Варшавская битва 1920       

Последний месяц лета в историческом и политическом смысле часто бывает весьма горячим. Не стал исключением и август 1920 года. Во второй половине месяца произошло знаменательное событие, получившее название «Чудо на Висле».

Восстановленное в 1918 году Польское государство сразу столкнулось с противодействием соседей. Причем сложность заключалась не только в границах. Польская элита хотела восстановить государство в исторических границах 1772 года. Как говорилось, od morza do morza — от моря до моря.

Однако с существованием независимой Польши не хотели примириться в Москве. И не только. Владимир Маяковский в «Стихах о советском паспорте» точно отметил, что такие «географические новости» для многих стран были неприемлемыми.

С Чехословакией Польша столкнулась из-за принадлежности Цешинского (Тешинского) княжества. Дело дошло до вооруженного противостояния. И это оказало серьезное влияние на советско-польскую войну 1920 года. Заметим, что пограничный вопрос между Польшей и Чехословакией был окончательно решен только в 1976 году.

НА ВАРШАВУ! НА БЕРЛИН!

Уже в 1919 году начались столкновения между польскими и советскими частями в Беларуси и Литве. Летом того года большевики были выбиты из Минска и Бобруйска. Дальше наступление польских войск приостановилось. Было заключено перемирие. Это объяснялось нежеланием стран Антанты и белых во главе с Антоном Деникиным поддерживать польское продвижение на восток.

Хотя у Польши и белых был общий враг — Советская Россия, тем не менее в самый острый момент, летом — осенью 1919 года, лидер Польши Юзеф Пилсудский не оказал Деникину необходимой поддержки. В конечном итоге это в немалой степени способствовал поражению белого движения. Все повторилось через год — уже с армией Врангеля.

Варшава пыталась договориться с большевиками осенью 1919 — зимой 1920 года, но безрезультатно. Обе стороны готовились к военным действиям.

В апреле 1920 года польские войска атаковали позиции Красной Армии в Украине. Перед началом наступления Начальник польского государства Юзеф Пилсудский заключил договор с председателем Директории (правительства) Украинской народной республики (УНР) Симоном Петлюрой. В Житомире польский лидер выступил с обращением к украинскому народу, подтвердив его право на независимость. Со своей стороны Петлюра подчеркнул незыблемость польско-украинского союза.

И это были не пустые слова. Более 15 тысяч украинских воинов, объединенных в две дивизии под командованием полковников Марка Безручко и Александра Удовиченко во взаимодействии с польскими частями, с боями двинулись на восток. К ним впоследствии присоединились две бригады красной Украинской галицкой армии и те части армии УНР, которые принимали участие в походе по большевистским  тылам на правобережье Днепра. В течение недели союзники заняли Житомир, Бердичев, Коростень, а 7 мая вступили в Киев. Действенную помощь союзным войскам оказывали украинские повстанцы, против которых было брошено больше красных войск, чем их находилось на фронте.

При этом польское командование и политическое руководство допустило стратегическую ошибку. Концентрация польских войск в Украине ослабила западное направление, чем воспользовался советский командующий Западным фронтом Михаил Тухачевский. Красная армия перешла в наступление сначала в Беларуси, потом и в Украине. Причем для польской армии ситуация стремительно ухудшалась. Казалось, еще немного, и Польша станет советской.

Оргбюро ЦК РКП(б) 19 июля 1920 года создало Польское бюро ЦК РКП(б) (Польбюро), назначив его руководителем Феликса  Дзержинского. В Смоленске 23 июля был сформирован Временный революционный комитет Польши (Польревком), который должен был принять на себя всю полноту власти после взятия Варшавы. Вскоре он переехал в Белосток. Хотя формально председателем Польревкома был польско-немецкий коммунист Юлиан Мархлевский, фактически всем заправлял «железный» Феликс Дзержинский.

При поддержке командования Западного фронта Польревком приступил к формированию 1-го и 2-го Белостокских революционных полков. В это же время началась подготовка к созыву Всепольского съезда советов рабочих и крестьянских депутатов. Командование Красной армии полагало, что столица Польши — Варшава — будет взята 16 августа 1920 года.

Еще раньше в Украине — 8 июля — был создан Галицийский революционный комитет (Галревком) во главе с Владимиром Затонским — партийным функционером в Киеве. Затем 15 июля была провозглашена Галицкая Социалистическая Советская Республика (Галицкая ССР). По московскому образцу началась советизация Галичины, ныне западные области Украины за исключением Черновицкой и Закарпатской. Первая тогда была в составе Румынии, вторая — Чехословакии.

В Беларуси все развивалось по аналогичному сценарию. Начались аресты, расстрелы и прочее, хорошо известное в России. Неудивительно, что население не поддержало пришлых коммунистов. Когда началось формирование Польской красной армии под командованием Романа Лонгвы, выяснился крайне неприятный факт. Местные рабочие и крестьяне совсем не жаждут той свободы, которую на своих штыках несла Красная армия. Во 2-й Белостокский полк записалось не более 70 человек, а во всю Польскую красную армию влилось всего 176 добровольцев. Климент Ворошилов, который был участником советско-польской войны, вспоминал потом: «Мы ждали от польских рабочих и крестьян восстаний и революции, а получили шовинизм и тупую ненависть к русским».

В ходе наступления Западного фронта его командующий Михаил Тухачевский отдает приказ: «Через труп белой Польши лежит путь к мировому пожару. На штыках понесем счастье и мир трудящемуся человечеству. На Запад! К решительным битвам, к громозвучным победам! Стройтесь в боевые колонны! Пробил час наступления. На Вильну (ныне столица Литвы Вильнюс, тогда в составе Польши — авт.), Минск, Варшаву, на Берлин — марш!».

Наступление Красной армии развивалось по двум расходящимся направлениям. На западе — на Варшаву, на юго-западе — на Львов. Его наступающей Первой конной армии под командованием Семена Буденного взять не удалось. Относительно небольшой гарнизон и жители города в тяжелых боях, частично на улицах предместья отстояли стратегически важный Львов. Очень скоро это сказалось в разгар сражения за польскую столицу.

В августе Красная армия захватила Прагу — пригород Варшавы на правом берегу Вислы. Над Польшей нависла смертельная угроза. И тут произошло то, что потом назвали «Варшавской битвой» или «Чудом на Висле». От стен Варшавы польская армия перешла в наступление. Причем настолько быстрое, что еще недавно наступающая Красная армия начала буквально откатываться на восток.

Причин того, что произошло, достаточно много. Мы же отметим одну.

В августе — сентябре 1919 года подразделение польских шифровальщиков отдела P-2 Генерального штаба под руководством поручика Яна Ковалевского взломало шифры, как Добровольческой армии белых, так и Красной армии. К работе были привлечены профессора Варшавского и Львовского университетов Станислав Лесневский и Стефан Мазуркевич, а также выдающийся математик  Вацлав Серпинский с группой молодых аспирантов. Советская власть не могла этого ему простить и считала реакционным ученым. На его юбилей в 1948 году не приехала делегация советских ученых.

В январе 1920 года группа Ковалевского взломала также и немецкие военные шифры. На основе работы группы Яна Ковалевского командование Войска Польского смогло принять правильные стратегические решения в ходе Варшавского сражения.

Польский контрудар начал осуществляться 16 августа. Фронт был прорван, и наступающие польские войска буквально смели южный фланг 16-й армии красных. Возникла реальная угроза уничтожения тыловой инфраструктуры Западного фронта.

Для стабилизации ситуации был направлен приказ о переброске 12-й и Первой конной армии из-под Львова на Варшаву. В своем движении армия Буденного совершила рейд на Замостье с целью выйти к Люблину в тыл наступающим польским войскам.

Оборона Замостья (польск. Zamosc), расположенного в 110 км северо-западнее Львова, яркий пример боевого содружества польских и украинских воинов.

Командовал обороной Замостья украинский полковник, в будущем генерал-хорунжий Марко Безручко. Под его началом было 3200 штыков, 200 сабель, 12 орудий и 3 бронепоезда.  У Буденного около 20 тысяч человек. Тем не менее, штурмы города и его полное окружение не увенчались успехом. Защитники держались до подхода двух польских дивизий, переброшенных к ним на помощь. Задержка Первой конной под Замостьем означала катастрофу красного Западного фронта, которому уже ничто и никто не мог помочь.

Заноза Замостья, видимо, так глубоко сидела у Буденного и Ворошилова, что поражение решили превратить в победу. В известной песне «Конармейская» братьев Покрасс, автор текста Алексей Сурков, есть такие слова:

На Дону и в Замостье

Тлеют белые кости,

Над костями шумят ветерки.

Помнят псы-атаманы,

Помнят польские паны

Конармейские наши клинки.

 

Насчет псов-атаманов разбираться не будем. Путину с его казаками для свадеб иностранных министров виднее. Вот насчет польских панов вышла пропагандистская осечка. Под Замостьем конармейцы крепко запомнили точный огонь артиллерии Безручко и его заместителя Змиенко. Кстати, оба из восточных областей Украины. Никакой славы Красная армия, что вроде бы «всех сильней», польской кампании не сыскала.

Летом началось наступление Врангеля из Крыма и в Москве поняли, что польскую авантюру нужно срочно заканчивать.

ПОСЛЕДСТВИЯ «ЧУДА НА ВИСЛЕ»

Советско-польская война в апреле 1920 года началась в крайне неблагоприятной для Варшавы обстановке. С востока наступала Красная армия, на западе изготовился к наступлению германский рейхсвер, на юге президент Чехословакии Томаш Масарик угрожал начать наступление в союзе с Москвой, если не будет решен Тешинский кризис в пользу Праги.

Первоначальные успехи Красной армии вызвали у Ленина и других советских лидеров бурный восторг. Советский вождь, не оставлявший мысли о мировой революции, писал Сталину: «Зиновьев, Бухарин, а также и я думаем, что следовало бы поощрить революцию тотчас в Италии. Мое личное мнение, что для этого надо советизировать Венгрию, а может быть, также Чехию и Румынию».

Именно последним обстоятельством и было вызвано наступление Юго-Западного фронта на Львов. В случае успеха в Польше на очереди была Румыния, а затем Венгрия и Чехословакия.

По данным польской разведки, 17 июля в Берлине эмиссар Ленина Карл Радек подписал «секретный договор», предусматривавший оккупацию Россией Польского коридора и Данцига (ныне Гданьск) с последующей их передачей Германии, а также немецкую военно-техническую помощь России. На северном участке польско-советского фронта в оперативном отделе штаба Красной армии служили германские офицеры под командованием генерала Леттов-Форбека. Большевики преследовали две главные цели. Политическую — захват Варшавы и практическую — через Данцигский (Гданьский) коридор соединиться с Германией и навсегда отрезать Польшу от Балтики.

Берлин не пропускал военной помощи Польше из Франции, а Прага не пропустила 60 тысяч венгерских солдат, которых Будапешт был готов направить в помощь Варшаве. Более того, вытесненные из Польши и интернированные в Восточной Пруссии 4-я Красная армия, две дивизии из состава 15-й армии, а также 3-й конный корпус под командованием Гая Гая вскоре снова оказались на Западном фронте Тухачевского.

Экономически и морально Польша не могла продолжать войну. Было обращение к Франции за кредитом, но в нем отказали. У польских правящих кругов доминировало представление, что нужен мир.

Москва тоже спешила. Для переброски частей из Беларуси и Украины в состав Южного фронта требовался мир с Польшей.    Глава советской делегации Адольф Иоффе предложил передать Польше Белоруссию с Минском, а также украинский Каменец-Подольский. Однако в Варшаве решили ограничиться присоединением лишь «бесспорно польских» территорий. В конце концов, предпочли расширить пределы Польши на севере, поскольку дисненско-вилейский коридор соединял Польшу с Вильно и разделял Литву и Россию.

Многие, в частности в Беларуси, не хотели оставаться под Советской Россией. В декабре 1920 года Национальная рада белорусских земель потребовала включить в состав Польши Могилевскую и Витебскую губернии. В том же месяце просьбу о включении в состав Польши направила группа жителей Лепельского уезда Минской губернии. В полной мере это не осуществилось.

Рижский мирный договор стал своеобразным компромиссом между Польшей и Советской Россией. Он был достигнут за счет Украины и Беларуси. И поэтому не мог стать основой прочного мира.

Польские правящие круги и через них — остальная Европа не поняли всей опасности умиротворения большевистской России. Потребовалась трагедия 1939 года, чтобы польская элита пришла к простой и такой сложной мысли, что надежный барьер экспансии Москвы может поставить только Польша вместе с Украиной. Это доказало боевое братство польских и украинских воинов под Замостьем и при обороне Львова.

В дни «Чуда на Висле» польская и украинская армии, белорусские отряды и русские казаки отстояли Европу от большевиков. Так распорядилась судьба, что в далеком уже 1920 году эта доля выпала на польский народ, ныне на переднем крае оказался украинский.

История сделала оборот. И от этого никуда не уйти.

269 просмотров
| 2018-08-21T00:18:01+00:00 21 августа 2018, 10:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|