Пресс-конференция Президента Ильхама Алиева для представителей местных и зарубежных СМИ

26 февраля Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев провел пресс-конференцию для представителей местных и зарубежных СМИ.

Как сообщает АЗЕРТАДЖ, обращаясь к представителям медиа Президент Ильхам Алиев сказал:

— Сегодня 29-я годовщина Ходжалинского геноцида. Ходжалинская трагедия является кровавым преступлением, геноцидом, учиненным Арменией против населения Азербайджана. В результате геноцида 613 гражданских лиц были убиты с особой жестокостью. Среди них было 106 женщин и 63 ребенка. Те, кто совершил Ходжалинский геноцид, – военные преступники. Многие из них были уничтожены Азербайджанской армией во Второй Карабахской войне.

Ходжалинский геноцид был проявлением армянского фашизма. В то время армянский фашизм поднимал голову и с 1992 года до последних событий нанес азербайджанскому народу большой удар. Военные провокации, террористические акты, жестокость в отношении мирного населения, обстрелы наших городов и сел, а также бомбардировка мирных городов баллистическими ракетами во время Второй Карабахской войны – все это проявления армянского фашизма.

Ходжалинский геноцид признается мировой общественностью, более 10 стран официально признали, подтвердили произошедшее как геноцид, и этот процесс продолжается. Азербайджанское государство, а также общественные организации нашей страны проявляют большую активность в этой области, и сегодня в мире есть достаточно полная информация о Ходжалинском геноциде. Военные преступления Армянского государства задокументированы, видео- и фотоматериалы представлены достаточно широкой аудитории. Сейчас весь мир видит и знает, что в конце ХХ века азербайджанский народ подвергся геноциду.

Совершая Ходжалинский геноцид, Армения по существу хотела сломить волю азербайджанского народа. Неслучайно руководители Армении – военные преступники отвечая на вопрос об этом в интервью иностранным журналистам, с чувством гордости отмечали, что да, Армения совершила это военное преступление против мирного населения, чтобы азербайджанский народ видел, что руководство Армении может поднять руку и на мирное население. Мы же отомстили за жертв Ходжалы на поле боя. Разгромив армянскую армию в продолжавшейся 44 дня Второй Карабахской войне, освободив свои исторические земли от захватчиков, мы одновременно отомстили и за жертв Ходжалы. Азербайджан как сильное государство никогда не позволит, чтобы армянский фашизм вновь поднял голову, хотя такие тенденции проглядываются. Сегодня Азербайджан своей деятельностью вносит вклад в дальнейшее развитие региона, предпринимает практические шаги для полного установления стабильности в регионе.

В эти дни в Азербайджане проводятся многочисленные мероприятия, для освещения которых из-за рубежа прибыла большая группа журналистов. Я выражаю им признательность за то, что сегодня они находятся в Азербайджане для освещения этих событий, геноцида. Мне также известно, что некоторые из них побывали на освобожденных землях, своими глазами увидели эти разрушения, они будут ездить туда и впредь. Еще раз выражаю глубокую признательность за это.

Мне сообщили, что иностранные журналисты хотят встретиться со мной, взять интервью. Учитывая их многочисленность, я решил встретиться с ними в данном формате. Естественно, пандемия влияет и на нашу работу. Однако считаю, что эта прямая связь позволит мне ответить на интересующие журналистов вопросы. Пожалуйста.

Помощник Президента Азербайджана Хикмет Гаджиев:

  • Уважаемый господин Президент, разрешите начать нашу пресс-конференцию с участием представителей местных и зарубежных медиа. Слово предоставляется представителю Закрытого акционерного общества «Азербайджанское телерадиовещание».

Азербайджанское телевидение: В первую очередь, хочу выразить признательность за созданную возможность. Вы уже отметили, что в течение 29 лет после совершения Ходжалинского геноцида парламенты многих стран, а также международные организации оценили эту резню как геноцид. Как Вы в настоящее время оцениваете отношение международной общественности к Ходжалинскому геноциду, как можно оценить их позицию? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Знаете, многие международные организации по инициативе Азербайджана выразили свое отношение к этому кровавому событию, и работа в данном направлении будет продолжаться. Конечно, когда был совершен геноцид, Азербайджан, можно сказать, находился в информационной блокаде. В то время современных возможностей не было. Поэтому для многих данный вопрос был не очень ясным. Особенно если учесть, что в те годы Азербайджан не имел больших возможностей на международной арене, в противовес этому армянское лобби активно работало, передавая ложную, искаженную информацию о произошедших событиях. У международной общественности сформировались определенные ложные представления. Конечно, нам необходимо было приложить большие усилия для того, чтобы изменить, опровергнуть эти мнения, и, как я уже отметил, наше государство, общественные организации в последние годы последовательно осуществляли эту деятельность. Среди общественных организаций, конечно, хочу особо отметить деятельность Фонда Гейдара Алиева. Под лозунгом «Справедливость к Ходжалы!» во многих странах были проведены различные мероприятия, и сегодня в странах мира есть достаточно полная информация о Ходжалинской трагедии. Наша основная цель заключается в том, чтобы это кровавое преступление никогда не было забыто, чтобы оно не повторилось ни в Азербайджане, ни в мире, чтобы Азербайджан никогда не оказался в таком беспомощном положении, в каком он был в начале 1990-х годов, чтобы Азербайджан всегда мог защитить себя и своих граждан.

Считаю, что сегодня в мире уже существует широкая информация о Ходжалинском геноциде, хотя армянская сторона различными путями вбрасывая ложную информацию, пыталась свалить на Азербайджанское государство и это кровавое преступление. Якобы Азербайджан сам учинил Ходжалинский геноцид. Мы увидели повторение этих действий и во Второй Карабахской войне. Подвергая бомбардировкам Гянджу, Тертер, Агдам, другие города, руководство Армении говорило, что Азербайджан сам сделал это. В то время как выпущенные баллистические ракеты отслеживаются спутником, и крупные государства, в первую очередь, государства-сопредседатели Минской группы наблюдали за всей этой картиной. Баллистические ракеты были выпущены по Гяндже, Тертеру, Барде и другим городам с территории Армении. То есть, была предпринята очередная попытка армянской лжи, но не прошло, потому что ситуация сегодня совершенно иная, и у нас есть возможности для передачи информации.

Поэтому я абсолютно убежден в том, что с годами правду о Ходжалинском геноциде узнает весь мир, и наша задача заключается в этом. Мы и впредь будем стараться, чтобы страны мира официально признали этот геноцид как геноцид. Последовательная работа в этом направлении будет вестись и дальше.

Турецкий телеканал «ТРТ Хабер»: Господин Президент, прежде всего, отдаем дань памяти шехидов Ходжалы. Еще раз поздравляем Вас с Победой в Карабахе. Сразу после этой Победы в Армении наблюдаются постоянные внутренние политические раздоры. Как Вы расцениваете данный вопрос – события в Армении? Может ли происходящее там негативно отразиться на предложенном Вами и Президентом Эрдоганом формате сотрудничества? С другой стороны, планирует ли Азербайджан наращивать военные меры, если там произойдет смена власти?

Президент Ильхам Алиев: События, происходящие в Армении, — это внутреннее дело Армении. Вчера в своем выступлении на встрече с семьями шехидов я коснулся в том числе и ситуации в Армении. Однако хочу сказать, что это выступление состоялось до событий. То есть, моя встреча с семьями шехидов была примерно в 10:30, и я узнал о событиях в Армении после этого. Поэтому хочу, чтобы все знали: мои комментарии были сделаны до этих событий.

Однако события показали, что я был абсолютно прав. Потому что сегодня Армения находится в таком тяжелом положении, что происходящие там процессы в большой степени подрывают основы государственности страны. Виновны в этом прежние и нынешние руководители Армении, потому что в течение двадцати лет хунта Кочаряна-Саргсяна фактически вела Армению к пропасти и привела к кризисной ситуации. Страна, можно сказать, в целом, утратила признаки независимости, больше напоминала колонию. Основная причина этого – оккупационная политика, потому что чем дольше они пытались удержать наши земли под оккупацией, тем больше попадали в зависимое положение.

Мы последовательно изолировали Армению от всех международных, региональных проектов. Наша политика заключалась в том, чтобы экономически подорвать, развалить, изолировать Армению. Я никогда не скрывал этого и неоднократно говорил, что до тех пор, пока наши земли находятся под оккупацией, мы будем проводить эту политику. Я говорил, что Армения должна вывести свои вооруженные силы с наших земель, после этого в регионе может быть и взаимодействие, и сотрудничество, и наша политика может измениться. К сожалению, ни прежний режим хунты, ни правительство, пришедшее к власти 2018 году, не прислушались к этим призывам. Если бы в свое время прислушались, то сегодня не оказались в столь позорном положении.

Сейчас в Армении царит абсолютно кризисная ситуация. Мне не хотелось бы как-то комментировать их внутреннюю ситуацию. В принципе мы никогда не вмешиваемся во внутренние дела других стран, в особенности, в нынешнее чувствительное время. Но итоги войны остаются и останутся неизменными. Заявление, подписанное 10 ноября исполняется и должно быть полностью исполнено. Значительная часть положений данного Заявления уже исполнена. Но есть вопросы, которые сегодня являются темой обсуждений. Надеюсь, что несмотря на ситуацию, сложившуюся в Армении, подписанное 10 ноября Заявление будет выполнено. В противном случае, Армения окажется в еще более тяжелой ситуации. То есть, перед Арменией не такой уж большой выбор. Им необходимо смириться, считаться с новыми реалиями. Мы создали новые реалии.

На протяжении тридцати лет международные структуры, занимавшиеся данным вопросом, а также отдельные страны посылали нам открытые или неофициальные месседжи о том, что есть реальность, Азербайджан является проигравшей в войне стороной, и вы, мол, смиритесь с реальностью. Постарайтесь выбрать из этой реальности максимально приемлемый для себя вариант, то есть, между плохим и очень плохим вариантом. А мы, как вам известно, всегда отвергали такие призывы, ни на шаг не отступали от своей позиции, и я открыто заявлял об этом. А сейчас я говорю, что сложилась новая реальность, и эту реальность создали мы. Армения, а также все остальные страны должны смириться и считаться с этой реальностью. Сегодня перед Арменией есть несколько вариантов и самый приемлемый из них – выполнять положения Заявления от 10 ноября. В противном случае, они могут столкнуться с еще большими проблемами.

Российское агентство ТАСС: Добрый день, господин Президент. Если позволите, у меня два вопроса. Первый касается логистики. Не так давно сообщалось о начале строительства аэропорта в Физули. Можете ли Вы подтвердить, что такие работы ведутся, ничто им не препятствует, в какие сроки может быть сдан объект и будет ли этот аэропорт международным?

Второй вопрос касается вакцин от коронавируса. Можем ли мы рассчитывать, что российские вакцины будут зарегистрированы в Азербайджане? И если позволите, вопрос личного характера. Будете ли Вы сами вакцинироваться и какому препарату отдадите предпочтение? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо. Что касается аэропорта в Физули, то работы уже начались. Мы оперативно начали вопросы, связанные с разминированием. Потому что в первую очередь там надо было очистить территорию. Этот процесс уже близок к завершению, и в оперативные сроки аэропорт будет сдан в эксплуатацию, во всяком случае, его взлетно-посадочная полоса и системы навигации, которые бы обеспечивали функционирование аэропорта. Аэропорт будет международным. Взлетно-посадочная полоса будет способна принимать все типы самолетов, включая самые тяжелые и грузовые. Строительство аэропорта, — конечно, предсказывать это сложно, поскольку вопросы, связанные как раз-таки с разминированием, с доступом к этой территории, вызывают сложности, — но мы рассчитываем, естественно, в этом году он будет сдан, хотим, чтобы это было ранней осенью. Если все будет идти по плану, то ранней осенью этого года аэропорт уже будет введен в эксплуатацию. Это позволит нам использовать его как для восстановления территорий с учетом грузов, которые мы будем получать из-за рубежа, так и для удобного доступа граждан соседних государств в город Шушу. Потому что одновременно с аэропортом строится и две автодороги в город Шушу. Одна, она названа мной «Дорогой Победы», — это именно тот путь, по которому азербайджанские войска специального назначения шли в город Шушу через леса и долины. И другая дорога, она пройдет по более низменной трассе, которая будет также обеспечивать прямой доступ из аэропорта. Поэтому уверен, что азербайджанцы, которые проживают за рубежом, а также граждане других стран будут иметь эту возможность.

Должен сказать, что наши планы по строительству аэропортов только городом Физули не ограничиваются. У нас еще есть и планы по строительству аэропортов в Лачине и Зангилане, с учетом планов по обустройству территории, с учетом того, что Зангилан превратится в очень важный логистический центр. Поскольку, как вы знаете, одним из пунктов Заявления от 10 ноября прошлого года было открытие коридора на территории Армении, который бы связывал Азербайджан с его автономной республикой Нахчыван, а также связывал бы Азербайджан с Турцией и одновременно Россию с Турцией. Поэтому планы у нас большие, и будем их реализовывать. В этом году утверждена специальная инвестиционная программа по восстановлению территорий, которая достаточно обширная. И мы уже начинаем осуществлять первые выплаты по заключенным контрактам.

Что касается вакцин, должен сказать, что мы с самого начала пандемии держим ситуацию под контролем. Меры, которые были предприняты по ужесточению и смягчению карантинного режима, были достаточно эффективными. У нас достаточно низкий уровень тех, кто был заражен. У нас сейчас где-то чуть более 200 тысяч людей, которые были заражены коронавирусом. На сегодняшний день активных больных чуть более 2 тысяч. У нас очень много свободных мест в больницах. Потому что, во-первых, мы за первые месяцы пандемии создали более 10 новых больниц модульного типа, а также с учетом того, что в последние 2 месяца идет позитивная динамика между количеством зараженных и выздоровевших в пользу выздоровевших. А также мы на Южном Кавказе – первая страна, которая начала вакцинацию. Мы начали вакцинацию 18 января, всего месяц спустя после того, как в Европе начали вакцинацию. Мы вакцинируемся прививкой китайского производства CoronaVac.

Должен сказать, что мы также подключились с самого начала к системе COVAX, по которой мы должны получать и другие вакцины — и AstraZeneca, и Moderna, и Pfizer. И также с российской стороной у нас с самых первых дней были подписаны соответствующие документы по поставке вакцины AstraZeneca в Азербайджан, поскольку российские компании являются дистрибьюторами этой вакцины на постсоветском пространстве, также по вакцине «Спутник». Но пока эти вакцины нам не поступили. Мы имеем информацию, что вакцина «Спутник» пока обеспечивает внутренние потребности России, и очень ограниченные количества этих вакцин были поставлены в зарубежные страны.

Что касается вакцины CoronaVac, то 4 миллиона доз законтрактованы. Уже ежедневно мне докладывают, что порядка иногда 15-20 тысяч людей вакцинируются. Так что в этом направлении мы будем использовать все возможности. Соответствующие финансовые средства на это выделены. Просто будем ждать вакцин от производителей.

В связи с этим также хотел бы отметить один вопрос, который мы поднимали на международном уровне, и в том числе в  качестве председателя Движения неприсоединения. По нашей инициативе была проведена специальная сессия Генассамблеи ООН, посвященная COVID-19. Инициативу поддержали более 150 стран. Эта сессия состоялась в декабре прошлого года. Одним из тезисов, которые я озвучил, было справедливое распределение вакцин между странами мира, чтобы не было протекционизма, национализма в этом вопросе. Но, к сожалению, мы видим совсем другое. Мы видим, что даже между союзниками возникают серьезные проблемы, начинают считать, кто сколько вакцин использовал и кто кому что недодал. Поэтому эта ситуация еще раз говорит о том, что, несмотря на все заявления о солидарности, о совместной борьбе с этой бедой, на практике мы видим совершенно противоположное. Некоторые страны, например, закупили в 3-4 раза больше вакцин, чем это им нужно. Например, Канада. Я об этом говорил. Значит, получается, что кому-то не хватит. А им это не нужно. Но им до этого дела нет. Они на словах выступают за равенство, за права человека, за демократию, а на практике ущемляют права миллионов людей. Тех людей, которые живут в бедных странах и которые не могут себе позволить этого. И даже если могут позволить, просто не имеют доступа к этому. Я вам скажу откровенно, если бы мы не заключили соглашение со всеми производителями, что мы сделали, сегодня мы бы тоже оказались без вакцин. Мы должны были давно получить вакцину AstraZeneca. Не получили. Уже несколько месяцев как не получили. «Спутник» не получили. По COVAX должны были получить Pfizer и Moderna — не получили. И нам не говорят, когда мы это получим. Хорошо, что наши китайские партнеры выполняют свои обязательства. У нас есть средства это покупать. А что делать тем, у кого нет? Этим людям что —  умирать? Значит, богатые будут себя вакцинировать, забирать производство себе, как говорится, игнорировать полностью элементарные нормы человеческого поведения, а бедные страны должны страдать. О каком же равенстве мы говорим? Вот этот вопрос я и поднимал на специальной сессии Генассамблеи ООН, и этот вопрос мы сегодня активно дискутируем в рамках Движения неприсоединения. Моя инициатива поддержана многими странами. Сейчас идут дополнительные консультации, и мы должны переходить к делу. Уже хватит озвучивать шаблонные заявления, за которыми ничего не стоит. Это уже всем надоело. Это вопрос, который касается каждого человека. Мы в данном вопросе проявляем принципиальность и в национальном качестве, и как страна, которая председательствует сегодня во второй по численности международной структуре в мире после ООН.

Телеканал «Украина-24»: Господин Президент, добрый день. Я журналист канала «Украина-24». С Вашего позволения задам вопрос. Украина все время следила и следит за событиями в Азербайджане. Ваш опыт для нас очень важен. Надеюсь, в ближайшем будущем мы также вернем свои территории. Соответственно, вопрос. Скажите, с какими трудностями сталкивается Азербайджан сейчас во время реинтеграции освобожденных территорий? Я знаю, что сразу по окончании боевых действий были попытки диверсионно-партизанской подрывной деятельности. Как решили этот вопрос? И как решаете вопрос по возвращению мирных граждан, чтобы они жили мирно и безопасно? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Вы правы. После окончания боевых действий, по нашим данным, в 20-х числах ноября, из Армении из Ширакской области, из города Гюмри и прилегающих районов был отправлен отряд из более 60 человек, который непонятно как, через Лачинский коридор пробрался на территории, подконтрольные Азербайджанской армии. Как вы знаете, после окончания военных действий, 10 ноября миротворческая миссия Российской Федерации опубликовала карты зоны ответственности миротворцев. Эти карты постоянно находятся на сайте. Так вот, после окончания военных действий мы обнаружили, что в глубоком тылу находятся армянские вооруженные формирования. Мы сначала получили информацию, что это заблудившиеся, те, которые не смогли выйти из окружения, и некоторое время совместно с миротворческой миссией азербайджанские военнослужащие, думая, что это заблудившиеся, пытались помочь этим людям и вернуть их обратно. Но оказалось, что это не так. Оказалось, что это — диверсионная группа, которая совершала атаки, как на наших военнослужащих, так и на мирных граждан. В результате этих диверсий и терактов у нас четверо погибших среди военнослужащих и один погибший среди гражданских лиц, — это — представитель одной компании-мобильного оператора, который ехал в город Шушу и попал в засаду, — и несколько раненых.

Естественно, мы провели контртеррористическую операцию, в результате которой несколько террористов были полностью обезврежены, а более 60-ти — захвачены. Сегодня, когда их пытаются назвать военнопленными, думаю, что сознательно искажают суть вопроса. Военнопленного не может быть через 20 дней после войны. Военнопленные, которые были у нас, мы их всех вернули. Причем мы вернули раньше, чем вернули нам. Эти люди в эту категорию не подпадают. Это — террористы и диверсанты. И любая спекуляция со стороны Армении, либо же каких-то стран неуместна.

Что касается других сложностей, мы, конечно, не гарантируем того, что не будут проникать и другие диверсионные группы. Но сегодня мы достаточно обеспечиваем безопасность освобожденных территорий, проводим регулярные рейды, прочесывание, мониторинг — и посредством беспилотных летательных аппаратов, и визуальный мониторинг. Поэтому ситуация полностью под контролем.

Помимо этого, конечно, главной сложностью является минирование. Потому что нам армянская сторона не представила карты минных полей. И это, кстати, тоже может рассматриваться как преступление. Потому что после окончания военных действий у нас несколько случаев и среди военнослужащих, и среди гражданских лиц, которые погибли только потому, что нам не представлены карты минных полей. А с существующими нашими ресурсами сегодня обеспечить быстрое разминирование невозможно. То есть, тут, конечно же, мы еще раз убеждаемся в неискренности поведения армянской стороны, когда на словах говорится одно, а на деле происходит другое.

Мы передали им военнопленных, мы передали тела погибших. После войны более тысячи погибших армянских военнослужащих были найдены совместно с представителями армянской стороны, миротворческой миссии и нашими представителями на освобожденных территориях и переданы армянской стороне. Мы ведем себя в соответствии с нормами морали и нормами общечеловеческого поведения. Но не давать нам карты минных полей, значит обрекать на сознательную смерть и увечья мирных граждан и военнослужащих. О каком сотрудничестве может идти речь? В таком случае сотрудничество не может быть односторонним.

Еще один вопрос, который сегодня мы обсуждаем, это, конечно же, график возвращения бывших беженцев на территории, с которых они были изгнаны. Но здесь, помимо минных полей, ведь еще полностью все разрушено, вся инфраструктура разрушена, городов нет, возвращаться некуда. Все села практически разрушены. Я неоднократно посещал освобожденные территории, сотни километров на машине едешь и видишь только разрушенные деревни, нигде ни одного здания нет. В Агдаме ни одного здания нет, кроме полуразрушенной мечети и то, которую они использовали как ориентир для корректировки огня, и как наблюдательный пункт — смотрели, нет ли там продвижения азербайджанских войск. В Физули ни одного здания нет, даже флаг повесить негде было. На флагштоке мы повесили. То же самое в Джебраиле. Частично несколько домов осталось в Зангилане, в Губадлы, где были незаконные поселения. Поэтому мы сейчас занимаемся разминированием, параллельно оценкой ущерба, используя все возможности, в том числе и дронами снимаем, для того, чтобы предъявить обоснованные претензии через международные структуры оккупантам. Параллельно с этим уже даны поручения по составлению мастер-планов развития городов и сел. Поэтому вот это главные этапы для возвращения наших граждан.

Мы начали также пилотные проекты. Один проект уже начат – это «умное село». Мы хотим на освобожденных территориях создать максимально удобные возможности для тех, кто был лишен своей земли на протяжении 30 лет. Они заслуживают этого, заслуживают, чтобы жить достойно и пользоваться всеми благами современного мира. У нас есть и политическая воля, и финансовые ресурсы для того, чтобы восстановить эти территории, и мы это сделаем.

Британское новостное агентство Телеграф: Благодарю за то, что встретились с нами в день памяти жертв этого страшного геноцида. Как по-Вашему, можно ли в будущем обеспечить устойчивый мир, предотвратить такие геноциды и есть ли у Азербайджана искреннее намерение поддерживать в дальнейшем устойчивый мир?

Президент Ильхам Алиев: Спасибо. Конечно, мы хотим добиться устойчивого мира. Это единственный путь для того, чтобы перевернуть страницу вражды. Чтобы увидеть это, я призываю вас ознакомиться с Заявлением от 10 ноября. Его подписали я, Президент России и премьер-министр Армении. Как только армянская сторона назвала нам дату вывода войск, мы остановили войну. С первых дней войны я в каждом своем интервью и заявлении подчеркивал, что как только премьер-министр Армении лично, не кто-то из его чиновников, а он сам, назовет нам дату вывода войск из Физулинского, Шушинского, Джебраильского и других наших районов, мы остановим войну. То есть, если мы сможем сделать это мирным путем, то война остановится.

Мы тридцать лет ждали окончания конфликта. Наше намерение всегда было ясным и искренним. Когда Армения, по меньшей мере, демонстрировала определенные признаки того, что конфликт может быть урегулирован мирным путем, мы участвовали в этих переговорах. Но когда мы поняли, что правительство Армении не намерено возвращать нам ни сантиметра земли, а в июле и августе против нас был совершен ряд военных провокаций, затем – сентябрьская провокация, то, естественно, нам пришлось дать адекватный ответ. Поэтому, когда задается вопрос, каким может быть устойчивый мир, то он может быть только при демонстрации приверженности Заявлению от 10 ноября. Этот документ подписан премьер-министром Армении: будут освобождены часть Агдама, Кяльбаджар и Лачин. Мы сразу же остановили войну. Я сдержал свое слово. Однако каждый прекрасно понимает, что если бы мы продолжили войну, то это привело бы к более тяжелым и плачевным последствиям для Армении. Но мы не хотели еще больших потерь и жертв и продемонстрировали это. Сегодня мы обсуждаем вопрос о том, чтобы в регионе воцарились постоянный, устойчивый мир и безопасность. Единственный путь этого – сотрудничество. Наша цель заключается в восстановлении коммуникаций уже в трехстороннем порядке – вместе с Арменией и Россией, создании Зангезурского коридора и устранении всех транспортных препятствий. Если это произойдет, то и Армения получит прибыль, они увидят пользу мира. Еще одно наше условие, условие для мира заключается в том, что политическим кругам Армении следует понять: любые попытки реваншизма и мести будут строго наказаны Азербайджаном. Если мы увидим какую-либо угрозу, посчитаем ее серьезной угрозой для себя, то немедленно последует ответ. Поэтому предупреждаю, что здесь не должно быть никаких попыток реваншизма и мести. Армения должна полностью выполнить Заявление от 10 ноября, и в регион постепенно, шаг за шагом придет мир.

Хочу отметить еще один вопрос. В настоящее время в освобожденном нами направлении восточного Зангезура, на границе с Зангиланом азербайджанской армии нет. Там есть Государственная пограничная служба Азербайджана. Обратите внимание, там нет никакой напряженности между армянским гражданским населением и азербайджанскими пограничниками. Продолжается мирная жизнь. Мы подошли к границе, разместились на ней, но не перешли ее. В настоящее время часть сел приходится на нашу территорию, там нет армянских вооруженных сил. У них, у Армении, не было даже государственной пограничной службы, потому что, могу вам сказать, что граница Армении с Турцией и Ираном охраняется русскими войсками. То есть, мы стоим на своей границе. Мы не предпринимаем никаких негативных шагов в отношении армянского населения. Напротив, дорога протяженностью 20 километров, соединяющая армянские города, проходит через территорию Азербайджана. Мы создаем возможность для этого. Мы даже повесили там большой плакат: Добро пожаловать в Азербайджан. Не могу понять, почему это вызывает у Армении какое-то раздражение. Честно говоря, не понимаю, потому что проезжающие там транспортные средства, люди должны видеть, что въезжают в Азербайджан, спокойно пользуются территорией Азербайджана, и никаких проблем нет. Поэтому мы не должны добиваться еще чего-то для достижения устойчивого мира. Мы вернули то, что принадлежит нам, и продемонстрировали, что наши слова и дела равноценны.

Турецкий телеканал CNN: Сегодня годовщина важной даты. Когда был совершен Ходжалинский геноцид, когда убивали мирных граждан в Карабахской войне, многие страны молчали. Хочу узнать Ваши мысли, связанные с тем, что мир молчал, когда здесь происходила трагедия. Второй вопрос такой: какая работа в настоящее время проводится в Карабахе? Люди, вынужденные тридцать лет назад покинуть свои земли, ждут, когда вернутся в родные края. Определена ли дата в связи с этим? Подготовлены ли какая-либо «дорожная карта», план? Благодарю.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо. Вы абсолютно правы. Когда был совершен Ходжалинский геноцид, мир молчал. Одна из причин этого, наверное, была в существовавшем в то время дефиците информации. Информация, связанная с войной, была односторонней. Армения задействовала свою пропаганду. А азербайджанская сторона находилась в совершенно беспомощном состоянии. Потому что в то время у нас не было основ государственности. Азербайджан тогда находился в неуправляемом состоянии. Тогдашний Азербайджан напоминает нынешнюю Армению – некомпетентное управление, кризисная ситуация, отсутствие дисциплины в армии. Армия фактически вышла из подчинения власти. Такую же картину мы видим сегодня в Армении. Наши возможности тогда были очень ограниченными. Это – одна причина. Другая причина была в том, что мир не хотел видеть этого, потому что – мы поняли это потом – это была картина, в определенной степени противоречившая сложившимся стереотипам. Потому что когда началась первая Карабахская война, можно сказать, у большинства стран было такое представление, что Армения права, а Азербайджан не прав. Вопросы территориальной целостности были отставлены в сторону. А вопрос самоопределения наций вышел на передний план. И никто не задавал вопрос: ведь армянский народ уже самоопределился, у них есть независимое армянское государство, почему на исторической азербайджанской земле должно быть создано второе армянское государство? Никто не смог ответить на это. Поэтому эти стереотипы продолжали существовать много лет. На протяжении долгих лет по отношению к нам проявлялась несправедливость. Посмотрите, после распада Советского Союза американский Конгресс принял Акт о поддержке свободы. Этот закон был принят с целью оказания помощи всем бывшим союзным республикам. Азербайджан оттуда исключили. Кто? Представители армянского лобби. Многие из них и сегодня находятся на высоких должностях. Под предлогом того, что Азербайджан якобы объявил Армении блокаду. Как мы могли это сделать, если наши земли были оккупированы? Но против нас были введены санкции. Они остаются в силе по сей день. У них есть и номер – 907-я поправка. 907-я поправка к Акту о поддержке свободы подразумевает санкции против нас. Может ли быть такая несправедливость? Просто лица, находившиеся в то время у власти, ничего не смогли предпринять против этого. Потребовалось много лет, чтобы мы смогли изменить мнение мира, представить правду. Посмотрите, сколько усилий мы приложили для того, чтобы доказать очевидную истину. А стереотип был такой: Армения всегда права. Что бы она ни делала, ее всегда оправдывали. Посмотрите сколько оппозиционных лидеро было арестовано за последние несколько лет в Армении. Сколько людей лишились своих прав. Произошли даже политические убийства. Какая-нибудь международная организация осудила их? Нет. Им дозволено все. Мы же доказывали свою правоту в борьбе и добились этого. Ваше нынешнее пребывание в Азербайджане, доведение до мира нашей позиции, конечно же, вносят большой вклад в установление справедливости.

Что касается вашего второго вопроса — когда наши соотечественники смогут вернуться на свои земли? Знаете, я тоже, наверное, каждый день задаю себе тот же вопрос, потому тоже хочу, чтобы мы добились этого как можно скорее. Но для этого, конечно, необходимо принять комплексные меры. Я уже сказал об этом. По окончании процесса разминирования и уже параллельно с этим мы приступаем к данной работе. Недавно уже стал реализовываться проект «умное село». Этот проект будет реализован в трех селах Зангиланского района – Агалы I, Агалы II, Агалы III. Я поручил полностью завершить проект до конца нынешнего года. То есть, там будут размещены около 1000 человек. Будет создана вся необходимая инфраструктура, восстановлены посевные площади, и люди вернутся туда. Таких пилотных проектов может быть много. Сейчас мы работаем над этим.

Что касается возвращения в крупные города, то, конечно, необходимо составить генеральные планы городов. К примеру, город Агдам. До войны там проживало около 40 тысяч человек. Сегодня население увеличилось и превысило 50 тысяч. Мы должны спланировать 50-тысячный, а может, и 70-тысячный город, создать инфраструктуру. После этого надо построить здания, в том числе школы, больницы. То есть, это требует много времени. Еще раз хочу сказать: нашим основным соперником является время, потому что средства есть. Мы также мобилизовали все силы. Однако время, конечно, диктует свою волю. Мне не хотелось бы называть какую-то дату. Хотя в моих мыслях есть даты, но мне не хотелось бы обрадовать людей раньше времени, а некоторых, возможно, и взволновать. Но поверьте, мы в максимально короткий срок поэтапно вернем людей в эти регионы. В то же время в настоящее время составляется список сел на освобожденных территориях, которые будут восстановлены в первую очередь. Мы активно работаем и над этим вопросом.

Руководитель Глобального совета журналистов Турции: Господин Президент, прежде всего, благодарим Вас. Вы приняли нас здесь. У Глобального совета журналистов Турции есть представительства в 40 странах. Азербайджан является одной из них. Я приехал сюда вместе с представителями зарубежной прессы, иностранными журналистами как руководитель организации, штаб-квартира которой находится в Анкаре, а офис – в Стамбуле. У нас есть благодарственная плакетка для Вас. Вам ее передадут. Что касается моего вопроса, как победоносный Верховный главнокомандующий Вы успешно завершили 44-дневную Отечественную войну, против которой,как Вы сказали, серьезно выступала международная общественность. Поздравляем Вас с этим. Естественно, последующий процесс представляет важное значение. Война закончилась. Однако у международной общественности есть такое мнение — без полного определения статуса Нагорного Карабаха эта война никогда не закончится. Как, по Вашему мнению, эта война действительно закончилась? Продолжат ли после этого две страны, два народа жить в отношениях добрососедства? Какие процессы будут после этого? Это — часть моего вопроса. Второе, как Вы знаете, создан Российско-турецкий совместный мониторинговый центр. Чем занимается этот центр, какую работу проводит? Это тоже интересно. Предоставлены ли этому центру функции? Какие обязанности он взял на себя? Мы знаем о роли Турции в 44-дневной войне. Знаем взятые ею на себя обязательства. Но какова будет миссия Турции после установления мира? Можете ли сообщить об этом? Благодарю Вас, выражаю Вам свое уважение и почтение.

Президент Ильхам Алиев: Благодарю. В первую очередь, хотел бы ответить на ваш вопрос о статусе. Я уже говорил об этом, хочу сказать еще раз: нагорно-карабахский конфликт завершен. Азербайджан был одной стороной этого конфликта. Мы ясно выражаем эту мысль, что нагорно-карабахский конфликт уже решен. Азербайджан решил его. Переговоры, продолжавшиеся тридцать лет, не дали никакого результата. Хотя Минская группа и осуществляла деятельность, результат был равен нулю. За последние два года сопредседатели Минской группы фактически и сами не знали чем заняться. Потому что неуместные и очень опасные заявления премьер-министра Армении фактически парализовали их деятельность, сделали ее бессмысленной. Если премьер-министр Армении говорит, что «Карабах- это Армения, и точка», то какой процесс может быть после этого, о каких переговорах может идти речь? По существу это поставило сопредседателей Минской группы в очень сложное положение. Потому что они должны были как-то среагировать на это. Фактически в течение последних двух лет никакие переговоры не проводились. То есть, Азербайджан решил этот вопрос в одиночку. Нагорно-карабахский конфликт был решен. Это подтверждает Заявление, подписанное 10 ноября.

Что касается статуса, то я в своих выступлениях указал адрес статуса. Не хочу больше возвращаться к этому вопросу. Где статус, все знают. Считаю, что чем реже будет упоминаться этот вопрос, тем лучше будет для Армения и армянского народа. Потому что Армении и армянскому народу не надо давать ложных обещаний. Одной из причин, по которой они оказались сейчас в таком положении, было именно это – мифы, притязания,необоснованные желания. Свою роль в том, что армянский народ оказался в таком жалком положении, сыграли и политики некоторых зарубежных стран, которые поддерживали эти стремления. Поэтому вопрос статуса вообще должен быть исключен из повестки дня. Нагорный Карабах — исконно азербайджанская земля. Фактически мы сегодня вообще не должны употреблять выражение «Нагорный Карабах». Карабах с его равнинной и нагорной частью — неотъемлемая часть Азербайджана. На одной его части живет армянский народ. Мы не возражаем против этого. Несмотря на то, что армянское население было переселено туда в XIX веке. Мы не возражаем. В других наших местах также живут армяне и никаких проблем нет. Поэтому в связи со статусом считаю, что если кто-то сегодня поднимает этот вопрос, то он служит не миру, а больше противостоянию. У нас есть ясное представление о дальнейшем сосуществовании азербайджанского и армянского народов. Я говорил об этом и в период войны, неоднократно.

К сожалению, во время войны мы не услышали подобных заявлений от руководства Армении. Наоборот, звучали заявления, полные неприязни, ненависти. А я говорил, что у нас нет проблем с армянским народом. Армяне — наши граждане. В Азербайджане проживают тысячи армян. Наше обращение с армянскими пленными во время войны еще раз подтверждает это. Я приведу вам один пример. В одном из освобожденных сел остались двое одиноких пожилых людей. То есть, «героические» армянские солдаты бежали, бросив их там – женщину и мужчину. Они были очень преклонного возраста. Мы их привезли, разместили в больнице. Потом связались с армянской стороной, сказав, что хотим передать их на государственной границе. Когда мы привезли на государственную границу, они приняли пожилую женщину, а старика не взяли. Сказали, что он уже болен. У нас нет возможности ухаживать за ним. У него нет родственников, если мы его примем, кто будет за ним ухаживать? Посмотрите, какая степень аморальности! Как мы ни старались, — Красный Крест тому свидетель, мы сделали это с участием Красного Креста, — они отказались от него. Этот пожилой мужчина остался у нас. Красный Крест с нашей помощью разместил его в больнице. Несмотря на все усилия, через некоторое время он скончался.

Мы делали и это. А каким был их ответ? Поэтому мы и сегодня заявляем, и я как Президент говорю, что у нас давняя история совместного проживания с армянским народом – и в Армении, и в Азербайджане, и в других странах. Например, в Грузии есть такие села, где азербайджанцы и армяне живут вместе. Между ними нет никаких разногласий. В России, Украине, Европе. Наша позиция такова. Но это не односторонний вопрос. Армянский народ тоже должен быть готов к этому. Однако, к сожалению, мозг армянского народа настолько задурманили, что надо приложить большие усилия, чтобы они избавились от этой болезни,.

Что касается деятельности Российско-турецкого мониторингового центра, то могу сказать, что в определенной мере это нашло отражение в Заявлении, подписанном 10 ноября. Там конкретно не указывалось, что будет Российско-турецкий мониторинговый центр. Но согласовывая данное Заявление, мы определили это. Азербайджан за свой счет создал этот мониторинговый центр близ села Мерзили Агдамского района. Были созданы все условия. Как вам известно, мониторинговый центр действует и его основная цель – осуществлять контроль в поствоенный период, проводить мониторинг с использованием и беспилотников, чтобы не допустить какого-либо противостояния в этой зоне конфликта, если же это случится, то установить, кто был зачинщиком, кто виновен. До настоящего дня — за исключением перехода упомянутой мною диверсионной группы в Азербайджан — какого-либо серьезного противостояния не произошло. Считаю, что этот мониторинговый центр будет функционировать как очень важный инструмент для поствоенного периода.

Ваш очередной вопрос касался деятельности турецкой стороны. Как вы сказали, в чем будет заключаться миссия Турции? С первых дней Турция продемонстрировала очень позитивное поведение. Поведение, расчитанное на мир, стабильность. В то же время Турция с первых дней оказала поддержку Азербайджану в его правом деле. Мой дорогой брат уважаемый Президент с первых дней выступил с очень четкими заявлениями. И другие должностные лица — министр обороны, министр иностранных дел, другие министры, председатель Великого национального собрания. Все эти заявления, эта политическая и моральная поддержка придавали нам сил и одновременно были очень серьезным месседжем для многих. Турция и после войны демонстрирует очень позитивное отношение. Даже вчера официальные лица Турции выступили с заявлениями относительно ситуации в Армении. Сегодня в Турции знают о встречах, проводимых между Азербайджаном, Арменией и Россией на уровне заместителей премьер-министров. Потому что эти встречи значимы для всего региона. И Турция, и Иран, и в будущем, если будет такое желание, Грузия могут присоединиться к общей платформе. Турция сегодня как силовой центр в мировом масштабе играет очень положительную роль во всех регионах, в том числе в нашем, и это очень важно для стабильности в регионе.

Российское агентство РИА Новости: Добрый день, господин Президент. Мы на днях побывали в Лачинском районе, лично я была в первый раз. И что на первый взгляд впечатляет, конечно, красивые места, прекрасные, и понимаем, что с большим потенциалом. Но в то же время понимаем, смотря на то, что там сейчас есть, что предстоит огромная работа по восстановлению этих земель. И напрямую связан с этим процессом, конечно, процесс разминирования этих территорий после войны. Возможно, эти цифры уже озвучивались, но, возможно, появились новые данные. Сколько еще территорий предстоит разминировать и какие сроки Вы ставите? И как представитель российского СМИ хотелось бы узнать, ведутся ли переговоры, если да, то с какими компаниями российскими, которые могут принять участие в процессе восстановления инфраструктуры на этих землях? Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо. По разминированию мы только в начале пути. Мы разминировали пока всего-навсего несколько тысяч гектаров. Мною были даны указания для формирования новых воинских подразделений, новых саперных, инженерно-саперных батальонов Министерства обороны Азербайджана, которые уже сформированы. Мы закупили недавно современную технику в Турции — она уже привезена, — которая намного облегчит нам эту работу. Параллельно с этим недавно я подписал Распоряжение о создании Государственного агентства по разминированию. До этого у нас существовала структура, статус которой был достаточно неопределенный, она называлась ANAMA. Она была создана при существовавшей в свое время комиссии по восстановлению освобожденных территорий. И для того, чтобы усилить эту работу, мы создали государственную структуру, она уже сформирована. На этот год в инвестиционной программе мы выделяем около 100 миллионов манатов для того, чтобы агентство эффективно работало. В том числе будет закуплено самое современное оборудование и в том числе дистанционного характера — и роботы, и машины-разминирователи. То есть, мы будем максимально стремиться этим заниматься. То есть, одно направление – это Министерство обороны, второе направление – это Государственное агентство по разминированию.

Также более 100 специалистов из Министерства обороны Турции были командированы сразу после окончания войны для участия в разминировании и тренингов для наших саперов. И группа МЧС России также участвует в разминировании на территории Агдамского района. Основная деятельность МЧС России – это на территории, которая является зоной ответственности российских миротворцев, но также они участвуют и здесь. Мы сейчас ведем переговоры с несколькими компаниями, которые имеют опыт в этом направлении, но пока эти переговоры не завершены. Там идут согласования. Но мы будем максимально использовать все возможности. И, кстати, назначая на должность руководителя агентства, я также сказал, что мы хотим, чтобы азербайджанские компании также участвовали в этом. Потому что эта работа не на один год, к сожалению. А территория, которая должна быть разминирована, достаточно большая. Поэтому местные компании тоже подключатся.

Что касается методологии, здесь она существует. Есть международная практика, что в первую очередь должно быть разминировано. Это — коммуникации, это населенные пункты и места для сельскохозяйственной деятельности. Кстати, должен сказать, что мы начали уже сельскохозяйственную деятельность на освобожденной территории. Уже посажены озимые пшеницы на территории более 7 тысяч гектаров. Для этого предварительно территория была очищена от мин. Так что мы готовы к широкому международному сотрудничеству. Я знаю, что сейчас очень много предложений поступает от различных компаний. Но здесь главные два фактора, как и во многих других вопросах, — это качество и цена. Сочетание вот этих двух качеств, конечно, и будет главным фактором предпочтения, которое мы отдадим той или иной компании.

Что касается другого вопроса — об участии российских компаний в восстановлении, я делал уже заявления на этот счет. Мы будем привлекать компании из дружественных стран. Россия и Азербайджан – это дружественные страны. Поэтому, естественно, российские компании будут привлекаться. Я думаю, что они уже сами могут проявлять интерес. Потому что мы получаем уже заявки из различных стран по определенным видам работ. Это касается и планирования городов, это касается и уже строительства объектов, в том числе инфраструктурных объектов, и дороги, мосты, электростанции. То есть объем работ огромный. Территория более 10 тысяч квадратных километров освобождена. Поэтому тут, я думаю, для всех друзей Азербайджана хватит фронта работы.

Общественное телевидение: Господин Президент, контрнаступательная операция Азербайджанской армии в ответ на очередную попытку агрессии Армении 27 сентября завершилась блестящей победой нашей армии. После войны Азербайджан занят стремительными ремонтно-восстановительными работами на освобожденных от оккупации территориях и работает над новыми платформами многостороннего регионального сотрудничества. Как Вы расцениваете перспективы развития региона после войны и какую пользу это принесет нашей стране и государствам региона?

Президент Ильхам Алиев: Я оцениваю ситуацию очень позитивно. Считаю, что сегодня возникли уникальные возможности для дальнейшего развития региона, потому что, еще раз хочу отметить, мы считаем – так считают и многие наши партнеры, — что война закончилась, и нам уже надо закрыть эту страницу книги и смотреть в будущее. Другой фактор, вызывающий оптимизм, заключается в том, что соседи также разделяют наше мнение. Между нами нет разногласий, связанных с дальнейшим развитием региона, реализацией интеграционных проектов. Могу сказать, что у меня были многочисленные беседы по этому вопросу с руководителями Турции, России, Ирана, были консультации, контакты на уровне министров иностранных дел, заместителей премьер-министров, и мы фактически демонстрируем полное единодушие в том, что необходимо максимально эффективно использовать эту возможность. Потому что поствоенный период действительно открывает новые возможности, создает уникальные возможности для сотрудничества, взаимной торговли, открытия коммуникаций, создания новых транспортных коридоров. Если обратить внимание только на Зангезурский коридор, то можно увидеть, что это отвечает интересам не только России, Азербайджана, Турции, Ирана, Армении, но и соседних стран. То есть, может быть открыта новая транспортная артерия Евразии. Если эти позитивные тенденции будут преобладать, то, конечно, каждый реализованный проект приведет после себя к новому проекту. Могу привести здесь пример из нашей деятельности в энергетическом секторе. Предпринимая первый шаг, мы, возможно, и представить себе не могли, какие крупные проекты реализуем сегодня. Посмотрите, к чему привел первый нефтепровод – сданный в эксплуатацию в 1999-м году трубопровод Баку-Супса, соединивший Азербайджан, Каспийское море с Черным морем. Сколько проектов после этого было реализовано. Инвестирование, новые открытия, а также Южный газовый коридор. В вопросах, связанных с реализацией данного проекта, уже объединились 7 стран, что само по себе сегодня создает новый формат сотрудничества. Ту же картину мы можем наблюдать и здесь. Но с тем условием, что здесь не будет каких-либо скрытых моментов, мыслей, а будут искренность, взаимное доверие и распределение интересов. Потому что должны быть обеспечены интересы всех стран. Только в таком случае мы сможем максимально эффективно использовать данную ситуацию. Еще раз хочу сказать, что Азербайджан, Турция, Россия, Иран – мои встречи и обмен мнениями с главами государств позволяют сказать, что у нас одинаковая позиция. Армения на словах пока придерживается этой позиции, потому что в ходе проводимых консультаций она выдвигает некоторые мысли, которые невозможно принять. Поэтому если в Армении будет такой же подход по этому вопросу, то, конечно, в этом случае она тоже может стать составной частью происходящих процессов. Если не будет, то мы и без нее решим запланированные вопросы. Никто не сможет остановить нас, недавняя история также показала, что мы добились всех поставленных целей. Просто Армения может в очередной раз утратить этот исторический шанс, так же, как утратила в 1990-х годах. Она не верила, что мы реализуем все проекты, что они пойдут в обход Армении, которая не получит ни копейки прибыли. Если она и сейчас придерживается такого же мнения, то ее ждет такая же участь. Мы готовы к сотрудничеству и считаем, что оно может стать основным гарантом долгосрочного мира в регионе.

Японское информационное агентство JiJi: Здравствуйте, уважаемый господин Президент. В первую очередь благодарим Вас и еще раз выражаем соболезнования. Наш вопрос связан с Ходжалы. Тридцать лет назад там многие люди потеряли своих близких. В настоящее время на повестке находится возвращение туда азербайджанцев. Однако выжившие там люди говорят: «Да, мы хотим вернуться туда, но не хотим видеть там армян». Как по-Вашему, возможно ли совместное проживание там армян и азербайджанцев? Какие меры предпринимаете в связи с этим? Благодарю.

Президент Ильхам Алиев: Я уже в определенной степени ответил на этот вопрос. Считаю, что это возможно. На самом деле и политика Азербайджана, и его позиция, и мнение нашего народа подтверждают эту мысль. Мы – страна, открытая сотрудничеству, и в Азербайджане представители различных народов веками живут как одна семья. В Азербайджане никогда не было каких-либо конфликтов, недопонимания на религиозной, национальной почве. Вторая Карабахская война еще раз показала это. То есть, представители всех народов сплотились в единый кулак под одним знаменем, и каждый проживающий в Азербайджане народ внес свой ценный вклад в эту Победу.

Что касается совместного проживания с армянами в будущем, то еще раз хочу сказать, что это происходит в различных странах, в том числе в Азербайджане. Как мне сообщили недавно, наши журналисты даже нашли сестру бывшего министра обороны Армении, которая живет в Азербайджане. Смотрите, министр обороны Армении в 1990-х годах участвовал в геноциде азербайджанцев. Его родная сестра живет в Азербайджане. Ей что-то говорят? Нет. Вот это и есть воспитание, моральный уровень азербайджанского народа. Мы готовы к этому и впредь.

Я абсолютно уверен, что азербайджанцы должны вернуться и вернутся на земли, которые сегодня находятся под контролем миротворческой миссии. Это указано в Заявлении, подписанном 10 ноября. Да, это займет некоторое время и потребует совместных усилий. Однако это неизбежно. В том числе мы вернемся и в Ходжалы. Другого пути нет. Армянская сторона тоже должна понять, что если попытается создавать искусственные препятствия, то навредит самой себе.

В то же время я хорошо понимаю вопрос, о котором вы сказали. Раны войны еще не зажили. Раны Ходжалы никогда не заживут. Мы никогда не забудем Ходжалинский геноцид – и близкие жертв, и весь азербайджанский народ. Для заживления ран войны нужно время. Мы это понимаем и не хотим никого торопить, не хотим никого заставлять.

Для нас первый этап – это возвращение наших граждан на освобожденные земли. Параллельно с этим – я уже ответил на эти вопросы – стоят вопросы обеспечения долгосрочного мира и сведения на нет рисков войны. Не прошло и четыре месяца после войны, а между официальными лицами – официальными лицами Армении и Азербайджана уже налаживаются контакты, проводятся встречи, иногда в открытой форме, иногда в неофициальном формате. Однако этот процесс идет, и он идет в позитивном направлении. Поэтому, понимая всю деликатность вопроса, еще раз хочу сказать, что для того, чтобы полностью добиться желаемого, мы должны быть мудрыми и вовремя предпринимать все шаги. Так же, как во Второй Карабахской войне предпринятые вовремя шаги дали свой эффект.

Медиахолдинги «Звезда» и «Большая Азия»: Господин Президент, я представляю медиахолдинг «Звезда» Вооруженных сил России и медиахолдинг «Большая Азия». Начну с вопроса медиахолдинга «Большая Азия», он достаточно прост. Вы в глазах всего мира создали уникальный прецедент. Потому что Вы выступили абсолютным миротворцем во время Карабахской войны. Вы 23 раза говорили о мире, когда с другой стороны не было сделано ни одного заявления. Как Вы намерены дальше строить свои отношения с Арменией на государственном уровне? Не с армянским народом, а именно с Арменией как государством, в развитие своих инициатив, которые действительно потрясли мир.

Второй вопрос от медиахолдинга «Звезда» Вооруженных сил России касается тех удивительных и противоречивых заявлений, которые были сделаны армянскими официальными лицами в связи с якобы использованием тяжелого вооружения, в том числе ОТР «Искандер», ракет российского производства. Заявления эти были опровергнуты Министерством обороны России, но, тем не менее, вызвали определенный ажиотаж и, я бы сказал, опасения у всех государств, сопредельных с Арменией, опасения за свою безопасность и за мир. Как Вы полагаете, какие механизмы можно было бы создать, на Ваш взгляд, для возможного контроля за такими вооружениями, которые могут оказаться в руках безответственных лиц? И вдогонку за этим, как Вам представляются дальнейшие отношения с Россией по оружейным контрактам, если можно было бы Вас об этом спросить. Благодарю Вас за внимание.

Президент Ильхам Алиев: Спасибо. Спасибо за такое пристальное внимание к событиям, которые происходили в сентябре-ноябре. Я, честно, сам не считал, сколько раз говорил о мире, но вы посчитали, и это говорит о том, что вы очень пристально вникли в суть вопроса, поэтому мне будет проще ответить. Я на самом деле говорил о мире много, и еще раз хочу повторить то, что говорил сегодня. С первого дня войны я говорил о том, что мы готовы остановиться, как только нам дадут сроки вывода со всех оккупированных территорий. И если бы армянская сторона прислушалась к моим словам, то не было бы настолько унизительным и болезненным их поражение и не было бы столько жертв. Более того, армянская сторона в лице премьер-министра также не прислушалась и к словам Президента Путина. Я об этом могу сказать, потому что он об этом уже сказал сам лично, что во время войны неоднократно мы были в контакте. И должен сказать, что у нас, естественно, с премьер-министром Армении прямого контакта не было и нет. Но через Президента Путина мы как бы передавали друг другу разные месседжи. И мне известно, и Президент России об этом говорил, что и к его словам армянский премьер-министр не прислушался и тем самым усугубил ситуацию до такой степени, что вынужден был подписать акт о капитуляции где-то в какой-то темной комнате. Если Вы помните, даже его не было на церемонии подписания. Поэтому тут все будет зависеть от того, какую политику выберут армянское руководство и армянская власть.

Наша политика однозначна и во время войны, и после войны. Я ее четко формулирую и сегодня говорю, что мы нацелены на мир. Нам война не была нужна. Это была вынужденная мера. И эта мера оказалась эффективнее всех многолетних, тридцатилетних бесполезных переговоров. Так что все будет зависеть от правильной оценки современных реальностей армянским руководством, правильных выводов и исключения попыток реваншизма. Мы за всем следим, будем следить еще более пристально. Мы отслеживали ситуацию не только на оккупированных территориях, но и на территории Армении. Мы видели все передвижения, мы видели все выдвижения, в том числе и ракет большой дальности, ну а сегодня тем более. Поэтому я не советую армянскому руководству хитрить, темнить и пытаться нас обмануть. Это просто уже невозможно. Если с армянской стороны будет такой же подход, то мы будем выстраивать отношения в плане дальнейшего укрепления контактов. И, конечно же, если все пойдет именно так, как мы думаем, то мы не исключаем на каком-то этапе подписания и мирного договора. Потому что де-факто заявление от 10 ноября — это по существу и есть мирный договор. А что еще бывает в мирных договорах? Когда одна сторона побеждает другую, одна сторона подписывает акт о капитуляции. Но де-факто то, что было подписано 10 ноября, — это акт о полной капитуляции Армении. Поэтому, конечно, мы готовы идти этим путем.

Что касается заявления премьер-министра Армении в связи с ракетным комплексом «Искандер», оно у нас тоже вызвало вопросы. Я не хотел бы иронизировать на эту тему, достаточно уже было комментариев и среди российских официальных лиц, и членов парламента России, и экспертов о том, что на 10 процентов ракета взорваться, конечно, надо очень постараться, чтобы это произошло. Мы не видели пуска ракет «Искандер», не видели. Поэтому когда это заявление было озвучено, вчера еще раз мы поинтересовались. Но нет, мы этого не видели. Это просто очередной, я бы сказал, ляп публичный. Их уже много было. И в принципе то, что сейчас происходит в Армении, напоминает какую-то сцену трагикомедии. Вот так я бы охарактеризовал то, что там происходит.

 

| 2021-02-27T01:12:04+04:00 27 февраля 2021, 01:50|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Loading...|