Инцидент с самолетом компании Ryanair вызвал довольно бурную реакцию на Западе. Даже в чем-то неожиданную как для Минска, так и для Москвы.

Предполагалось, что все негодование уйдет в свисток в виде персональных санкций против белорусских чиновников и причастных лиц.  Режим Лукашенко при таком повороте ничем особо не рисковал. Подсанкционные лица и так в Европу и тем более в США не летали, никакой особой собственности на Западе не имеют. Как говорится, одной санкцией больше, другой меньше не имеет особого значения. Были времена и похуже, но ничего как-то пережили.

Запрещение полетов в Беларусь и санкции против компании «Белавиа» стали первым неприятным звоночком. Настолько, что на последней встрече с Путиным в Сочи Лукашенко горько жаловался на возникшие проблемы компании. Формально, она, конечно, к инциденту не имела технического отношения. Однако санкции принимаются против белорусского государства, а компания «Белавиа» государственная. Отсюда ее проблемы.

Второй очень неприятный звонок состоит в том, что резко ужесточилась позиция ведущей страны Европы Германии. На встрече глав МИД стран ЕС в Лиссабоне министр иностранных дел Германии Хайко Маас твердо заявил, что если Лукашенко не откажется изменить свою политику, «то следует исходить из того, что это только начало большой и долгой санкционной спирали». По его словам, Евросоюз намерен ввести «значительные санкции в отношении экономической структуры и платежных оборотов в Беларуси, чтобы это имело последствия». Так жестко немецкие представители столь высокого ранга раньше никогда не высказывались. Тем более социал-демократы давно известные своей промосковской позицией.

Не все в ЕС согласны с таким подходом. Министр иностранных дел Австрии Александер Шалленберг, считает, что ЕС должен действовать осторожно. «Неужели белорусское население выиграет от того, что европейские компании уйдут из страны, а на их место придут российские или турецкие компании, не соблюдающие стандарты качества?».

Тем не менее, позиция Германии имеет крайне важное значение в ужесточении санкций. Пока же из Берлина раздаются предложения запретить импорт калия, транспорт углеводородов через Беларусь и еще ряд других товаров, доходы от которых очень важны для белорусского бюджета.

Конечно, практика показывает, что от громкой европейской риторики до конкретных действий очень длинная дистанция. Есть вероятность, что московские клиенты от Австрии до Венгрии будут всячески тормозить принятие реальных санкций против Беларуси. Однако на этот раз ситуация несколько другая.

Во-первых, Евросоюз согласовывает свои действия с США. Несмотря на приближающуюся встречу Байдена и Путина в Вашингтоне совсем не видно даже признаков желания смягчать свою политику в отношении России.  Приостановленные санкции не означают их отсутствия в будущем, возможно, в самом ближайшем.

Более того, принятие по инициативе ЕС достаточно серьезных санкций полностью соответствует американскому образу действий, так как усиливают их позицию на переговорах.

Во-вторых, объем торговли стран Евросоюза с Беларусью относительно мал и никак не отразится на его экономической и финансовой системе. Какие-то фирмы могут и пострадать, но в целом ущерб практически не будет заметен. Пойти на такие издержки можно с легким сердцем.

В-третьих, в ряде стран в ближайшее время пройдут парламентские выборы, в частности, в Германии и Чехии и проявить себя защитником прав и свобод, неприятие авторитарных режимов типа белорусского — дополнительный аргумент в борьбе за голоса избирателей. Так что демонстрация твердости никак не помешает. Даже наоборот, сейчас очень к месту.

Однако это не все аргументы в пользу серьезных санкций. Есть и другие.

Начнем с того, что санкционные удары и расшатывание белорусской экономики и финансов заставят Кремль увеличить свою поддержку Минску. И чем глубже и масштабнее санкции, тем больших ресурсов будет требоваться Москве для поддержания на плаву белорусского режима.

С деньгами в России не так чтобы очень хорошо. Тем более взять на полное обеспечение Беларусь она просто не в состоянии. Ведь есть еще Сирия, угрозы в Центральной Азии после ухода американцев из Афганистана и еще много других внешнеполитических проблем, требующих ресурсов,  самое главное денег и довольно больших. Да и в самой России проблемы в социальной сфере растут как снежный ком. И военные расходы надо увеличивать, потому что за американцами, конечно, не угнаться, но хотя бы поддерживать нынешнее состояние необходимо.

Характерно, что на встрече в Сочи Лукашенко получил от Путина только $500 млн. и это транш предыдущего кредита. Похоже, что Москва не слишком спешит ему на помощь.

И еще один неприятный для белорусского правителя факт. Россия удалила лидера белорусской оппозиции Светлану Тихановскую из списков разыскиваемых лиц. Такой интересный штрих накануне встречи.

Если внимательно проанализировать ход событий после инцидента с самолетом, то возникает вполне очевидная причина внезапной и от этого неожиданной жесткости, хотя бы пока на словах, Европы.

Очень похоже, что на Беларуси отрабатывается, пусть не в полной мере, механизм серьезных санкций против России.

Еще при Трампе рассматривалась санкция запрета российскому «Аэрофлоту» летать в США, а в дальнейшем и в Европу. В то время такую опцию рассматривали как невозможную, так как в большинстве своем европейские страны были против. Теперь же на компании «Белавиа» такой вариант отрабатывается. И достаточно успешно. Финансовый удар по белорусской компании достаточно сильный. Увеличение полетов в Россию всех потерь не покроет. К тому же расчеты будут в российских рублях, а белорусский режим нуждается в валюте. Так что никакой замены не будет.

Следующая опция. В Брюсселе и других важных столицах рассматривают вариант прекращения транспорта углеводородов через территорию Беларуси. Наряду с существенными финансовыми потерями для Минска отрабатывается возможный в будущем при определенных условиях отказ от российских углеводородов.

Транспорт нефти через Беларусь уже перекрывался, когда в 2019 году нефтепровод «Дружба» оказался загрязненным хлоридами. Тогда было наглядно показано, что минимум три месяца, в частности, Германия, вполне может без серьезных макроэкономических потерь и скачков цен прожить без этого трубопровода.

Однако у таких действий есть и вторая сторона. В мире остается значительный нефтяной навес и прекращение подачи нефти, как впрочем, и газа через Беларусь будет компенсировано из других источников. Даже кратковременный уход с рынка или уменьшение присутствия на нем будет замещено конкурентами и возврат в status quo ante bellum, в нашем случае в предыдущее состояние, если и произойдет, то на status quo minus — на невыгодных условиях.

И это удар даже не столько против Беларуси, сколько по России. О финансовых проблемах уже было сказано, но есть и другие.

Для компенсации прекращения белорусского транзита углеводородов Россия вынуждена будет увеличить транспорт через Украину и поставки в Европу морем. Как нефти, так и газа. Тем самым девальвируется московская политика ограничения транзита через украинские нефте- и газопроводы. С соответствующими финансовыми преференциями украинских компаний.

Со своей стороны, Европа добивается сразу двух целей. Осложняет до невозможности жизнь Лукашенко и поддерживает украинский транзит.

К слову. Украина уже выиграла от закрытия авиасообщения через Беларусь. Количество транзитных рейсов через ее территорию увеличилось.

Решение о санкциях против Беларуси будет принято на саммите ЕС в начале июня. Пока новости по их разработке хоть из Брюсселя, хоть из Вашингтона для Минска и Москвы неутешительные.

Посмотрим на дальнейшее.

(2 оценок, среднее: 5,00 из 5)