Попытка соблазнения газом

После видимого успеха в поддержке Азербайджана в войне за Нагорный Карабах в Анкаре началось изменение политики в отношении Израиля. Надо сказать, что между этими странами уже некоторое время существует откровенная враждебность. Президент Турции Эрдоган неоднократно нелицеприятно высказывался о позиции Израиля по палестинской проблеме. В Израиле давно нет турецкого посла. И вот с берегов Босфора послышались несколько другие речи. Причем на достаточно высоком уровне.

В научном журнале Turkeyscope бывший командующий Военно-морскими силами (ВМС) Турции контр-адмирал Джихат Яйджы изложил план возможного разграничения исключительных экономических зон между Турцией и Израилем по примеру такого размежевания с Ливией. По предложению бывшего командующего такое разграничение должно быть произведено за счет части соответствующей зоны Кипра.

Обратим внимание на два существенных обстоятельства. Во-первых, журнал Turkeyscope находится под эгидой Центра исследований Ближнего Востока и Африки имени Моше Даяна. Центр входит в университет Тель-Авива. Издание является весьма авторитетным в научных и политических кругах.

Во-вторых, статья с изложением претенциозного плана явно написана по согласованию с высшим турецким руководством и может интерпретироваться, как прямой сигнал Израилю присоединиться к турецкой политике в отношении газа в восточной части Средиземного моря. Соответственно предлагается Иерусалиму отказаться от участия в проектировании и строительстве Восточно-средиземноморского трубопровода (The Eastern Mediterranean, EastMed). Отметим, что этот трубопровод есть часть будущей энергетической интеграции в формате «3+3» — Израиль, Кипр, Греция + Египет, Иордания, Италия. В этих рамках уже начался экспорт израильского газа в Иорданию и Египет. В будущем возможно подключение балканских стран. В частности, Албании, Черногории, Хорватии.

Коммерческое преимущество турецкого предложения состоит в использовании уже существующей инфраструктуры «Турецкого потока» и Трансанатолийского газопровода. К тому же маршрут транспортировки более короткий и поэтому более дешевый.

Тем не менее, вопрос не только и столько в газе, хотя в турецком предложении речь идет только о нем, проблема в политике. Турция в восточной части Средиземного моря непосредственно столкнулась с Грецией и Кипром и теперь к ним присоединилась Франция. Причем Париж послал в регион эскадрилью своих военных самолетов. На фоне непростых отношений с США Анкара оказывается в некоторой дипломатической и военно-стратегической изоляции. Так что поиск не то что союзников, а хотя бы партнеров довольно остро стоит на повестке дня.

Отсюда переход в турецкой столице от конфронтации с Израилем к поиску точек соприкосновения. Как пишет издание Al-Monitor, глава Национальной разведывательной организации Турции (MIT) Хакан Фидан инициировал секретные переговоры с израильскими чиновниками, чтобы преодолеть последствия похолодания. Вроде бы есть признаки положительного сдвига. Контакты на уровне спецслужб касались двусторонней повестки и связаны с предложением улучшения дипломатических связей с Израилем.

Вообще политика Анкары в отношении Израиля довольно извилистая и в какой-то мере противоречивая. Недавно Эрдоган сказал, что хотел бы восстановить в полном объеме отношения между странами. При этом не обошелся без личных выпадов. «Если бы не существовало проблем на высшем уровне, наши контакты могли бы быть совсем другими». Тем самым он прямо обвинил в создавшемся положении действующего премьер-министра Биньямина Нетаньяху. Далее Эрдоган заявил, что политика Израиля в отношении Палестины – это «красная линия» для Анкары и что «безжалостные действия неприемлемы», однако в то же время признал, что переговоры о восстановлении двусторонних отношений ведутся «на самом высоком уровне».

Издание Axios, выходящее в США, пишет, что посредником на этих переговорах выступает президент Азербайджана Ильхам Алиев. В ходе разговора министра иностранных дел Азербайджана Джейхуна Байрамова со своим израильским коллегой Габи Ашкенази была приведена точка зрения Баку, что для Израиля и Турции настало наилучшее время наладить полноценный диалог. Вроде бы турецкий лидер не имеет ничего против Израиля. Резкие заявления не были инициативой Эрдогана — ему рекомендовали делать это его помощники.

Последнее представляется маловероятным с учетом характера и экспрессии турецкого президента. К тому же он не отказался от своей поддержки организаций вроде ХАМАС, ставящих целью уничтожение Израиля. Отсюда вполне понятный скепсис, звучащий в Иерусалиме.

Как писала авторитетная израильская газета The Jerusalem Post, в Иерусалиме не очень верят в реальность намерений президента Эрдогана. Слышны его рассуждения о готовности укрепить и расширить дипломатические и экономические связи, но одновременно происходит поддержка военного крыла ХАМАС.  Как сказал израильский дипломат, «Невозможно делать и то и другое.  Невозможно укреплять отношения с Израилем и оставаться местом, где боевики ХАМАС чувствуют себя наиболее комфортно».

Судя по всему, в нынешнем виде турецкие предложения останутся без существенного ответа. Даже если отвлечься от весьма противоречивой политики Анкары, то надо признать, что она сильно опоздала. Слишком глубокие и широкие экономические, торговые и военные отношения связывают Израиль с Грецией и Кипром, а также с Иорданией и Египтом. Последние выступают против Анкары. У Каира столкновения с ней к тому же и в Ливии. (Однако после резкого охлаждения политических отношений и военных связей в 2010 году, бизнес-кооперация Турция-Израиль каждый год ставит новые рекорды. Торговый оборот двух стран за прошедшее десятилетие вырос с 1,5 до почти 6 млрд. долларов; даже в трудный год коронавируса этот оборот превышает 5 млрд. долларов прим.- ред.).

Израиль не может пойти на предложения по газу, так как это означало бы признание претензий Анкары в районе греческих островов Родос и Кастелоризо.

Есть еще один очень важный фактор. Такой поворот израильской политики привел бы к ухудшению с трудом налаженных отношений с Объединенными Арабскими Эмиратами (ОАЭ). Последние выступают против Турции, с которой сталкиваются в регионе Персидского залива. Частью этой политики сдерживания является подписание между ОАЭ и Грецией оборонного пакта. На этой же основе Эмираты поддерживают проект EastMed.

И, наконец, Вашингтон в своей политике в регионе поддерживает Кипр в его защите своей экономической зоны от турецких поползновений на разведку и в будущем добычу газа в спорной части Средиземного моря. Уже очевидно, что администрация Байдена будет поддерживать противников Турции и это усиливает их ряды и возможности.

В создавшихся условиях турецкое руководство несколько хаотично пытается найти новых партнеров, чтобы не остаться в дипломатическом окружении. Несмотря на позитивные заявления после переговоров в Сочи министров иностранных дел Сергея Лаврова и  Мевлюта Чавушоглу об отношениях двух стран, имеющих стратегический характер, тень разногласий была очевидной. Лавров говорил об иностранных наемниках в Карабахе, а Чавушоглу — о совместном Центре по мониторингу контроля за режимом прекращения огня. Турция считает, что он должен находиться на территории Карабаха, Россия с этим не согласна.

Получается, что по периферии турецких границ в широком понимании надежных партнеров и тем более союзников у Анкары нет. Отсюда очевидные метания и запоздалые попытки соблазнения газом. Другого в арсенале у Эрдогана пока нет.

| 2021-01-04T09:24:46+04:00 4 января 2021, 11:00|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 1,00 out of 5)
Loading...|