Для мировой прессы Пашинян — ноль

О ситуации вокруг Карабаха, о том, почему МГ ОБСЕ не отреагировала на заявление Пашиняна, а также, чего стоит ожидать дальше, рассказал в интервью «Зеркало», российский политолог Олег Кузнецов.

— На заявление Пашиняна в Ханкенди о том, что Карабах — это Армения, не было никакой реакции со стороны МГ ОБСЕ. Чем можно это объяснить? 

— На мой взгляд, этому есть только одно рациональное объяснение, которое не несет в себе черт «теории вселенского заговора» против Азербайджана и прочей конспирологии: Пашинян своей словесной трескотней на митингах настолько уже всем надоел, что на его слова перестали обращать внимание серьезные политики и дипломаты. Меньше чем за полгода своего руководства Арменией он наговорил на митингах своих сторонников столько самой разной околесицы, что если на каждое его словоблудие обращать внимание, то никаких сил и нервов не хватит. Пашинян все более и более превращается в площадного балаганного паяца, главное предназначение которого — развлекать собравшуюся на него поглазеть политическую тусовку.

На митингах, подпитываясь энергией толпы, он парит над толпой как горный орел, а во время переговоров с сильными мира сего совершенно другой — сидит бочком, зажатый и насупившийся, на своего собеседника практически не смотрит, чем выдает свой комплекс ущербности и неполноценности.

Я более чем уверен, что штатные психологи спецслужб и президентских администраций всех стран МГ ОБСЕ давно составили его психологический портрет, говорящий о том, что Пашинян — недоговороспособный субъект или клиент, на заявления которого для внутренней аудитории лучше не обращать внимания.

Насколько я понимаю, серьезное значение его словам придала только армянская и азербайджанская пресса, тогда как основные мировые масс-медиа проигнорировали его слова как никчемную пустышку, даже не восприняв их как информационный повод для какой-либо публикации. Для серьезной мировой прессы Пашинян — ноль, чем и объясняется отсутствие какой бы то ни было реакции на его слова на митинге в Ханкенди.

— Не было также и жёсткой азербайджанской позиции. Чего в таком случае стоит ожидать дальше? 

— Странный вопрос вы задаете мне — иностранцу, гораздо разумнее его было адресовать пресс-службам внешнеполитического ведомства или администрации президента Азербайджана. Как могу я, гражданин России, говорить что-то от имени властей вашей страны?

Хотя отсутствие реакции официального Баку на заявление Пашиняна мне совершенно понятно, оно в моем понимании совпадает с мнением международных посредников по нагорно-карабахскому урегулированию, дескать, на митинговый популизм Пашиняна нет смысла обращать внимание, поскольку если с него спросить жестко, то он все равно вывернется, сославшись на неточность перевода.

Безусловно, этот его словесный пассаж те специалисты в Баку, кто отвечает за мониторинг ситуации вокруг нагорно-карабахского конфликта, взяли на заметку «для памяти» и дали заказ азербайджанской прессе всячески муссировать эту тему, чтобы она со временем не угасла и не потеряла своей идеологической актуальности. Следовательно, реакция есть, но не столь явная и громогласная, но есть.

Отсутствие реакции на заявление Пашиняна — очень сильный психологический удар по этой провокации, и ее организаторам, если она, конечно, не была заранее спланирована и не явилась своего рода «эксцессом исполнителя» или полной отсебятиной Пашиняна.

Соответствующие слова были произнесены, а реакции на них нет — ни жесткой, ни миролюбивой, и пресса постоянно о том же напоминает, и вот на всем этом фоне нервозность в Ереване растет, и со временем она будет увеличиваться все больше и больше. Конечно, через какое-то время наступит обратная реакция релаксации, когда все глубоко выдохнут и подумают про себя: «Пронесло!», и вот тогда должна последовать реакция официального Баку, чтобы никто в Ереване не расслаблялся. Тогда это будет, действительно, высший пилотаж азербайджанской дипломатии.

Но в чем она будет заключаться, — не мне судить по той причине, какую я назвал в начале ответа на этот ваш вопрос, но, как мне кажется, она еще последует.

— Можно ли сказать, что переговорный процесс обнулен и смысла для переговоров не осталось?

— Говорить можно все, что угодно, даже глупости, как это делает господин Пашинян. Но когда речь заходит о переговорах между странами при наличии официально признанных сторонами международных посредников, то надо понимать, что решение об их бессмысленности и бесперспективности так просто не принимается.

Тут надо будет учитывать великое множество как внутренних, так и внешних факторов. По крайней мере, не Азербайджан должен первым делать шаг в этом направлении, чтобы не быть потом обвиненным в срыве переговорного процесса. В данной ситуации официальный Баку не должен показывать кому-либо, что у него действительно на уме, так как ситуация неопределенности играет ему на руку, пока европейский мир находится в сезоне отпусков.

| 2019-08-21T21:11:25+00:00 21 августа 2019, 22:57|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|