На медвежьем тренде

На мировых рынках началась паника. Стоимость нефти резко снизилась, за ней пошли вниз ценные бумаги на основных площадках. Российский рубль также резко девальвировался и, как говорят, его от еще большего падения спасла неработающая по случаю праздника Московская валютная биржа. В последующие дни ожидается дальнейшая девальвация российских денег. Медведи, так на биржах называют играющих на понижение, торжествуют. Пришло их время.

Объяснение возникшей ситуации довольно просто и состоит из нескольких положений. Во-первых, Россия, а с ней и Казахстан, фактически сорвали возможную договоренность об ограничении добычи в рамках ОПЕК+, во-вторых, Саудовская Аравия в отместку объявила о значительном снижении цены на свою нефть и о росте собственной добычи, в том числе в нейтральной зоне вблизи Кувейта. Отметим, что саудиты вполне могут довести добычу до 12 млн. баррелей в сутки от сегодняшних 9, а России больше чем на 1 млн. баррелей не стоит рассчитывать. Да и получится ли выйти на такое увеличение очень большой вопрос. Третий фактор — эпидемия коронавируса усилила общее паническое настроение.

Все отмеченное, в принципе, имеет место быть, но представляется несколько поверхностным подходом к довольно большой проблеме. Развитие негативных процессов началось задолго до разрушения ОПЕК+ и вирусной эпидемии.

Уже в 2018 году, а в следующем еще громче стали раздаваться голоса о приближающейся рецессии и неизбежном падении цен на нефть. Вариант падения цен до $20-25 за баррель рассматривал Центральный банк России, в «Проекте основных направлений денежно-кредитной политики на 2020 год и период 2021 и 2022 годов».

Мир вступил в другую технологическую эпоху, которая потребует значительно меньшего количества энергоресурсов и перехода на другие виды топлива. Электромобиль стал реальным видом транспорта, а вслед за ним уже идет водород как полноценное и очень перспективное моторное топливо. И это только два элемента существенного изменения энергетического рынка. Так или иначе, но роль нефти и ее доля в энергетике изменится и это неизбежно отразится на ее стоимости.

То, что все это произошло именно сейчас и в довольно ускоренном темпе, фактор случайный. Никто не мог предполагать эпидемии и ее негативного воздействия на мировое производство. Тем не менее, она только ускорила уже идущие процессы и способствовала обвалу.

Падение цен на нефть и вслед за ним, пусть и не так катастрофически, но приведет к неизбежному снижению цен на газ. При том, что уже сейчас газовый рынок переполнен предложением, а спрос постоянно падает. Китай объявил дефолт по договорам на поставку газа практически по всем направлениям. И это только начало.

Судя по всему, Москву обвал нефтяных цен застал врасплох. Для начала подведомственное население успокаивали тем, что у государства есть резервы и их хватит на 6-10 лет. Более осторожные говорили о 3-4 годах. Людей это слабо успокоило, так как за долгие годы они знают, что власти верить нельзя и все неприятности государство переложит на своих граждан.

В ход была пущена байка, что Россия специально обвалила цены на нефть, чтобы сделать нерентабельной добычу сланцевой нефти в США и Канаде и тем самым американские и канадские компании вытеснить с рынка. Соответственно занять его своей подешевевшей нефтью.

Возможно, найдутся легковерные, которые поверят так называемым экспертам на федеральных телеканалах. Во многих языках есть пословицы, что пока толстый похудеет, худой засохнет или умрет. К сланцевой нефти в США и Канаде это относится в полной мере.

Вспоминается как в начале эпохи сланцевой нефти и газа московские эксперты в один голос утверждали, что они очень дорогие и никогда не сравняются в стоимости с добываемыми традиционным способом энергоресурсами. Сначала говорили, что уже при $80 за бочку сланцевые компании разорятся, потом при $60. Теперь оказывается, что граница  рентабельности $40. Некоторые даже говорят о $30. Конечно, падение цены американских нефтяников не радует. С другой стороны, большая часть их успешно захеджировалась (застраховалась) от низкой цены нефти. В таких условиях они спокойно переживут снижение стоимости, по крайней мере, до конца года. И еще одно. Кто-то вполне возможно и разорится, но останутся другие. Денег в США много и на кредитование собственной нефтедобычи хватит с избытком. Еще неизвестно у кого запас больший. Что-то подсказывает, что не у России.

Есть важная технологическая составляющая. Разработка сланцевых месторождений довольно гибкая. Добычу, в отличие от традиционной, легко остановить и также легко возобновить. Ждать разорения американских и канадских нефтяных компаний с их финансовыми возможностями точно не стоит и с рынка они не уйдут.

Коммерческие и финансовые последствия падения стоимости нефти и газа предстоит в полной мере оценить позднее. Однако о политических вариантах уже можно говорить.

По большому счету нынешнее движение рынка энергоресурсов очень выгодно США и президенту Трампу в разворачивающейся президентской кампании.

В тотально моторизированной Америке стоимость бензина и моторного топлива является очень важным внутриполитическим фактором. Более того, общеэкономическим.

Падение цены нефти на $10 на каждой бочке прибавляет экономике США 0,2-0,25% ВВП. Особенно на фоне ситуации с коронавирусом. Нефть потеряла $15 за баррель, значит экономика США возрастет дополнительно на 0,3-0,4% ВВП. В американских масштабах это очень большие величины. Хорошие экономические показатели всегда плюс президенту, который идет на переизбрание.

Даже если предположить, что эпидемия летом в Китае прекратится, восстановление второй мировой экономики неизбежно затянется, а значит не стоит ожидать восстановления стоимости нефти хотя бы до уровня $45-50 за баррель. Отсюда следует, что развязанная Россией и Саудовской Аравией ценовая война затихнет не скоро.

Одним из самых пострадавших в этих сражениях будет Иран. Его экспорт нефти и так катастрофически упал из-за санкций, и теперь Тегеран серьезно не досчитается даже своих скудных поступлений от экспорта.

Затраты на войну в Сирии по самым скромным подсчетам обходились режиму аятолл в $10 млрд. в год. Еще $1-1,5 млрд. стоили Хезболла и Хамас. Теперь такие траты Тегерану явно не под силу и его присутствие в Сирии будет снижаться. Вакуум постарается заполнить Россия, но для нее это тоже довольно накладно. К тому же в условиях сложных отношений с Турцией затраты на логистику многократно возрастают.

Зато выигрывают другие региональные игроки. В первую очередь монархии Персидского залива. Они и так в последнее время проявляют значительную активность. Несомненно, и сейчас постараются воспользоваться возникающим окном возможностей.

Сопряженный вопрос — Ливия. Здесь тоже произойдет изменение конфигурации основных игроков. Захочет ли Москва и дальше тратиться на маршала Хафтара или отойдет в сторону. Скорее всего, до конца этого года Кремль свою ливийскую политику не изменит, а там видно будет.

Несмотря на хвастливые разговоры, что падение цен на нефть России не страшно, так как есть 7 трлн. руб. всяких запасов, Путин очень спешит с конституционными изменениями. Судя по всему, в московских коридорах власти совсем не такие радужные настроения, которые демонстрируют на федеральных каналах.

Несмотря на впечатляющие цифры резервов, специалисты знают, что не все их можно использовать в полном объеме и быстро. Можно иметь большие золотовалютные резервы, но реализовать их сложно. За примером далеко ходить не надо. Венесуэла с ее экономикой, доведенной до ручки, решила продать золото из своих резервов. Как только на рынок поступила большая партия золота, его цена резко уменьшилась. Горе продавцы вынуждены были продавать себе в убыток и не получили и половины того на что рассчитывали.

На пространстве СНГ и Балтии Москва будет демонстрировать такую же активность в надежде получить необходимые результаты. Если она их не добьется, то в следующем году начнет менять свою позицию. В первую очередь, по Украине.

| 2020-03-10T10:21:26+04:00 10 марта 2020, 11:03|12345 (Пока оценок нет)
|