В центре закулисного противостояния: что происходит с манатом?  

Недавнее заявление главы Центробанка Эльмана Рустамова о том, что регулятор  занял нейтральную позицию относительно курса национальной валюты и не вмешивается в ход аукционов на валютном рынке, в обществе восприняли с подтекстом о возможной девальвации национальной валюты.

При этом ажиотаж, вызванный последним выступлением Э.Рустамова, сложно назвать беспочвенным, принимая во внимание странность ситуации — ведь это заявление исходило от руководства финансового института, призванного отвечать за политику валютного курса. Примечательно, что сразу же после выступления главы Центробанка об устойчивости маната заговорил министр финансов Самир Шарифов, сообщивший об усилении давления на местную валюту и необходимости предотвращения влияния внешних макроэкономических угроз на экономику страны в ходе обсуждения проекта бюджета с парламентскими комитетами.

Примечательно также, что заявление Шарифова о давлении, которому подвергается манат из-за падения национальных валют сопредельных стран, прозвучало не в самый разгар девальваций в соседних странах, а именно сейчас, когда эти риски относительно стабилизировались. А главное, оно последовало вслед за неоднозначным выступлением главы Центробанка.

«Хотя стабилизация цен на нефть может оказать положительное влияние на Азербайджан, нельзя исключать потенциальные негативные последствия экономической нестабильности в регионе на экономику страны. Падение стоимости национальных валют соседних стран и основных торговых партнеров, с одной стороны, актуализирует вопрос сокращения экспортных возможностей отечественных производителей, а с другой стороны, — риск роста импорта в страну», — сказал Шарифов.

Министр добавил, что одной из основных задач монетарной и фискальной политики, которая будет проводиться в наступающем году, станет предотвращение влияния внешних макроэкономических угроз на экономику Азербайджана. При этом, согласно опубликованному на сайте Минфина проекту бюджета на будущий год ведомство указало, что курс национальной валюты в ближайшие три года прогнозируется на уровне 1,7 маната за доллар, при условии, что показатель инфляции за указанный трехлетний период не достигнет двухзначной величины.

Иными словами, начало текущего месяца отметилось редким, можно сказать, невиданным доселе, явлением с участием двух основных финансовых институтов — Минфина и Центробанка. Причем, произошло это в разгар проектирования государственного бюджета, что сложно назвать случайностью.

«Конечно, заявление Рустамова тревожный знак, поскольку последние два года он говорил иначе, — сказал # банковский эксперт Акрам Гасанов. — Возникает вопрос: что изменилось за последнее время, что Центробанк вдруг занимает нейтральную позицию по отношению к курсу национальной валюты. К тому же за это отвечает ЦБА, а не Минфин». Со слов собеседника, выступивший тут же Шарифов также отличился странными прогнозами о стабильности маната в течение трех лет.

«В результате заявлений Рустамова, Шарифов попытался исправить положение, чтобы избежать паники, и попал в нелепую ситуацию», — по данным эксперта, даже ведущие специалисты не могут прогнозировать нефтяные цены на три года вперед ввиду сложной геополитической ситуации, а ведь курс маната привязан к цене нефти. Фактически, заявив о том, что курс останется на отметке 1,7 маната за доллар, наш министр сделал невозможное — дал прогноз цены нефти на годы вперед.

Анализируя заявления глав финансовых институтов страны, Гасанов сообщил, что ими фактически признается зависимость  валютного курса от средств нефтяного фонда:

«Рустамов не считает, что девальвация произойдет в ближайшее время, но понимает, что в случае падения цены на нефть, резервов Центробанка и Государственного нефтяного фонда будет недостаточно для поддержания курса. Валютные резервы ГНФАР значительно превышают государственный долг, но туда не входят долги отечественных госкомпаний. Государство не обязано по ним платить, но платит, как было в случае с Межбанком. И если завтра придется спасать крупные государственные компании и платить по их долгам, валютных накоплений может не хватить для поддержания курса маната. Глава Центробанка понимает, что при стечении этих обстоятельств, в условиях падения цены на нефть регулятор не сможет удержать от падения национальную валюту. Он делает осторожные заявления на перспективу».

Что же касается выступления главы Минфина, по данным аналитика, Шарифов попытался избежать паники, которую могло спровоцировать заявление руководства Центробанка. Кроме этого, собеседник полагает, что последние события могли быть вызваны закулисными трениями между главами этих ведомств по вопросам верстки бюджета следующего года.  «Отношения Минфина и Центробанка всегда были напряженными, — отметил Гасанов. — Эти ведомства объединяются по тактическим вопросам, однако наблюдается стратегическое противостояние. Говоря о причинах сложившейся недавно ситуации, надо признать, что мы не знаем многого из закулисных реалий, которые частично вышли на публику».

Со слов эксперта, говоря о валютном курсе, следует ориентироваться по цене нефти. На сегодняшний день нет повода для паники, однако долгосрочные сбережения населению лучше хранить в долларах, а краткосрочные — в национальной валюте.

449 просмотров
| 2018-11-08T14:34:31+00:00 7 ноября 2018, 15:59|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|