Никто не увидит, никто не поможет: статистика по бытовому насилию далека от реальности

В Азербайджане в последние годы много говорят о бытовом насилии и о методах борьбы с ним, но оно по-прежнему является частью повседневной действительности немалого количества женщин в нашей стране. Что касается статистики, то она не отражает реальное положение дел. Так, как сообщила  oxu.az, главный консультант отдела информационных и аналитических исследований Госкомитета по проблемам семьи, женщин и детей Айнур Вейсалова, данные Госкомитета о случаях бытового насилия не соответствуют статистическим.

«В середине года в комитет поступила информация в связи с возбуждением дел по 125 статье (Доведение до самоубийства) Уголовного кодекса по приблизительно 60 фактам. В конце года в статистике указана цифра 27. Связавшись с Министерством внутренних дел, выяснили, что это связано с тем, что изменена статья, по которой в ходе расследования возбуждены уголовные дела»–заявила она.

Как рассказала # председатель неправительственной организации «Чистый мир» Мехрибан Зейналова, несовпадения количества обращений  в связи с бытовым насилием могут быть из-за того, что жертва обращается в полицию, там заводят протокол, а потом она забирает заявление. Но в целом, по словам эксперта, работа полицейских в сфере борьбы с бытовым насилием, заслуживает похвал.

«Они работают оперативно, реагируют на все вызовы и днем и ночью как в столице, так и в регионах страны. По сути, полицейские в данном случае выполняют функции социальных работников»–сказала М.Зейналова.

По ее словам, нет достоверных сведений о масштабах такой формы насилия, как ранние браки, так как они скрываются. То есть, люди не вступают в законный брак, не делают свадьбу, и живут так годами. Нет точной информации и по изнасилованиям, потому что некоторые не обращаются никуда по этому поводу из чувства стыда и нежелания, чтобы о случившемся стало кому-то известно. Кто-то обращается, но спустя некоторое время, когда доказать что-то становится весьма проблематичным.

Доведение до самоубийства тоже, по мнению М.Зейналовой, слабое звено.

«Нужно не только констатировать сам факт, но и проводить всесторонний анализ ситуации. А у нас часто бывает: удостоверились, что суицид и закрыли дело, не разбираясь в причинах того, почему человек наложил на себя руки. Когда в семье имеет место бытовое насилие, к суициду, как к способу покончить с издевательствами, в большинстве случаев прибегают женщины и дети. Дети могут покончить жизнь самоубийством и из-за проблем в школе, из-за травли со стороны сверстников, но причина может быть и в том, что им приходилось нелегко в отчем доме. Доведение до самоубийства- серьезное преступление и такие дела должны расследоваться с особой тщательностью. Но, к сожалению, я не слышала, чтобы в Азербайджане кто-то сел по подобной статье, за исключением одного случая. Во многом это произошло, потому что мать погибшей ходила по разным инстанциям, добиваясь справедливости»–сказала она.

По словам М.Зейналовой, необходимо создать в стране горячую линию для жертв бытового насилия. Сейчас они звонят в полицию по общему телефону, куда обращаются люди по самым разным проблемам.

Она отметила, что звонят с жалобами на домашнее насилие и уходят из дома те женщины, которые не опустили рук и решили бороться за нормальную жизнь.

«Это сильные женщины,–считает М.Зейналова,– ведь проще сдаться. Однако есть и другие — те, чье положение часто просто ужасно, но никто об этом не знает. Они не говорят об этом никому, даже близким родственникам, а если и говорят, то не получают от них поддержки. «Терпи,– отвечают им те». Но однажды терпение иссякнет и тогда, не видя иного выхода, они бросаются с многоэтажки, вешаются или находят иной способ покинуть этот мир»

По словам эксперта, важно достучаться именно до таких женщин, не дав им сделать роковой шаг в бездну. М.Зейналова отметила, что многие не знают куда позвонить, куда пойти, где находится шелтер и т.д. В различных ток –шоу на отечественном телевидении часто обсуждают бытовое насилие, но никогда не пишут контакты, не дают информацию о том, что можно сделать, столкнувшись с подобным, где искать помощи, сказала эксперт.

В свою очередь, глава Правозащитного Центра Азербайджана (ПЦА) Эльдар Зейналов отметил, что определенные несоответствия в статистике, касающиеся доведения до самоубийства, можно объяснить тем, что окончательное обвинение по делам, которые вначале квалифицируются по этой статье, в ходе расследования меняются. Например, на смерть в результате несчастного случая или убийства.

«Удивляет другое, то, что за год  было всего 27 таких дел, но самоубийств женщин в стране намного больше. Просто уголовные дела по ним не возбуждают. Тут возникают вопросы, почему это происходит, и кто виноват?»–задается вопросом правозащитник.

Института семейных психологов, как говорит он, в Азербайджане до сих пор нет, и если ситуация подошла к конфликтной грани, помогают с ней справиться обычно родственники или друзья. Полиция же недостаточно квалифицирована, чтобы оказывать психологическую помощь.

«Чтобы не быть голословным по поводу некомпетентности, приведу в пример два случая. Инвалид войны облил себя бензином перед одной из организаций. Что сделал полицейский? Стал его подначивать, мол, кто не подожжёт себя тот … и далее нехорошее слово. И тот поджег себя и умер. В какой-то мере полицейского можно понять. В большинстве случаев, угроза самоубийства – метод привлечения внимания, и полиция привыкла к тому, что такие угрозы не воплощают в жизнь. Но человек в состоянии аффекта вполне способен это сделать, даже если изначально не собирался»–говорит Э.Зейналов.

Второй случай дошел до Европейского суда по правам человека. В Сумгайыте из здания выселяли семью беженцев. И, как говорит правозащитник, женщина также облила себя бензином. Полицейский спросил, почему она не поджигает себя, и на ответ: «у меня нет спичек», любезно протянул ей зажигалку.

«Вот она и подожгла себя его зажигалкой. Думаете, он бросился ее тушить? Нет, он решил, что его в этом случае могут обвинить в сексуальных домогательствах, и побежал искать женщину, которая смогла бы помочь горевшей. Конечно, спасти ее не удалось. Вот таков уровень многих азербайджанских полицейских. В развитых странах полицейский может быть и психологом, и первую помощь оказать, и даже роды принять, у нас же органы полиции ничего подобного не умеют»–сказал он.

По его словам, если верить статистике, то показатели по гендерному насилию все улучшаются. Но статистика живет отдельной от реальности жизнью. Особенно радужная картина, как говорит эксперт, по так называемым «скользким» делам: изнасилованиям, доведениям до самоубийства, убийствам в результате домашнего насилия.

«Статистика опирается на официально зарегистрированные случаи. Если случай произошел, но не зарегистрирован, значит, его как бы и не было. Для чего женщина обращается в полицию в случае избиения мужем? Обычно для того, чтобы тот испугался и поклялся этого больше не делать. Тогда она идет и забирает заявление. Если его успели зарегистрировать, то это настоящая головная боль для полицейских, связанная с бумажной волокитой. Потому они и не любят регистрировать такие обращения, так как знают – в 80% случаев женщина откажется от жалобы»–рассказал Э.Зейналов.

Он подчеркнул, что полиция могла бы наказывать женщин за подобное, ведь в Уголовном кодексе есть статья «Ложный донос» и если она сначала заявила на супруга, а потом сказала, что ничего плохого он ей не сделал, значит, по факту она его оклеветала. За это можно привлечь к уголовной ответственности, но наша полиция подобное не делает.

По словам Э.Зейналова, во многом то, что женщины забирают заявление назад, связано с недоверием к органам правопорядка. Правозащитник считает, что в каждом полицейском отделении должен быть профессиональный психолог. К тому же нужны тренинги для полицейских, на которых их учили бы работать по случаям бытового насилия.

 

 

 

 

| 2019-05-25T15:28:39+00:00 25 мая 2019, 19:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|