«Предпосылок к блокированию проекта Транскаспийского газопровода нет» — российский эксперт

Москва ожидает, что Тегеран в ближайшее время ратифицирует Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря. Об этом заявил глава МИД России Сергей Лавров на пресс-конференции по итогам переговоров с вице-премьером и министром иностранных дел Казахстана Мухтаром Тлеуберди.

«Ожидаем, что в Иране завершатся как можно скорее процедуры по ратификации Конвенции о правовом статусе Каспия, которая была подписана три года назад в Актау, и тогда этот важнейший документ вступит в силу и укрепит фундамент нашего взаимодействия на Каспийском море», — цитирует российского дипломата ТАСС.

Напомним, 12 августа 2018 года в Актау по итогам V Каспийского саммита президенты России, Азербайджана, Ирана, Казахстана и Туркменистана подписали Конвенцию о правовом статусе Каспия. Бессрочный документ вступит в силу после ратификации подписавшими его странами. На данный момент это сделали все, кроме Ирана.

После того саммита было много громких заявлений о том, что многолетняя проблема с определением статуса моря-озера наконец-то решена. Но так ли это на самом деле? Все ли спорные моменты урегулированы, помимо того, что парламент ИРИ до сих пор не ратифицировал Конвенцию? И почему именно Россия поднимает этот вопрос с Ираном спустя три года? В чем тут ее интерес? Кроме того, позволит ли, например, эта Конвенция Туркменистану и Азербайджану реализовать проект Транскаспийского донного газопровода, если эти две страны придут к такому решению?

На эти вопросы # ответил Станислав Притчин, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН им. Е.М.Примакова (Москва):

— Здесь на самом деле ситуация достаточно очевидная, потому что Конвенция в реальности в интересах всех прибрежных государств, а Ирана в большей степени. Почему? Потому что, если мы посмотрим на геополитические аспекты, которые прописаны в Конвенции, в первую очередь на вопрос закрытости региона для третьих стран с точки зрения военного присутствия, с точки зрения решения спорных вопросов только через мирные переговоры – все эти моменты были подписаны в Тегеране в декларации в 2007 году, во время II Саммита прикаспийских государств. И они заложили основу такого геополитического конструкта безопасности на море. И они появились тогда, в момент, когда вокруг Ирана росло напряжение из-за противостояния с США.

В целом складывалась достаточно напряженная ситуация, и для того, чтобы исключить возможность использования Каспийского моря и стран-соседей с севера для нападения на Иран. Вот тогда и были приняты эти решения. То есть, это основа, которая была заложена тогда.

По просьбе того же Ирана из Конвенции были исключены любые вопросы, касающиеся принципов делимитации морских границ. То есть, те принципы срединной модифицированной линии, которые использовались для решения вопросов разграничения в северной части Каспия, не включены в Конвенцию по просьбе Тегерана, для того, чтобы облегчить процедуру ратификации.

Почему сейчас поднимается вопрос? Да, действительно, уже три года минуло, и в дальнейшем, конечно, эту проблему полной ратификации Конвенции будет решать еще сложнее, потому что скорее всего (есть высокая вероятность) к власти в ИРИ придут более консервативные политические круги.

В Иране предстоят президентские выборы, и на них пока не проглядывается преемник Хасана Роухани (какой-нибудь политик, придерживающийся более сбалансированных подходов к проблемам). И соответственно, шансы на то, что новый президент Ирана сможет ратифицировать Конвенцию в рамках нового состава парламента, также пока не просматриваются. В таких условиях, я думаю, прозвучал просто призыв к Хасану Роухани (который подписывал Конвенцию) попытаться решить вопрос сейчас, чтобы поставить точку в этой задержке с ратификацией. Чтобы Конвенция наконец вступила в силу.

По поводу возможности реализации проекта Транскаспийского газопровода между Туркменистаном и Азербайджаном по дну моря, надо отметить, что в рамках Конвенции принят специальный протокол о воздействии на окружающую среду. Это стандартное название, но оно учитывает особенности Каспийского моря и в нем закладывается процедура, правила строительства любых трансграничных проектов на Каспии. И в том числе это относится к проекту Транскаспийского газопровода.

И в целом там нет запретительных механизмов. Там описан уведомительно-консультативный характер решения любых вопросов, и просто прописаны четко стандарты транспарентности, открытости и ответственности всех сторон, принимающих участие в строительстве. Мы все знаем, что на пути Транскаспийского газопровода стоит не политика, а экономика, поэтому говорить о наличии предпосылок к блокированию этого проекта не приходится.

| 2021-04-10T21:54:57+04:00 10 апреля 2021, 22:21|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|