«Всадник без головы»

Уважаемый читатель может содрогнуться увидев заголовок материала. Однако, никто, к счастью, никого в прямом смысле слова не обезглавливал. Да и любимый писатель нашего детства Майн Рид со своим замечательным одноименным романом тут не при чем. Но, судя по истории, которую мы хотим вам поведать, капитаны кассии колхауны не перевелись на белом свете, а в данном конкретном случае в Азербайджане…

Итак, Служба финансового мониторинга, призванная противодействовать отмыванию денег и финансированию терроризма, уже полгода как лишена такой возможности из-за отсутствия руководства. Об этом выяснилось из беседы # с банковским экспертом Акрамом Гасановым. Известный правозащитник поведал о деятельности этой структуры и рассказал о возможных причинах сложившейся ситуации.

***

Противодействие отмыванию денег и финансированию терроризма не первый десяток лет находится в кругу наиболее актуальных тем, обсуждаемых на международном уровне. Причем, западные страны очень щепетильно относятся к этому вопросу. В этом плане наша страна стремится не отставать от остального цивилизованного мира, в Азербайджане более десяти лет функционирует Служба финансового мониторинга, призванная бороться с этой проблемой. О том, насколько это удается, Гасанов поведал в контексте ряда не менее важных вопросов.

— Пожалуй, за десять лет деятельности Службы финансового мониторинга  не помню, чтобы хоть кого-нибудь в нашей стране привлекли к ответственности за отмывание денег или финансирование терроризма. В развитых странах ситуация обстоит иначе, и даже в близкой нам по духу России за это преступление нередко привлекают к ответственности и даже закрывают банки именно по этой причине. В Азербайджане тишина… Такое впечатление, что у нас ничего такого никогда не было и не происходит. Даже если оставить в стороне финансирование терроризма, отмывание денег, связанное с коррупцией и нелегальными доходами, должно было бы иметь место. Тем более, когда речь заходит о такой стране, как Азербайджан.

— Возникает вопрос: чем в таком случае занимается Служба финансового мониторинга?

— Этот вопрос уходит в плоскость институционального развития упомянутого института. Тут нелишне отметить, что изначально Служба финансового мониторинга была создана при Центральном банке, т.е. это было отдельное юридическое лицо при ЦБА. Во всем мире такая структура является независимой, правда отчасти она может зависеть от правоохранительных органов, но никак не регулятора банковской сферы.  В нашей же стране Служба финмониторинга зависела от Центробанка.

Это в корне неправильно, поскольку  отмываются деньги в первую очередь через банки, а Центральный банк является частью банковской системы. Более того, Центробанк был управляющим звеном этой системы, поэтому ожидать, что он станет бороться с отмыванием денег, было наивно. Этого, естественно, не произошло. Ежегодно Служба финмониторинга публиковала отчеты, даже сегодня их можно увидеть на сайте Центробанка.  В этих отчетах говорится о международных конференциях с участием этой структуры, поездках,  участии в различных мероприятиях. Ни слова о том, что кого-то привлекли к ответственности за отмывание денег. Словом, структура была формальной.

— Что поменялось в работе этой структуры за последние два-три года?

— В марте 2016 года, когда у Центробанка отняли функцию банковского надзора, Службу финмониторинга также передали Палате надзора финансовых рынков, при этом лишив ее статуса юридического лица. Таким образом, служба стала структурным подразделением Палаты надзора. С точки зрения независимости, по этой структуре был нанесен, конечно же, серьезный удар. Удивительно, что на это не отреагировали международные организации. Скорее всего, им не сообщили, что Служба финнадзора перестала быть юридическим лицом и стала подразделением Палаты.

Правда, был и положительный момент, заключавшийся в том, что эту структуру возглавил грамотный специалист и порядочный человек – Анар Салманов. Однако ему не удалось привести в чувство подведомственную организацию, поскольку она действовала  в составе Палаты надзора, а та финансируется за счет банков. Странно ожидать, что Служба финансового мониторинга будет бороться с отмыванием денег, которое приносит банкам немалую прибыль. От моральных и профессиональных качеств руководителя в данном случае ничего не зависело.

— Однако в мае этого года указом президента Служба финмониторинга была выделена из состава Палаты надзора финансовых рынков. Как это отразилось на ее деятельности?

— Это решение имело важное значение, поскольку таким образом упомянутая организация перестала быть структурной частью Палаты и получила статус публичного юридического лица. Это был  важный и оправданный шаг, в результате которого Служба финансового мониторинга стала независимой, как во всем цивилизованном мире. В июле этого года глава государства утвердил новый ее устав, в текущем месяце туда внесли правки, однако служба до сих пор не имеет своего руководства.

Если раньше Службой финмониторинга  руководил директор, согласно новому уставу, — это правление. Однако прошло уже полгода, но туда никто не назначен. Фактически, деятельность этой структуры нелегитимна. Наблюдается парадоксальная ситуация — создана организация, утвержден устав, а руководителей – нет! Это значит, что Служба финансового мониторинга не функционирует, что создает серьезные риски. Скажем, кто отвечает, если в стране начнут отмывать деньги и финансировать терроризм? Наконец,  мы можем понести серьезные международные, внешнеполитические имиджевые риски.

Азербайджан является членом соответствующих международных организаций и сложившаяся ситуация может привести к серьезным проблемам для страны. Это не простой вопрос еще и потому, что от него зависят рейтинги страны, показатели финансовой и банковской системы, их соответствие международным стандартам. В целом же, огласка такого факта на уровне международных структур означает, что страна признается в том, что не борется с этой проблемой. Проще говоря, не создается даже видимости решения проблемы.

— Но что мешает разрешить ситуацию и назначить руководство этой службы?

— Допускаю, что соответствующие структуры не представляют главе государства кандидатуры руководителей службы. Впрочем,  можно оставить и бывшее руководство в лице  Анара Салманова. Но его уже надо будет утвердить. К вопросу о том, почему это не делают.

Скорее всего, каким-то структурам это невыгодно, поскольку в сегодняшнем статусе Служба финансового мониторинга может нормально функционировать. В первую очередь, такой поворот событий неугоден банкам. Понятно, что отмывание денег во всем мире происходит через банки. И если до сих пор банковскому лобби удавалось сдерживать эту структуру, поскольку изначально она была в составе Центробанка, потом Палаты, которая финансируется за счет банков, — сейчас такая возможность утеряна. Служба финмониторинга — независимая организация, которая финансируется из госбюджета и может хотя бы частично начать более серьезную работу в своем направлении. Видимо, имеются силы, которые опасаются этого и всячески препятствуют работе. Понятно, что без легитимного руководства Служба финансового мониторинга  не может полноценно работать.

736 просмотров
| 2018-11-30T16:51:01+00:00 30 ноября 2018, 20:30|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (4 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|