Встреча стратегических соперников       

Встреча президентов Турции, Ирана и России в Анкаре в российской прессе подавалась как важный шаг на пути создания антизападного альянса. Пока по вопросу Сирии, а там все возможно и начавшаяся дружба выльется во что-то более глобальное, по крайней мере, на всем Ближнем Востоке.

Пока же президенты договорились о разделе Сирии на зоны влияния и наметили шаги по вытеснению США и их союзников из этой страны. Все это облекается в выражения поддержки многострадального народа. В частности, помощник российского президента Юрий Ушаков заявил, что «Как мы ожидаем, лидеры как в ходе встречи, так и в совместном заявлении подчеркнут приверженность поддержке суверенитета, независимости и территориальной целостности Сирии, этот вопрос крайне важен». Всячески подчеркивалось единство взглядов трех президентов на способы урегулирования сирийского военного конфликта.

Когда так много говорят о единстве, возникают вполне обоснованные сомнения в том, что это так на самом деле. Все предшествующее саммиту наглядно показывало отсутствие такого единогласия. И в этом нет ничего удивительного. Слишком разные цели, мотивы и реальные действия сторон.

Добавим к этому весьма интересную международную обстановку, которая сделала атмосферу встречи очень неопределенной.

Для начала американский президент Дональд Трамп заявил о «скором, очень скором» выводе американских сил из Сирии. На совместной пресс-конференции в Белом доме с лидерами Латвии, Литвы и Эстонии он четко указал на большое желание сделать это. «Я хочу уйти оттуда, я хочу вернуть солдат домой, я хочу начать восстанавливать нашу страну». Чтобы всем было ясно, он прибегнул к очень вескому аргументу — США за последние 17 лет потратили на Ближний Восток около $7 трлн, «не получив ничего» взамен, кроме «смертей и разрушений». «Время пришло. Мы действовали очень успешно против ИГ (Исламское государство), мы можем превзойти кого угодно в военном плане, но иногда приходит время вернуться домой, и мы очень серьезно думаем об этом». Позже пыл возвращения президента несколько охладили разъяснения министра обороны и других советников. Идея осталась, вывод будет, но когда и в каком порядке пока остается неопределенным.

Именно это обстоятельство и наложило весьма серьезный отпечаток на встречу в Анкаре. Пока действительные намерения американцев не прояснятся, реально ни о каком урегулировании говорить не приходится.

Второе обстоятельство, сопряженное с предыдущим. Если американские военные из Сирии уходят, то кто вместо них. Понятно, что просто так они тройке из Анкары свое место не отдадут. Скорее всего, здесь можно говорить о Саудовской Аравии и Франции. Если о первой у встречавшихся мнение в той или иной степени совпадающее, то с Парижем вступать в конфронтацию нет ни особого резона, ни каких-то оснований. Да и идеологически Франция — это не США. К тому же в Сирии к ней остались давние симпатии и даже много знающих французский язык.

Здесь речь уже идет не столько о военных средствах влияния и даже открытой оккупации. Гораздо важнее, кто даст финансовые ресурсы на восстановление Сирии. Тот и будет не только платить, но и заказывать музыку. Вот как раз с деньгами у трех президентов проблемы. Свободных средств у них фактически нет. К тому же это безвозвратные вложения, Сирия их никогда не вернет. Речь идет о политических вложениях и на их основе доминировании как в этой стране, так и в регионе вообще.

Это проблемы ближайшего будущего, но имеются сложности дня сегодняшнего.

Во-первых. Турецкое военное присутствие на части северной Сирии напрямую противоречит политике Ирана. Тегеран уже несколько раз требовал остановить операцию турецкой армии «Оливковая ветвь», но безрезультатно. Навряд ли в иранской столице с этим согласились, во всяком случае, в нужный момент Анкаре это еще припомнят.

Во-вторых. Поведение Москвы, полностью предавшей не только курдов, но и вроде бы своего союзника Асада. Кремль ради газопровода «Турецкий поток» и строительства АЭС Аккую полностью устранился от урегулирования ситуации на северо-западе Сирии. Нет никаких признаков, что Турция в обозримой перспективе уйдет с сирийской территории. Более того, захваченный Африн и его окрестности подчинены турецкой провинции Хатай. Признак весьма красноречивый.

Самое интересное, что пока разрешений на прокладку сухопутной части «Турецкого потока» турецкое правительство не дало и максимально затягивает этот процесс. На совместной пресс-конференции Эрдоган кратко ответил на соответствующий вопрос:«Работа идет». Путин промолчал. Наверное, ход работы его не очень устраивает, но сделать он ничего не может.

В-третьих. Не преодолены противоречия по поводу сфер влияния. Намерение Анкары двигаться на восточный берег реки Евфрат входит в противоречие с желанием Ирана. Да и Россия явно не в восторге. Дамаск же открыто и настойчиво требует вывода турецких войск.

В-четвертых. Дележ Сирии на троих не устроит других тяжеловесов мировой политики —  США, Англию, Францию и т.д. Маловероятно, что они согласятся с таким делением страны.

В-пятых. Курдская проблема — это предмет острых противоречий Анкары с Москвой и Тегераном. Да и Вашингтоном, а потом с Парижем. В противостоянии с мировыми тяжеловесами Турции рассчитывать на помощь своих, скажем мягко, партнеров не приходится. Не потому ли Анкара затягивает решение проблемы прокладки «Турецкого потока. Одна нитка для нее уже есть, вторая ей не очень нужна, так что от России постараются добиться еще больших уступок. Впрочем, Москве особенно деваться некуда после введения очередных американских санкций. Кремлю больше нужно думать, где взять деньги для пострадавших олигархов. Так что как-то не очень до Сирии.

Возвращаясь к встрече в Анкаре, отметим, что она в очередной раз продемонстрировала отсутствие реального продвижения в урегулировании сирийского конфликта. Все три участника находятся в сложных международных обстоятельствах и продолжают соперничество между собой. Каждый пытается использовать сложности другого и третьего.

Москва находится во все углубляющейся дипломатической изоляции, к которой в любой момент может добавиться финансовая. Поле для маневра сужается с каждым днем, что обязательно сказывается на результатах, пусть и не объявленных.

Тегеран тоже не в лучшей форме. У него явно стоит проблема в связи с его ядерной программой. Дальнейшее обострение здесь грозит снова ввергнуть страну в финансовый коллапс. Добавим к этому кризис в Йемене, финансируемый Ираном, и гонку вооружений с Саудовской Аравией. Сирия отвлекает много ресурсов и здесь тоже проходит красная линия, от которой иранское руководство отойти не может. В том числе и в спорах с Турцией.

Анкара демонстрирует оптимизм и военные победы. Однако, по большому счету они весьма призрачны. Никто не согласится на оккупацию части сирийской территории и политические результаты операции «Оливковая ветвь» весьма неясные. Здесь тоже проблема и болевая точка. Курды — это не только Сирия, но также Ирак, далее Иран. Военные действия против них затрагивают всех. У Турции в этом вопросе союзников просто нет. Планы были большие, но возможностей их осуществить на севере Сирии не оказалось. Так или иначе, но турецкое руководство в определенный момент в своих проблемах обвинит сегодняшних партнеров, и все демонстративное сотрудничество развеется как утренний туман.

Сирийский кризис вступил в новую фазу. Следующего обострения следует ожидать весьма скоро.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3 637 просмотров
| 2018-04-08T17:11:09+00:00 8 апреля 2018, 11:46|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|