Зачем Европе своя армия?

Президент Франции Эммануэль Макрон выступил за создание европейской армии. В своем интервью телекомпании «Европа-1» он заявил, что «Когда я смотрю на мир, в котором мы живем, я вижу авторитарные режимы, которые возникают и утверждаются на рубежах Европы. Нас лихорадят попытки проникнуть извне в наше киберпространство и вмешаться в нашу демократическую жизнь … Мы должны защищаться от Китая, России и даже Соединенных Штатов Америки».

И далее уточнил. «Мы не защитим европейцев, если не решим иметь настоящую европейскую армию, столкнувшись с Россией, которая находится на наших границах и показала, что может быть угрожающей… Я хочу наладить реальный диалог в области безопасности с Россией, которую уважаю, которая является европейской страной. Но Европа должна быть способна защищаться сама, не полагаясь только на Соединенные Штаты, более суверенным образом».

На борту авианосца «Шарль де Голль» Макрон отстаивал создание «сильной и автономной Европы», которая была бы союзником, но не «вассалом» Вашингтона, и могла бы реагировать на угрозы безопасности, вызванные военным усилением России, Китая, Ирана и Турции.

Все эти высказывания вызвали гнев американского президента Дональда Трампа, который в своих твитах назвал предложение Макрона оскорбительным и посоветовал европейцам увеличить свои расходы на оборону, а не полагаться на то, что США будут и дальше платить за них.

Макрона поддержала канцлер Германии Ангела Меркель. Выступая в Европарламенте в Страсбурге, она заявила, что  «Прошло время, когда мы могли слепо рассчитывать на других», и «мы должны работать над перспективой однажды создать настоящую европейскую армию». При этом и французский президент, и германский канцлер оговорились, что европейская армия не нанесет ущерба НАТО и, следовательно, союзу с Америкой.

Вообще идея европейского оборонного союза возникла довольно давно. В марте 1947 года Франция и Великобритания подписали Дюнкеркский договор, который был направлен против возрождения «германской угрозы». В тот период это было вынужденное действие, так как размер вовлеченности США в европейские дела и, в частности, в оборону континента и его безопасность не до конца проявились. Да и советская угроза только начала принимать определенные очертания.

Примерно через год в Брюсселе Великобритания, Франция и страны Бенилюкса подписали Договор о Западном союзе (впоследствии Западноевропейский союз — ЗЕС). Было создано его Объединенное военное командование во главе с британским маршалом Монтгомери.

Уже в начале 1950-х гг. тогдашний премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль выдвинул предложение о создании полноценной европейской армии. Оно натолкнулось на решительное сопротивление Франции, которая увидела в нем признаки британского доминирования. Против выступил также Вашингтон. Идея в 1954 году после негативного голосования во французском парламенте провалилась, но это привело в скором времени к принятию ФРГ в НАТО. Именно в этой организации в последующий период в Европе мыслили свою коллективную безопасность.

В 2001 году в договоре Ниццы Евросоюз фактически перебрал на себя функции ЗЕС, что привело в 2011 году к упразднению последнего.

Вопросы обороны и безопасности нашли отражение в Лиссабонском договоре, подписанном в 2007 году. Была выработана Общая политика обороны и безопасности (CSDP), а ЕС получил Военный комитет, военный штаб и четыре оборонных агентства. Эти структуры дают возможность проводить ограниченные военные операции в Европе и Африке.

Высказанная Макроном и поддержанная Меркель идея европейской армии пока остается пожеланием. В лучшем случае это далекая перспектива.

В первую очередь не очень понятна вовлеченность европейских государств в такую армию. Как будет соотноситься единый комплекс от общих подразделений до единого командования с национальными структурами. Следующий важный фактор — взаимоотношения со структурами НАТО. Если европейская армия дополнение к военному компоненту Альянса, то кто и кому подчиняется и кто принимает окончательные решения. К тому же не существует армии НАТО и не ясно кто кого дополняет.

Это внешние трудности структурного функционирования. Есть и внутренние. Великобритания, выходящая из ЕС, соответственно не будет принимать участие в такой армии. Со второй половины 1950-х гг. Лондон был категорическим противником каких-либо европейских оборонных структур вне НАТО.

Остаются Франция, Германия и Польша, имеющая третью по численности и вооружениям армию Европы. Варшава к европейской армии также относится, мягко говоря, без энтузиазма, так как проводит откровенно проамериканскую политику, и не будет идти против Вашингтона. Между Парижем и Берлином тоже не все гладко, так как в Германии подозревают Макрона в попытке оттеснить ее от лидерства на континенте.

Остальные страны Европы тоже не в восторге от идеи создания общей армии. Как она будет строиться? На основе национальных батальонов и бригад или на многонациональной основе. Практика функционирования смешанной литовско-польско-украинской миротворческой бригады (LITPOLUKRBRIG) столкнулась с определенными трудностями, хотя штаб подразделения был сформирован в польском Люблине. Характерно, что каждый национальный полк дислоцируется в соответствующей стране. Можно представить с какими проблемами столкнется формирование большего числа и состава европейских воинских соединений.

Есть экономические проблемы. По умолчанию за океаном предполагают, что увеличивая оборонные расходы, европейские государства будут покупать американское оружие.

Франция и Германия создают совместный истребитель Eurofighter и европейский танк. Однако Бельгия для обновления своего парка истребителей предпочла американский F-35 французскому Rafale. О Eurofighter речь вообще не шла. На это Макрон раздраженно заметил, что «Я не хочу, чтобы европейские страны наращивали оборонный бюджет, чтобы купить американское оружие или другие средства, произведенные американской промышленностью. Если мы будем увеличивать наш бюджет, то для укрепления своей автономии». Совершенно очевидно, что не только Бельгия предпочитает покупать американское оружие и не готова переходить на европейское.

С другой стороны, время начала дискуссий о европейской армии выбрано не случайно. Здесь просматриваются определенные закономерности.

Во-первых. После заявлений Трампа и очевидных шагов по усилению американского изоляционизма у многих европейцев возникли сомнения в готовности США участвовать в их защите. Как-то неясно высказывался Трамп о выполнении статьи 5 Атлантического договора, в частности, в отношении Черногории. Известный принцип «один за всех и все за одного» в какой-то момент может не реализоваться, если на берегах Потомака возобладает изоляционизм или возникнут какие-то обстоятельства, вынудившие США отказаться от выполнения статьи 5.

Во-вторых. Аннексия Крыма и агрессия России против Украины вплотную подвели Европу к осознанию перманентно возрастающей опасности со стороны Москвы.

В-третьих. Приближаются выборы в Европарламент, которые состоятся в мае будущего года. Предстоит серьезная борьба с евроскептиками. Вопросы обороны и безопасности найдут свое отражение в дискуссиях. Избиратель в тонкости вдаваться не будет. Европейская армия звучит вполне серьезно и, самое главное, понятно.

Реализация идеи европейской армии будет сильно зависеть от развития ситуации в мире и от серьезности возникающих угроз. Тем не менее, она начала самостоятельную жизнь. Насколько долго — покажет будущее.

822 просмотров
| 2018-11-21T22:10:39+00:00 22 ноября 2018, 10:30|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|