Встреча общих деклараций

Встреча в Сингапуре президента США Дональда Трампа и лидера Северной Кореи Ким Чен Ына состоялась и этот факт сам по себе уже сенсация. Слишком много было подводных и надводных камней, которые, как иногда казалось, делали встречу невозможной. Тем не менее, она произошла.

Комментарии о результатах разделились примерно на две равные части. Руководители ряда стран и международных организаций приветствовали встречу и ее итоговые документы.

По мнению верховного представителя Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини, «Сегодняшняя встреча на высшем уровне между президентом США и лидером КНДР подтверждает нашу твердую убежденность в том, что дипломатия является единственным путем к достижению прочного мира на Корейском полуострове».

Официальный представитель МИД Китая Гэн Шуан заявил на брифинге, что Пекин хотел бы играть конструктивную роль, помогая в выполнении договоренностей, достигнутых в Сингапуре.

Другие политики, обозреватели и эксперты были либо более осторожными, либо занимают откровенно негативную позицию.

Так сенатор-республиканец Линдси Грэм выразил «осторожный оптимизм» в связи с достигнутыми договоренностями, но вопрос американского военного присутствия в Южной Корее стоит для него чрезвычайно остро. «Единственное, с чем я категорически не согласен — это с выводом наших войск».

Обозреватель газеты The New York Times Николас Кристоф считает, что Трампа «обвели вокруг пальца», заставив его говорить с Ким Чен Ыном как с лидером равной США ядерной державы и дать обещание приостановить военные учения в Южной Корее. «Ким заставил американского президента при помощи ядерных и ракетных испытаний принять Северную Корею как равную ядерную державу, предоставить Северной Корее гарантии безопасности и отменить военные учения, против которых Север протестует десятки лет. В обмен на эти уступки Трамп, кажется, получил удивительно мало. В совместном заявлении Ким лишь подтвердил, то же намерение денуклеаризировать Корейский полуостров, о котором Северная Корея время от времени заявляет с 1992 года».

Основой проблемой, по мнению разочарованных результатами встречи и подписанным заявлением, стали общие формулировки и отсутствие конкретных обязательств сторон. В том числе и временные рамки достижения заявленных целей.

В целом можно выделить четыре основных положения, договоренности по которым ставят себе в заслугу как Трамп, так и Ким Чен Ын.

Во-первых. Стороны заявили о приверженности двух стран к установлению новых взаимоотношений. В будущем и, возможно в достаточно близком, может пойти речь о признании Северной Кореи со стороны США и открытии американского посольства в Пхеньяне.

Во-вторых. Ким Чен Ын и Дональд Трамп заявили о том, что США и КНДР будут привержены установлению мира на Корейском полуострове.

В-третьих. Подчеркивается приверженность Пханмунджомскому соглашению, подписанному в конце апреля лидерами КНДР и Южной Кореи и посвященного процессу денуклеаризации региона.

В-четвертых. Стороны договорились содействовать поиску и идентификации останков военнопленных и пропавших без вести в годы Корейской войны 1950-1953 гг.

Общий характер подписанного заявления отлично понимает и Дональд Трамп. На своей пресс-конференции он заявил, что весь Корейский полуостров должен быть денуклеаризирован в предельно сжатые сроки. При этом среди тех, кто станет проверять, уничтожено ли действительно ядерное оружие, будут, в том числе, представители США. При этом США пока не собираются, по словам Трампа, снимать санкции с Северной Кореи и отзывать домой 32 тысячи американских военных, базирующихся в Южной Корее.

Трамп также пообещал прекратить военные учения американских и южнокорейских войск, против которых выступают Пхеньян, Пекин и Москва.

О доверии также пока говорить рано. Вашингтон не собирается снимать и даже ослаблять санкции. Кроме того, южнокорейское агентство Yonhap выяснило в представительстве американского военного контингента в Сеуле, что оно не получило новых указаний относительно приостановки или прекращения военных учений в Южной Корее — в том числе, запланированных на эту осень очередных учений Ulchi Freedom Guardian.

Как это не покажется странным на первый взгляд, в Сингапуре успеха добились оба лидера. И не только они. Только каждый по-своему.

Для Трампа очень важен успех как таковой и какой-нибудь. В целом он находится под перекрестным обстрелом как внутри страны, так и со стороны ближайших союзников и партнеров. Одна встреча G7 и последующие взаимные обвинения с переходом к фактической торговой войне говорит о слишком многом.

Политические вихляния и попытки троллинга с возможным приглашением России в G7 не усиливают позиции американского президента. Наоборот, истеблишмент в Вашингтоне очень обеспокоен трещинами в отношениях с европейскими союзниками и Канадой с Мексикой.

Вот почему для Трампа очень важно было наглядно продемонстрировать успех его политики с позиции силы. В том числе военной. С этой точки зрения реальные результаты встречи в Сингапуре имеют не первостепенное значение. К тому же детали первые лица не обсуждают. Для этого есть подчиненные. Государственный секретарь Майк Помпео написал в твиттере. «Завтра в Сеул, потом в Пекин продолжать формировать команду для достижения денуклеаризации Корейского полуострова». Всем очевидно, что решение проблемы Корейского полуострова зависит от Пхеньяна относительно. Последнее слово будет на переговорах Вашингтона и Пекина.

Ким Чен Ын тоже может быть довольным. Он фактически прорвал дипломатическую изоляцию, но твердых обещаний решить ракетно-ядерную проблему не дал. Ему трижды на пресс-конференции задавали этот вопрос, но каждый раз ответа он не давал или вообще вопрос игнорировал.

Верный своей тактике и стратегии северокорейский лидер будет затягивать переговоры, топать ногами в информационном пространстве, угрожать выйти из переговоров и ездить в Пекин к старшему товарищу Си Цзиньпиню за последними указаниями. Тем не менее, в ближайшей перспективе никаких ядерных и ракетных испытаний Пхеньян проводить не будет. И это уже большое достижение.

В Китае тоже удовлетворены. США дали определенные гарантии безопасности Северной Корее. Тем самым решаются две проблемы, беспокоящие Пекин.

Во-первых. Никто не будет заниматься силовым свержением пхеньянского режима, что существенно ослабляет напряженность на Корейском полуострове.

Во-вторых. На обозримую перспективу снимается вопрос объединения двух корейских государств. И с этим уходит беспокойство Китая возможным усилением американского влияния в Восточной Азии. Северная Корея остается в китайской орбите и это Пекин вполне устраивает. Все остальные частные проблемы могут быть решены.

В Москве выражают оптимизм, но на самом деле прекрасно понимают, что остались за бортом процесса. Холодный прием северокорейским лидером российского министра иностранных дел Лаврова пришлось ретушировать в прямом смысле фотографией с улыбающимся Кимом, хотя на самом деле не было не то что улыбок, а напрашивался вопрос: для чего приехал кремлевский посланец.

Утверждение Путина, что в Северной Корее будут есть траву, но от ракет и ядерного оружия не откажутся полностью опровергнуты, а ведь на этом постулате строилась вся российская внешняя политика в Восточной Азии.

Траву есть, северные корейцы не захотели, и вообще открыто  дали понять, что Москва им не нужна. Предпочтения отдаются Пекину, Вашингтону, Сеулу. В крайнем случае, будут разговаривать с Японией и Австралией.

В целом встреча в Сингапуре может быть началом успешного движения, а может оказаться еще одним разочарованием. Трамп предложил подождать год. Другого не остается.

1 055 просмотров
| 2018-06-13T18:04:29+00:00 13 июня 2018, 18:04|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|