По тонкому льду

На границе Азербайджана и Армении идут перестрелки. Относительно новым является лишь то, что противостояние происходит не на линии с Нагорным Карабахом, а на непосредственно границе двух государств. С учетом напряженных отношений между ними внешне разница не очень значительная, но на самом деле все наоборот. Конфликт имеет все больше признаков разрастания.

Мы не будем анализировать военные аспекты происходящего. Среди азербайджанских военных достаточно специалистов, чтобы разобраться в профессиональных вопросах. Сосредоточимся на политических аспектах и ближайших последствиях произошедшего.

Первый и очень важный вопрос: почему именно сейчас. Ведь до недавнего времени этот участок границы был достаточно спокойным.

Второе. Почему бои приняли столь ожесточенный характер. Это проблема политическая, так как она находится не только в компетенции командиров подразделений на поле боя.

Ответы на оба вопроса следует искать не только в русле взаимоотношений Баку и Еревана, а далеко от этих столиц. Представляется, что перестрелки являются следствием существенного изменения российской внешней политики после подведения итогов голосования за изменения в конституции.

О том, что агрессивность московской политики по всей линии российских границ возрастает нам уже приходилось отмечать. До какого-то времени Кремль был вынужден несколько сдерживать свои агрессивные замыслы и планы, но теперь в чем-то приступил к их осуществлению.

Внутренняя ситуация в России не очень хорошая. И это, мягко говоря. Нефтяная война, обвал цен на энергоресурсы, падение ВВП и, как следствие, уменьшение поступлений в бюджет заставляют сворачивать национальные проекты и просто социальные выплаты.

Отсюда недовольство населения и рост протестных настроений. Этот тренд независимые социологи отмечали давно, но сейчас количество недовольных растет словно на дрожжах. Этому способствуют и действия власти, которая пытается заставить чиновный аппарат в регионах действовать более активно по заданиям из центра. Эффект оказался прямо противоположным.

События в Хабаровском крае тому подтверждение. Открытое недовольство, вылившееся в публичные многотысячные протесты, в значительной мере результат непонимания Кремлем психологии и ситуации в регионах. Теперь вся страна ждет как разрешится ситуация в Хабаровске. Навряд ли Кремль согласится отступить и тем самым загонит ситуацию в более глубокие протесты. Они обязательно возникнут, но, возможно, позже.

Генералы всегда готовятся к прошлой войне. Тем более победной. Политики ничем в этом отношении от них не отличаются. Успешные в прошлом кампании берутся на вооружение и без особых размышлений применяются в изменившихся, часто кардинально, условиях.

Аннексия Крыма и агрессия на Донбассе вызвали в России подъем патриотизма, скорее шовинизма, что дало возможность отвлечь внимание населения от насущных экономических и финансовых проблем. Они были уже тогда, так как отмечалось падение основных показателей в промышленности, сельском хозяйстве, торговле и т.д.

И вот теперь в аналогичных на первый взгляд условиях, в Кремле снова решили разыграть агрессивную карту. В первую очередь в отношении соседей.

Проблема в том, что методы дипломатического и экономического давления все чаще дают сбои. Вспомним, как пытались заставить Беларусь согласиться на так называемую глубокую интеграцию, а фактически поглощение Россией. И нефть перекрывали, и цену на газ увеличивали по сравнению с европейской, и таможенную границу закрывали. Не получилось.

С Украиной тоже не получается. В Киеве не соглашаются на капитуляцию, поэтому перешли к языку угроз и концентрации войск на границе.

В Москве все чаще стали слышны разговоры, что мягкая сила в отношении соседей себя исчерпала и следует переходить к решительным, то есть военным действиям. Как написал один российский ресурс, с Украиной вопрос можно решить или с помощью танков, или никак.

И это относится ко всем соседям. Прозрачно Владимир Путин намекнул на территориальные претензии к некоторым государствам и есть все основания полагать, что планы их реализации существуют.

Важнейшим элементом российской политики, в частности, на Южном Кавказе является стратегия управляемой напряженности. Она должна обеспечить, во-первых, плотную привязку Армении к России и тем самым пресечение возможных поползновений Еревана в западном направлении.

Во-вторых, связать руки Азербайджану в проведении независимой внешней политики и создать определенный противовес плотному сотрудничеству Баку и Анкары.

Провоцирование конфликтной ситуации с боями и перестрелками малой интенсивности и продолжительности есть элемент реализации этой стратегии.

В-третьих, в первую очередь Баку навязывается посредническая помощь Москвы в прекращении обстрелов и установления спокойствия на границе с Арменией.

Прямая агрессия против Азербайджана для России в данный момент невозможна. Москва не пойдет на обострение отношений с Турцией, которая однозначно придет на помощь братской стране.

Поэтому стратегия напряженности будет разыгрываться двумя компонентами.

Первый. Противостояние на границе по московскому указанию. Следует ожидать перестрелок время от времени в зависимости от конкретной политической ситуации. Военный и мобилизационный фактор очень нужен правящему Еревану для решения внутриполитических проблем и Москва будет здесь направлять и поддерживать подобное движение.

Второй. Основной для Кремля стала концепция гибридных войн. Для чего используются ихтамнеты в виде зеленых человечков. Для чего подготавливается российской агентурой дестабилизация внутриполитической обстановки и создание в ней управляемого хаоса, ослабления государственных структур. Может использоваться национальный или языковой факторы, в частности, разделенных народов и нечто подобное.

Пример — Крым и Донбасс с совершенно выдуманной необходимостью защиты русскоязычных. И от этого никто не гарантирован начиная от Беларуси и кончая Казахстаном.

На данном этапе в отношении Азербайджана и Армении задействован фактор пограничного столкновения.  И демонстрация добрых намерений Москвы в прекращении перестрелок. Не случайно министр иностранных дел Сергей Лавров говорил со своими коллегами в Баку и Ереване с соответствующими призывами.

Опасность действий московских кукловодов состоит в том, что раскачивание ситуации может принять необратимый характер. Как заявил посол Азербайджана в России Полад Бюльбюль оглы, «Поэтому мы стремимся решить ситуацию мирным путем. Но нам не оставляют шансов и толкают на военный путь. Военный путь — это крайняя мера, но эта крайняя мера постепенно приближается».

Москва начала движение по тонкому льду провоцирования региональных конфликтов. Как бы ей не провалиться в темную и холодную воду оглушительных внешнеполитических провалов. В прямом и переносном смыслах.

 

| 2020-07-14T22:41:01+04:00 14 июля 2020, 23:57|12345 (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
|