Акрам Гасанов: «Депутаты должны отказаться от зарплаты за март»

Внесенные в марте поправки в пять законов были приняты Милли Меджлисом не в трех, как это положено, а только в одном чтении, что противоречит конституционному закону «О нормативно-правовых актах», сказал # юрист и финансист, автор книги «Банковское право Азербайджана» Акрам Гасанов.

В этом плане новый парламент поразительно напоминает старый https://zerkalo.az/milli-medzhlis-narushil-konstitutsiyu/, но, если прежний законодательный орган частенько допускал такие моменты, ММ в новом своем составе, по всей видимости, поставил такую практику «на поток».

Новоизбранный парламент уже успел принять пять законов. Так, на первом  заседании 13 марта ММ принял изменения в закон «О полном страховании вкладов», а на заседании 17 марта были приняты изменения в Кодекс об административных правонарушениях, в Уголовный кодекс, в законы «О приостановке проверок в сфере предпринимательства», «Информации, информатизации и охране информации». Все эти документы наш парламент принял в первом чтении, минуя проработку во втором и третьем чтении, утверждает Гасанов.

Между тем последние четыре закона, принятые 17 марта, уже даже подписаны и опубликованы в официальной печати. Юрист напомнил, что согласно статье 70. 3 конституционного закона «О нормативно-правовых актах», в одном чтении законы могут приниматься только в трех случаях: если речь идет о международных договорах, что само по себе понятно, поскольку в этом случае парламенту обсуждать практически нечего — либо закон принимают, либо нет.

Второй случай, когда депутаты могут ограничиться первым чтением, касается законопроектов, призванных привести в соответствие положения закона с другим новым законом, либо же изменением в прочие законы. Скажем, сделано изменение в Гражданский кодекс касательно недвижимого имущества, и оно касается в той или иной мере, например, земельного кодекса, закона о недвижимом имуществе и пр. И вот после того, как изменение в кодекс принимают в трех чтениях, прочие законы, естественно, проходят одно парламентское чтение, говорит собеседник. Наконец, одно парламентское чтение возможно, если речь идет об изменениях, связанных с какими-то техническими параметрами.

При этом конституционный закон четко прописывает, что технические изменения не касаются корректив, связанных со сроками, либо же устранением, смягчением или же ужесточением ответственности. В том числе правки не являются «техническими» и не допускают только одно парламентское чтение, если они касаются правового положения субъектов, создают для них ответственность либо же устраняют, облегчают, отягчают ее.

«К техническим моментам изменения в законы не относятся, если они влияют на правовое положение субъектов, — отметил эксперт. – Т.е. в этом случае законопроект обстоятельно прорабатывается, принимать его только в первом чтении нельзя. За вычетом приведенных исключений, все остальные законопроекты, в том числе конституционные, должны приниматься парламентом в трех чтениях. Т.е. в первом чтении закон принимается в целом, как некая общая база. Во втором чтении он принимается на основе сделанных предложений, поправок, а в третьем — как есть, но допустимы редакционные изменения».

Иными словами, все упомянутые пять законов не могли быть приняты в одном чтении, утверждает Гасанов:

«В том, что законы не прошли положенных трех парламентских чтений, можно убедиться на сайте ММ, из повестки каждого заседания от 13 и 17 марта. Про количество чтений здесь ничего не указано, хотя в бытность прежнего парламента отмечалось, какое чтение прошел документ. Но если об этом не пишут, это означает, что проект закона прошел только одно чтение. На сайте парламента имеется также информация о прошедших заседаниях, где указано, что законы приняты сразу».

Но вернемся к тому, почему упомянутые законы не могли приниматься только в одном чтении. Например, изменения в закон о полном страховании вкладов связаны со сроками, документ продлили еще на 9 месяцев. Но как уже говорилось выше, по конституционному закону «О нормативно-правовых актах» коррективы, связанные со сроками, проходят три парламентских чтения. Далее изменения в КоАП и УК и закон «Об информации, информатизации и защите информации» создают ответственность за правонарушения против режима эпидемии, санитарно-гигиенического и карантинного режима, а также вводят ответственность за распространение определенной информации в интернете. Т.е. все эти три закона создают ответственность.

Аналогично, изменения в закон о приостановке проверок в сфере предпринимательства связаны с положением субъектов, в данном случае поправки касаются субъектов частной медицинской деятельности. А если создается ответственность и меняется правовое положение, законопроекты должны проходить три чтения в парламенте. Как это ни странно, новоизбранный парламент принял все пять законов в нарушение Конституции АР, говорит юрист.

«Почему такое происходит и есть ли здесь какой-то злой умысел? Нет, конечно. Но я всегда говорил, что основная наша проблема в отсутствии грамотности и профессионализма. В результате важные законы, связанные с банковской деятельностью, защитой вкладчиков, охраной нашего здоровья – речь о борьбе с коронавирусом, просто нелегитимны. Они не имеют силы, и завтра их могут оспорить те, к кому они будут применяться. Естественно, допущенные правонарушения противоречат принципам правового государства, законности. Они подрывают легитимность законодательства и законодательной власти», — Гасанов пообещал официально обратиться к новому руководству парламента по этому поводу, а также с предложением, чтобы депутаты отказались от зарплаты за март ввиду допущенной халатности.

 

 

 

| 2020-03-21T13:19:26+04:00 21 марта 2020, 15:30|1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...|