Договоренность (не)возможна

Разговор в формате ОПЕК+ отложен не только и не столько из-за разногласий вокруг размеров сокращения добычи и экспорта нефти. На первый взгляд это техническая и технологическая задача, а на самом деле сугубо политическая. Речь идет не только об отрезании у конкурентов какой-то доли рынков. Этим занимались все и всегда. Здесь же последствия будут глобальными и масштабными. При всем своем сложном и в чем-то незавидном положении Кремль хочет добиться стратегической победы над Западом и в первую очередь над США.

В Москве продолжают считать, что американский президент Дональд Трамп спит и видит, как договориться со своим другом Владимиром Путиным и начать новую эру во взаимных отношениях. Именно для этого был запущен пропагандистский шар насчет так называемой гуманитарной помощи для США. Восторгу на российских федеральных каналах не было предела после слов Трампа, что это очень мило. Потом счастье от такого отзыва быстро сошло на нет после того, как стало известно, что эта помощь оплачена. Однако, этот тактический прокол не изменил стратегических планов.

Суть их сводится к тому, чтобы создать нефтяной треугольник США-Россия-Саудовская Аравия и тем самым навязать остальному миру выработанную им политику. Не только в нефти и газе, но и во многом другом. В несколько уменьшенном виде это будет возврат к кремлевской мечте о разделе мира на сферы влияния, пусть пока в нефтяном и газовом вопросах. По мысли московских планировщиков это снова должно выдвинуть Россию на мировые позиции, которые она стремительно теряет в результате обвала цен на нефть, санкций и всего остального.

Как говорится, все складно в головах кремлевских стратегов, да реальность оказывается совсем другой.

Во-первых, саудиты не соглашаются на предложенное сокращение добычи. Путин говорил о 10 млн. бочек в сутки, а по многим показателям этого мало. Навес предложения нефти на рынке таков, что сдвинуть негативный ценовой тренд можно только уменьшением на 15-17 млн. баррелей.

И здесь возникает самый важный вопрос. Кто и на сколько будет уменьшать добычу. В январе-марте текущего года, когда сделка России и ОПЕК работала, российские нефтедобывающие компании в целом не снизили, а нарастили добычу на 0,7%. В Москве думали оставить этот факт в большом секрете? Навряд ли, просто нагло пренебрегли взятыми обязательствами. Это обычная московская практика хозяев своего слова. Дать и забрать обратно. Конечно, подобные действия и сопутствующие просто испарили доверие к России, если оно еще у кого-то было.

Во-вторых, Эр-Риад не соглашается на сделку, если в ней не будут участвовать США. И это не вопрос объемов, а политика. Ведь все прекрасно знают, что американская администрация не может приказать своим компаниям снизить добычу и ввести для них соответствующие квоты. Нет у Вашингтона таких полномочий, а законы в США чтут и соблюдают. Иначе суд и очень большие проблемы. Вплоть до импичмента, а уж конгресс проследит. Так что требование саудитов не более чем отвлекающий маневр с целью принудить Россию идти на значительные уступки в сокращении добычи.

В-третьих, все также знают о больших проблемах российской нефтянки. Серьезно нарастить добычу она в обозримой перспективе не может, но и сократить тоже очень сложно. Где-то в Татарстане и вокруг него это можно, но мало. Если говорить о Сибири, то здесь возникают серьезные трудности технического и технологического свойства. Закрытую скважину, если она в вечной мерзлоте, закрыть можно, но открыть практически невозможно. Это не солнечная Саудовская Аравия, где это тоже сопряжено с некоторыми трудностями, но вполне реально.

В-четвертых, уже приходилось отмечать, что в Москве сильно преувеличивают лоббистские возможности американских нефтяников. Их политические проблемы волнуют постольку поскольку. Кроме того, им все равно как их поддержат. То ли договоренностью о росте цен, то ли финансовой помощью. Последнее как раз в руках и возможностей американской администрации. Из триллионов долларов, ассигнованных на сглаживания результатов кризиса, нефтяникам обязательно перепадет. Никто их не бросит, так что беспокоиться о них не стоит и для Трампа это совсем не первостатейный вопрос. Это на федеральных каналах льют крокодиловы слезы по печальной доле американских нефтяников. Подумали бы лучше о своих. Им гораздо тяжелее.

В-пятых, Москва связывает возможную сделку с политическими разменами. От Вашингтона добиваются согласия взамен сдачи режима Мадуро, а, возможно, и Кубы снять санкции и предоставить России свободу рук по периметру ее границ и в Восточной Европе. Причем последнее трактуется расширительно вплоть до Балкан. Под обещание больше не вмешиваться в дела американского backyard — заднего двора, как американцы называют Латинскую Америку.

Однако, у Эр-Риада тоже есть политические требования. Они касаются Ирана и его экспансии в Сирии и Йемене. Здесь Москва мало что может. В Тегеране ведут свою деятельность без серьезной оглядки на Россию и не захотят менять политику ради удовлетворения московских интересов. Наоборот, Иран хочет своего размена для ослабления или прекращения санкций.

В Москве же рассматривают режим в Саудовской Аравии как американский марионеточный. На самом деле это далеко не так. Это самостоятельный игрок и то, что он тесно связан с США совсем не означает его зависимого положения. К тому же Вашингтону совсем не с руки давить на своего близкого партнера ради удовлетворения российских хотелок.

С экономической и финансовой точки зрения нужно договариваться, добывать нефти меньше и пытаться сбалансировать рынок в преддверии наступления рецессии, а за ней, возможно, и глобального спада мировой экономики. Договориться достаточно сложно, но при большом желании вполне возможно. Компромисс достижим.

Политически договориться не получается. Каждому игроку нужно сохранить лицо. И здесь Москве трудно вдвойне. Слишком обижен на нее Эр-Риад и отступить он не может. Даже по ментальным соображениям. Каждой из сторон нужна победа и желательна полная и безоговорочная над своим конкурентом и политическим противником.

Кремль очень хотел добиться, чтобы Белый дом своим давлением заставил саудитов пойти на мировую. Однако, зачем это Трампу? Наоборот, сейчас появился шанс усилить взаимное сотрудничество и получить огромные заказы на американское оружие для Саудовской Аравии. Если на кого и давить, так это на Москву. В том числе угрозами усиления санкций против российских нефтяных компаний и в первую очередь «Роснефти» и введением увеличенных таможенных пошлин на российскую нефть.

Даже если рассуждать чисто арифметически и по-бухгалтерски, то режим Мадуро и так на ладан дышит, а возможностей его поддержать у Москвы, практически нет. Ей все больше приходится думать о финансировании своей сирийской авантюры и вмешательства на Донбассе. Пусть и в меньшей степени, но нужно думать и о вопящих на весь белый свет сепаратистах Приднестровья, у которых большие финансовые проблемы. Так что же по большому счету Москва может предложить для обмена, если вообще на этот счет пойдет разговор? Получается, что практически ничего. Так чего щеки надувать. Похоже, что ничего другого Кремлю не остается.

Что перевесит? То ли экономическая целесообразность, то ли политическая несовместимость. Скоро узнаем. Заранее исключать любой результат нельзя.

| 2020-04-08T17:25:33+04:00 8 апреля 2020, 19:01|12345 (Пока оценок нет)
|