССР еще спорили о перестройке, а социалистический лагерь начал рассыпаться.  В Польше к сентябрю 1989 года было сформировано правительство католического интеллектуала Тадеуша Мазовецкого, в которое в качестве министра финансов вошел Лешек Бальцерович, осуществивший за несколько месяцев образцовую либеральную реформу экономики.

В Венгрии премьер-министр Миклош Немет, к неудовольствию властей ГДР, дал команду снять колючую проволоку с границы с Австрией. Два министра иностранных дел — австрийский Алоиз Мок и венгерский Дьюла Хорн 27 июня 1989 совместно разрезали пограничный забор, чтобы подчеркнуть начатую Венгрией 2 мая 1989 года ликвидацию защитных сооружений.

Через открытую «зеленую границу» устремились на Запад тысячи граждан ГДР, которые специально для этого ехали в Венгрию — якобы на летний отдых. Другие искали возможности бежать на Запад через посольство ФРГ в Праге. Фактически это была репетиция сноса стены.

Этот процесс неизбежно должен был захватить ГДР, хотя ее руководство как могло, сопротивлялось этому.

Возле церкви Святого Николая в центре Лейпцига 9 октября 1989 года собралось несколько десятков тысяч людей. После окончания службы они собрались на площади Карла Маркса на демонстрацию протеста против власти СЕПГ. По некоторым оценкам их было около 70 тысяч. Многие из протестующих готовились к худшему, в том числе к тому, что полиция начнет стрелять. В город были введены танки, повсюду вооруженные солдаты и полицейские.

Через неделю 16 октября демонстрация собрала 120 000 человек, а еще через неделю, по некоторым данным, около 320 000 человек, что составляло большую часть населения города. Параллельно демонстрации шли в других городах ГДР, где на улицы выходило от 300 человек до нескольких десятков тысяч.

Нарастание протестов привело к тому, что в конце октября руководство ГДР ушло в отставку, а 9 ноября 1989 года в 19 часов 34 минуты, выступая на пресс-конференции, которая транслировалась по телевидению, представитель правительства ГДР Гюнтер Шабовски огласил новые правила въезда и выезда из страны. Предполагался упрощенный порядок въезда на запад. Однако сотни тысяч восточных немцев, не дожидаясь назначенного срока, устремились к Стене. Растерявшиеся пограничники им не препятствовали. К тому времени на противоположной стороне работали бульдозеры, трактора и экскаваторы для разрушения блочных конструкций. С восточной стороны люди часто голыми руками тоже разрушали Стену. Берлинцы с запада и востока стали переходить в обе части города. Ощущение счастья смыло все государственные барьеры и преграды. Самой ГДР тоже осталось жить не очень долго, и Германия вновь стала единым государством.

По прошествии 30 лет результат объединения и жизни без Стены неоднозначный.

В экономическом и финансовом отношении немцы на востоке значительно выиграли. В ГДР зарплата составляла 37% от зарплаты в ФРГ. На развитие востока были затрачены десятки миллиардов марок и евро. И есть результаты. Согласно опросу Pew Research, который завершился в августе 2019 года, Германия — это страна, которая опережает другие государства, в том числе Восточной Европы, по росту индекса удовлетворенности жизнью (так называемая лестница жизни). С 1991 по 2019 год этот индекс в западных землях Германии вырос с 52 до 64%, в бывшей ГДР — с 15 до 59%. И так по всем показателям, включая, кстати, отношение к демократии, правам человека и многопартийной системе. В Германии, согласно тому же опросу Pew Research, удовлетворены демократией 65% респондентов.

Пока разделение страны преодолеть в полной мере не удалось. Как пишет DW, «Реальность такова, что на западе Германии людям живется лучше, чем на востоке, а на юге уровень жизни выше, чем на севере. Самыми сильными с точки зрения экономики федеральными землями являются Бавария и Баден-Вюртемберг. В баварском Ингольштадте, например, средняя зарплата вдвое выше, чем в саксонском Герлице. Вообще все 60 округов и городов с самыми низкими в Германии зарплатами находятся в восточной части страны».

У людей меньшие зарплаты и они платят меньшие налоги, что отрицательно сказывается на инфраструктуре. В бюджетах восточногерманских городов просто не хватает денег на содержание бюджетных учреждений: школ, детсадов, больниц, пожарных служб, полиции, плавательных бассейнов.

Отсюда некоторая ностальгия по временам ГДР у старшего поколения, определенная поддержка правых популистов из партии «Альтернатива для Германии».

Соединять и догонять всегда сложно. Германии предстоит длительный путь по выравниванию востока и запада. Движение по нему началось 30 лет назад падением Стены.

| 2019-11-11T12:46:21+04:00 11 ноября 2019, 13:01|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|