Грядет новый финансовый передел мира

Коронавирус изменил всю нашу привычную жизнь. Его влияние на общую ситуацию в мире несомненно. Мы становимся свидетелями того, как быстро меняется мир, насколько он уязвим и хрупок перед глобальными вызовами. Институт государства, который должен всегда просчитывать подобные риски, оказался не подготовленным к подобным вселенским вызовам, но больше всего деформации подверглись привычные экономические модели, схемы и прочее.

Словом, коронавирус показал, что прежний мир, который назывался в научной среде постмодерном, оказался не готовым к подобным экзаменам и, более того, реальный постмодерн нас ждет еще впереди, а все это время было всего лишь предисловием к началу нового мира.

Для того, чтобы разобраться, о чем собственно речь, для начала нужно поделить мир не на Америки, Евросоюзы, России, Ираны, Турции или Китаи, а на реальные группы интересов в мире. Уже давно всем понятно, что во главе всех споров, конфликтов, войн, переделов и прочего стоят не национальные интересы отдельных государств, а собственно экономических корпораций, которые превратили те или иные государства в инструмент своих глобальных интересов.

Допустим, SOCAR – это азербайджанская нефтяная госкорпорация, которая является основным локомотивом нашего государства, и в зависимости от интересов и прибыли этой госкорпорации строится внешняя и внутриэкономическая политика Азербайджана. То есть в зависимости от того, с кем больше всего торгует SOCAR и сколько прибыли приносит в госказну эта кампания, Азербайджан в той или иной степени регулирует свою политику под эти реалии. В противном случае, азербайджанская нефть так и будет оставаться нетронутой. Но это маленький Азербайджан с локальными интересами и требованиями, а как быть с мировыми глобальными игроками?

Конфликт интересов – это то, что всегда двигало историю и создавало новые политические, экономические, географические и прочие интересы. В истории человечества еще не было такого столетия, когда бы границы, экономические модели и прочее не менялись. И сейчас мы находимся на стадии перехода в новую экономическую, а вместе с тем и политическую реальность.

Все мы знаем, что Россия – это великая держава с глобальными политическими и экономическими интересами, но кто она в условиях, когда ее нефть на рынке сегодня продается по цене 15 долларов за баррель? Роснефть, Газпром, Лукойл и прочие нефтяные гиганты России оказываются на грани коллапса, более того, вся российская экономика на грани коллапса в этих условиях. Россию, как страну, которая влияет на политические процессы Южного Кавказа и многих других регионов, можно критиковать и не любить, но нищая Россия с экономическими проблемами – это больше беда и угроза для того же Азербайджана, чем польза.

Но тут речь даже не о России и ее экономической стабильности, а о новом переделе мировой финансовой структуры мира. Посмотрим, к чему привел коронавирус: цены на нефть пошли вниз, начиная пробивать очередное историческое дно. О конфликте Саудовской Аравии и России, а также о переизбытке рынка энергоресурсами можно писать сколько угодно, но реальность такова, что сегодня примерно 25% мирового населения сидит на карантине, то есть, спроса на потребление нет, а потому и падают цены.

С другой стороны, обратим внимание на реальный сектор мировой экономики. Глобальные производственные силы США, стран ЕС, Китая и прочих. Все мировые глобальные производственные корпорации сегодня перестали работать. Заводы Mercedes, Lamborghini, концерн Volkswagen сегодня занимаются производством медицинских масок. Не потому, что они так хотят и после этого намерены специализироваться на этом в будущем, а потому что к этому вынуждает их ситуация, так как сейчас никому не интересны новые модели машин, самолетов, телефонов, ноу-хау в бытовой технике или же новая мода в одежде.

Все они сейчас стоят, а их акции упали до «мусорного» уровня. Мировые производственные корпорации сейчас в офсайде, и потери, которые они сейчас несут, еще долгое время будут сказываться на их деятельности. Скажем, традиционный капитал из ветхого мира, а именно — мировые нефтяные корпорации и производственные корпорации в условиях коронавируса и новой реальности оказались не способны сопротивляться. Это кстати также и касается ВПК: зачем стрелять друг в друга противоборствующим силам, если и те и другие пачками умирают от коронавируса?

Зато в этих условиях возросла роль интернета и новой виртуальной реальности вместе с ее экономическими механизмами. Новый мировой капитал — это интернет корпорации, такие, как Google, Facebook, Microsoft и прочие, чьи акции на рынке только выросли. Сегодня капитализация одного Facebook больше, чем Газпрома, Лукойла, Роснефти, BP, SOCAR, ExinnMobil, Total и прочих фирм. Именно они, интернет корпорации, при коронавирусе не пострадали, более того, в мировом масштабе они вышли вперед и заняли лидирующие позиции в мировой финансовой системе.

Работнику какого-нибудь машиностроительного завода его фирма в условиях карантина платит зарплату, при этом ничего не зарабатывая, а вот интернет корпорациям такого делать не приходится. Да, безусловно, интернет корпорации тоже несут определенные убытки из-за уменьшения поступлений рекламы на их площадках от крупных игроков реального сектора экономики, но при этом возросло число рекламы от фирм, компаний, приложений, которые предлагают свои услуги клиентам на дому или же с предложением отдаленной работы и заработка. К примеру, трейдинг, так как человеку, который зарабатывает на бирже, не нужно выходить из дома, ему вообще ничего не нужно, кроме доступа в интернет.

Текущая ситуация приводит к тому, что мировая финансовая система деформируется, и на этом рынке вместе со своими политическими и экономическими интересами появляются новые игроки, которые и будут менять всю глобальную систему.

Тут, конечно же, можно сказать, что промышленный сектор экономики охватывал больше людей, то есть на одном крупном заводе могло работать примерно 60 тысяч людей, которые получали зарплату и кормили свою семью. Сейчас же, в условиях ухудшения ситуации в энергетических странах мира спрос, условно на машину и другие промышленные продукты, будет падать, а это приведет к массовым сокращениям и безработице.

Но, с другой стороны, нельзя забывать, что интернет-корпорации создают площадку для иного вида заработка для огромной массы людей. Мир сейчас, сидя дома на карантине, пока еще не чувствует, как трансформируется мировой рынок труда, он это поймет чуть позже. При этом нужно сказать, что не все люди на свете смогут подстроиться под новые экономические реалии и возможности, а потому многие люди от депрессии и безработицы перестанут существовать. Потому что для повышения эффективности и прибыли промышленные предприятия ускорят процесс роботизации своих предприятий, поскольку  это обходится намного дешевле.

Переходный период всегда самый сложный, но это неизбежный процесс человеческого развития. Те страны, народы, которые не будут делать ставку на IT сектор и роботизацию промышленного сектора, уйдут в небытие. В Азербайджане же нет зачатков ни того сектора, ни другого, а потому пока у страны есть деньги, нужно подстраиваться под новую экономическую модель. В противном случае, наша страна не окажется даже среди стран «третьего мира».

 

 

| 2020-04-01T21:50:36+04:00 1 апреля 2020, 22:16|12345 (Пока оценок нет)
|