Воевать нельзя мириться (2)

И в Баку, и в Ереване еще долго не будут гадать, где поставить запятую

 

Мы должны признать очевидное: понимают лишь те, кто хочет понять.

Бернар Вербер

 

Часть вторая        

В первой части этой статьи я попытался изложить свое видение реальной ситуации сложившейся в армяно-азербайджанском конфликте вокруг Нагорного Карабаха с точки зрения норм международного права. Нет, не совсем так. Я обозначил единственно возможную реакцию международного сообщества на существование  карабахского конфликта, если конечно эта позиция формируется на основе международного права. Однако, как должно быть и как есть на самом деле, к сожалению, не всегда одно и тоже.  Как ни странно, чаще всего формальное отношение международного формируется и оформляется  без учета реального положения дел и его соответствия международному праву.

В первой части статьи, я попытался доказать, что нормы международного права четко определяют Нагорный Карабах как аннексированную Арменией территорию Азербайджана, а все остальные прилегающие районы как оккупированные. Однако, нам до сих не удалось добиться международно-правового оформления  существующих реалий. Именно, поэтому, не только Пашинян, но и предыдущие лидеры Армении время от времени так оскорбительно-издевательски заявляют о необходимости изменения формата переговоров.

ПРОВАЛЫ НАШЕЙ ДИПЛОМАТИИ

Оппоненты станут протестовать: Как же так?! Парламентская Ассамблея Совета Европы, НАТО, Евросоюз и даже Генассамблея  ООН в том или ином варианте признали Армению оккупантом, не говоря, уж об Организации Исламской Конференции. Все верно. Однако, практически все вышеперечисленные международные организации, за исключением Генассамблеи ООН являются, хотя и очень авторитетными, но все же региональными. То есть, они не выражают позицию всего международного сообщества. Что касается, Генассамблеи ООН, то ее резолюции, хотя и выражают позицию в целом всего международного сообщества, не обязательны для выполнения. Они имеют рекомендательно-декларативный характер. Кроме того, необходимо учесть, что даже в этих резолюциях в лучшем случае речь идет об оккупации Арменией части Азербайджана, а не об аннексии.

Известный британский телевизионный журналист, прославившийся интервью с 37-м президентом США Ричардом Никсоном, взятым после отставки последнего, сер Дэвид Фрост как то сказал, что  «дипломатия — это искусство заставить другого идти вашим путём».

В целом для всего международного сообщества существует всего лишь один суд высшей инстанции – это Совет Безопасности ООН. Совбез ООН принял в связи с карабахским конфликтом четыре резолюции, последний из которых датируется осенью 1993 года.  Для прояснения позиции Совбеза ООН по данному вопросу приведу выдержки с двух резолюций – первого и последнего.

Первая резолюция Совбеза ООН (№ 822) с начала армяно-азербайджанского конфликта была единогласно принята 30 апреля 1993 года. Эта резолюция было принята сразу после оккупации Кельбаджарского района. В резолюции четко указываются стороны конфликта. Совбез ООН «с беспокойством» отмечает «эскалацию вооруженных военных действий, и в частности последнее вторжение местных армянских сил в Кельбаджарский район Азербайджана» (. Обратите внимание тут и речи нет не только об аннексии Нагорного Карабаха, но и об оккупации прилегающих районов Арменией.

Конечно, этот провал представители нынешней правящей элиты могут  записать «в актив» правительства Абульфаза Эльчибея. Однако, все последующие резолюции были приняты Совбезом ООН уже после смены власти в Азербайджане в июле 1993 года. Вот вам выдержка из последней, которая была единогласно принята Советом Безопасности ООН 12 ноября 1993 года, сразу после оккупации. Совбез «призывает правительство Армении использовать своё влияние с целью достичь соблюдения армянами нагорно-карабахского региона Азербайджана резолюций 822 (1993), 853 (1993) и 874 (1993) и обеспечить, чтобы вовлеченным силам не предоставлялись средства для продолжения их военной кампании» . Опять же ни слова о том, что Армения является стороной конфликта. Наоборот, Армению,  по сути, призывают выступить в роли миротворца и посодействовать установлению мира.

Таким образом, на начальном этапе конфликта Армении удалось навязать международному сообществу выгодную для себя трактовку конфликта. Никакой аннексии, никакой оккупации. Резолюции Совбеза ООН рассматривали карабахскую проблему исключительно через призму внутреннего конфликта Азербайджана. Армения, по мнению Совбеза, была вообще не причем. Да, полный абсурд.  Да, проявление безграничного  цинизма и лицемерия. Да, сегодня мало кто осмелится подобное предложить. Одним словом, на начальном этапе конфликта мы потерпели полное фиаско не только на поле боя, но и на дипломатическом фронте.

Я и не думаю обвинять в этих дипломатических провалах никого. Время было другое, позиции Азербайджана на международной арене, в отличие от Армении были очень слабы. Армения имела сильное лобби практически во всех ведущих государствах, в том числе, в России, США и Франции, которые одновременно являются постоянными членами Совбеза ООН. Естественно, официальному Еревану намного проще было продвигать свои внешнеполитические интересы на международной арене. Да, и опыта у нас было намного меньше. На этом этапе мы были обречены на дипломатическое поражение.

Но прошли годы. Ситуация изменилась. Практически все ведущие региональные международные организации, в том числе, ПАСЕ, ЕС, НАТО, и такая супердержава как США признали факт оккупации Арменией территории Азербайджана. Возникает вопрос: почему же Азербайджан после 12 ноября 1993 года так ни разу не инициировал рассмотрение ситуации с урегулированием карабахского конфликта в Совбезе ООН?! Ведь, если следовать духу и букве резолюций Совбеза ООН, то получается, что Армения не имеет непосредственного отношения к карабахской проблеме и официальный Баку на самом деле должен вести переговоры  по урегулированию конфликта с армянами Нагорного Карабаха!!! Именно, поэтому мы время от времени сталкиваемся с подобным наглым поведением официального Еревана.

Мне могут сказать, что не было повода, не было правовых оснований для внесения данного вопроса в повестку дня Совбеза ООН. Нет, еще раз нет! Во всех четырех резолюциях, в том числе, и последней,  отдельно указано, что  Совбез «постановляет продолжать активно заниматься этим вопросом». После принятия последней резолюции прошло 26 лет!  И Совбез ООН в течении этих 26 лет ни разу не  счел нужным вернуться к обсуждению карабахской тематики. И это несмотря на то, что резолюции принятые самим Совбезом до сих пор так и не выполнены.

Экс-министр иностранных дел Тофиг Зульфугаров в интервью нашей газете отмечает, что «Армения не ставит ни во что принципы ОБСЕ, ни даже резолюции ООН. Я хочу подчеркнуть, что резолюции ООН носят императивный характер и обязуют к выполнению…

Поэтому нужно отчетливо представлять, что посредничество ОБСЕ и МГ не тот инструмент, который обеспечит освобождение оккупированных территорий и возвращение перемещенных лиц. Посредничество ОБСЕ не имеет механизмов принуждения агрессора к миру» (http://zerkalo.az/posrednichestvo-obse-ne-imeet-mehanizmov-prinuzhdeniya-agressora-k-miru/). На первый взгляд все верно. Но не для посвященных…

Примерно в том же духе в интервью # характеризуют ситуацию бывший глава секретариата  президента Эльдар Намазов и депутат Милли Меджлиса Расим Мусабеков. Ну что сказать. Нет, я далек от мысли утверждать, что наши ведущие  эксперты по карабахской проблеме, один из которых к тому же непосредственно руководил, хотя и недолго, переговорным процессом, в ранге министра иностранных дел, не читали соответствующие резолюции Совбеза ООН. Или читали их настолько невнимательно. Хотя и такое бывает. Вспомнил. Как-то выступая на конференции в Армении, посвященной  урегулированию карабахского конфликта сослался на одно из положений последней, то есть, четвертой резолюции Совбеза ООН.   Экс-министр Национальной Безопасности Армении, бывший специальный представитель Президента Армении по Карабахскому урегулированию Давид Шахназарян, которого по масштабам знания данной конкретной тематики можно считать персоной, сопоставимой вышеперечисленным нашим экспертам, удивился. В перерыве подошел ко мне и удостоверился, что данное положение в резолюции на самом деле существует. Нет, наших экспертов я ценю выше, чем Шахназаряна. Но, все же…

Во-первых, да, на самом деле, господин Зульфугаров прав, когда утверждает, что резолюции ООН носят императивный характер и обязуют к выполнению. Но, вся проблема в том, что сами резолюции практически не возлагают никаких обязательств на Армению, так как не признают ее стороной конфликта.

Хотелось внести ясность и в императивность резолюций Совбеза ООН. Императивная норма (лат. jus cogens) — норма права, выражение которой сделано в определённой, категоричной форме и не подлежит изменению по инициативе её адресатов, в отличие от диспозитивной нормы.

Например, если Семейный Кодекс то или иной страны  требует, чтобы брачный договор заключался в письменной форме и был нотариально удостоверен, то этот порядок не может быть изменён по соглашению вступающих в брак. К этому вопросу еще придется вернуться, при рассмотрении некоторых положений вышеупомянутых резолюций.

Тут только хотелось бы отметить, что императивность и обязательность данных резолюций имеет несколько декларативный характер, так как они не предполагают применение каких либо санкций в отношении конфликтующих сторон.

Во-вторых, экс-министр также прав в том, что  ОБСЕ не располагает инструментами принуждения сторон к урегулированию конфликта. Таким инструментами располагает только Совбез ООН, если конечно не считать такие региональные военные блоки как НАТО и ОДКБ.  Но, попытки урегулирования конфликта через вовлечение в этот процесс вышеупомянутых военных блоков, вряд ли можно считать легитимными с точки зрения международного права.

Таким образом, Азербайджану жизненно необходимо было инициировать в Совбезе ООН новые обсуждения вопроса  урегулирования карабахского конфликта, минимум, по двум причинам: первое, для того, чтобы добиться четкого определения сторон и последствий конфликта с точки зрения международного права. Второе, чтобы добиться обеспечения обязательности выполнения данных резолюций. Проще говоря, надо было добиться четкого указания механизма принуждения сторон к мирному урегулированию конфликта. Кстати, по ходу переговоров при посредничестве МГ ОБСЕ мы сами согласились на нарушение императивности данных резолюций. Но об этом в третьей части статьи.

Не случайно и то, что Армения постоянно выступала против  возвращения обсуждения вопроса в повестку дня Совбеза ООН. Даже угрожала выходом из переговорного процесса в рамках Минской группы ОБСЕ в случае подобной перспективы.

Таким образом, приходится констатировать, что Армении удалось заставить Азербайджан идти по выгодному им пути. Наверное читали Фроста. И мы уже почти в течение 30 лет вели бесполезные переговоры в рамках Минской Группы ОБСЕ. Возникает вопрос: почему?!

Почему же азербайджанская дипломатия так безвольно плелась на поводу у своих  армянских коллег и так глупо подыграла им?! Ответить на этот вопрос не так просто. Предполагаю, что на первых порах решили добиться урегулирования в «сепаратном режиме», то есть, формально используя формат МГ ОБСЕ, а на самом деле при посредничестве той или иной ведущей державы. До начала 2000-х годов – это были США, а потом Россия. Возвращение вопроса в повестку Совбеза ООН безусловно затруднило бы реализацию  подобного «сепаратного» варианта урегулирования конфликта.

Не исключено, что официальный Баку считал не совсем разумными подобные инициативы, раздражающие ведущие державы, имеющих геополитические интересы на Южном Кавказе. Ведь, во время обсуждений в Совбезе ООН ведущим державам пришлось бы продемонстрировать «истинное лицо». И как следствие, взаимоотношения Азербайджана с этими ведущими державами, к примеру, с Россией могли еще более испортиться. Не могу додуматься до более логичных причин, как-то объясняющих такое инертное поведение азербайджанской дипломатии.

По словам Отто фон Бисмарка, «дипломатия должна по мере надобности откладывать, предупреждать или вызывать войну». Но я никак не пойму, почему совсем недавно, а точнее после четырехдневной апрельской войны мы упустили такой удобный повод для возвращения данного в вопроса в повестку Совбеза ООН. Накануне апрельской войны дипломаты, пресса совместными усилиями сделали все возможное, чтобы создать атмосферу неизбежности возобновления широкомасштабных вооруженных столкновений. Потом военные не менее успешно выполнили возложенную на них задачу. Четырехдневная апрельская война должна была дать новый импульс мирному процессу.

Теоретически полностью согласен с Расимом Мусабековым, который в интервью # заявил, что «стимулом  для того, чтобы двигать переговорный процесс дальше, является военная альтернатива» ( http://zerkalo.az/voennaya-alternativa-stimul-dlya-togo-chtoby-dvigat-peregovornyj-protsess-dalshe/). Но почему наша дипломатия не смогла воспользоваться этим стимулом после апреля 2016 года. Ведь, это мы упустили возможность.
А Армении удалось завязать дискуссию по поводу  разработки мер доверия и установления устойчивого режима прекращения в качестве предусловия возобновления полноценных мирных переговоров. Опять Армении удалось заставить Азербайджан идти по выгодному им пути. Таковы реалии, которые нам следует признать. Иначе, нам никогда не удастся оказаться в победителях.

В следующей, заключительной части еще немного о провалах нашей дипломатии, в особенности в реализации выгодных нам положений четырех резолюций ООН и о  том, где же стоит поставить запятую…

| 2019-04-01T20:38:09+00:00 1 апреля 2019, 11:30|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (10 оценок, среднее: 9,60 из 10) Загрузка...|