Современный мир, в котором мы живем, стремительно меняется. Прежние экономические формулы перестают работать, а отрыв между богатыми странами и бедными, между богатым и средним кластерами сильно меняется в пользу первых.

О том, какие тенденции развиваются в современном мире, как можно сбалансировать мировую финансовую систему, рассказал в интервью # доцент университета АДА Анар Велиев.

— Одна из главных проблем современных США и в целом мира — это несправедливое распределение финансов. Богатые становятся богаче, бедные еще  беднее, а сил, которые могли бы сбалансировать систему – нет.  Как вы считаете, насколько возможно в современном мире сбалансировать распределение финансовых благ?

-Это абсолютно верно, что страны, которые являлись сырьевым придатком, становятся все беднее и беднее. На мировую арену выходят новые экономические сильные страны и эксплуатируют другие страны. Это такие страны как Индия, ЮАР, то есть те страны, которые раньше сами были колониями, но сейчас выходят на новый уровень развития, а страны, которые эксплуатируются – это в основном африканские страны, ряд латиноамериканских, азиатских, в том числе и  постсоветских стран, таких как Грузия, Армения, Азербайджан и центральноазиатские страны. То, что я говорю это не неомарксизм, это та объективная реальность, в которую мы попали.

Сегодня сбалансировать ситуацию невозможно. Потому что все институты, как государственные, так и надгосударственные служат только укреплению государств и одновременно укрепляют доминирующие позиции отдельных финансовых групп.

Что мы видим сейчас в США —  вся экономика этой страны находится в руках разных финансовых групп, которые пытаются как можно больше выжать из данной ситуации. К примеру, если взять такую надгосударственную организацию как ВТО, ее целью на сегодня является открытие границ, для проникновения крупного капитала в те или иные страны. То есть и тут мы видим, что данная организация служит интересам больших корпораций. Тут вопрос не о личностях, таких как Илон Маск, а о корпорациях, которые стягивают себе большую часть капитала.

Сбалансировать ситуацию на сегодня никак не предвидится.

Можно пойти по другому пути: делить дивиденды той или иной кампании между определенным количеством социально незащищенных лиц. К примеру, сегодня в Британии, США, люди имеют право покупать те или иные акции, и чем больше эти акции растут, тем лучше для них. Да, «львиная» доля и контрольный пакет акций принадлежит богатым, но немаленькая доля принадлежит простым людям, то есть если вы хотите пойти и купить акции Тесла, то это не составит большого труда. Вы даже можете взять кредит и пойти купить акции этой корпорации. То есть,  возможность участвовать в финансовой капитализации той или иной корпорации дается.

-Средний класс является фундаментом устойчивости любого государства. Прослойка среднего класса во всем мире становится все тоньше и тоньше. Причем началось все еще задолго до пандемии, которая ускорила этот процесс. Можно ли спасти средний класс?

— Я бы не сказал, что средний класс становится все тоньше и тоньше. Возможно, это заметно в странах «третьего мира», но в целом в странах «первого мира» данная прослойка не уменьшается. Просто это уже не тот средний класс, который мы привыкли видеть. Что я имею в виду, средний класс – это те люди, которые имеют приличный достаток, имущество, бизнес со средним доходом и так далее. Сейчас это немного не так. Поэтому я думаю, что классификация того, кто является средним классом, кто является богатым, а кто бедным, тоже должна поменяться. Должна поменяться методология определения среднего класса.

Однако, если считать, что средний класс по миру становится все тоньше и тоньше, то тут есть несколько возможностей его спасти. В нашем случае спасти средний класс может только конкурентоспособная атмосфера, и как можно скорее вовлечение в глобализацию экономики мира. Да, это несет в себе определенные риски, если, например, там будет кризис, это нас тоже затронет, но и одновременно он позволит очень многим нашим людям, особенно среднему бизнесу, подняться на ноги. Если взять пример с Турции, то этой стране позволила встать на ноги  свободная торговля со странами Европы, Ближнего Востока и так далее.  То есть открытые границы, конкурентоспособность и торговля.

— Одной из проблем современных работодателей является технологизация промышленной сферы, что приводит к массовым сокращениям рабочих мест. Соответственно,  порождает гипер богатых людей и одновременно огромное количество безработных. Не кажется ли вам, что современные экономические правила и правовая составляющая сильно устарели и с этим нужно что-то делать? Но что?

— Да, технологизация приводит к массовому сокращению рабочих мест. Здесь самая большая проблема не в том, что люди остаются без работы, а в том, что образование, которые получают разные специалисты и в целом люди,  должно меняться. Мы не видим привязки между образованием и рынком труда. Сегодня большинство университетов, будь это в США или в Азербайджане, 70-80%, знаний, которые они дают – это устаревшие знания. То есть, когда студенты закончат свое обучение, оно уже не будет востребовано на рынке труда.

Университеты должны давать такие навыки, чтобы человек самообразовывался на протяжении всей своей жизни. Почему мы сегодня наблюдаем рост количества безработных, причем с дипломами, потому что они не могут переориентироваться и поменять свою специализацию в течение короткого времени.

Экономические правила игры останутся теми же, никто их менять не будет. Единственное, что мы можем сделать как государство, это полностью поменять структуру образования. Поэтому я считаю, что изменения нужно делать не столько с правовой и экономической точки зрения, сколько нужно изменить образование.

Не кажется ли вам, что мы сейчас на переходном этапе, либо мир будет еще больше консервативным и замкнется на старых правилах игры, либо найдет новую формулу? 

— Я не думаю, что мир будет еще больше консервативным. Ситуация с пандемией и прочими проблемами, опасность для ценностей либерализма — все это постепенно будет отходить в сторону. Несмотря на то, что, столько людей погибло, я не считаю, что смертность высокая и сравнима с тем же раком, или другими болезнями, которые нам известны. В любом случае мир изменится, и будет меняться в лучшую сторону.

 

(Пока оценок нет)