Улитка на склоне-2

Журналистское расследование

Предложение Грузии об обмене территорий — следствие нашей недооценки вопроса охраны памятников старины, качественного изучения и преподавания истории страны

Продолжение. Начало http://zerkalo.az/ulitka-na-sklone-1/

М.ФАРАДЖУЛЛАЕВА

В прошлом выпуске нашей газеты автор дал предварительное описание ситуации, складывающейся вокруг темы «обмена территорий»: Грузия, воспользовавшись предстоящей делимитацией границ с Азербайджаном, предложила во время предстоящих заседаний совместной комиссии по делимитации обсудить обмен некоторых пограничных территорий, на которых находятся исторические памятники, которые она считает своими. «Обмен» затрагивает западные территории Азербайджана — Агстафинский, Газахский, Товузский и Самухский районы. Сейчас страсти разгораются вокруг памятников, которые грузинской стороной уже обозначены в красочных буклетах, учебниках и научной литературе как «комплекс Давид Гареджи», но основная часть объектов находится на территории Азербайджана (Агстафинский район).

НЕ НАДО ГНАТЬ ВОЛНУ, — НУЖНА КАЧЕСТВЕННАЯ РАБОТА

Летом прошлого года, (лето 2003 года — ред.) когда эти интересные процессы актуализировались на самом высоком уровне, с подачи госструктур начала реагировать и широкая общественность – внешний индикатор глубокого «кипения». Правда, не на эту конкретную, но тоже историческую тематику.

Тема древних памятников, туризма и проч. вдруг резко актуализировалась. После серии статей в «Зеркале» о вандализме, совершенном по отношению к крепости Чыраг-гала, последующих указов покойного президента Г.Алиева (по крепости Чыраг-гала, Ичери шехер, их сохранности, популяризации объектов истории, широком использовании их для развития туризма и т.д., и т.п.) все зашевелились. Был, например, объявлен фестиваль «фильмов на туристскую тему», как бы призванный служить популяризации истории и красот родной земли. На телеканалах замелькали сюжеты и рубрики, также посвященные этой благодатной, с точки зрения фондовых грантов, тематике.

Насколько кинофестиваль удался — наша газета осветила. Добавлю только, что вообще-то, многие истинные историки и археологи были поражены резким наскоком тележурналистов, режиссеров и др., которые вдруг, в динамичном поиске сюжетов, быстренько отсняли ролики по указанным темам и объектам. Некоторые археологи до сих пор недоумевают, — почему их стремление помочь журналистам и серьезно описать им объект, чтобы те «прониклись, а уже потом снимали» — не было воспринято должным образом. Несмотря на то, что были и неплохие работы, по сути, киношники просто «выдрали» у экспертов темы и побежали снимать картинки, красивые с точки зрения кино. Но истинная история объектов, которую нужно было вначале творчески пропустить сквозь себя, осталась за кадром. Многое было смято.

Иностранцу некоторые ролики, может быть, и понравятся. Но к истории родной земли нужно подходить более серьезно и обстоятельно. Телевизор смотрят не только иностранцы, но и наши дети и студенты, не имеющие качественных учебников и научно-популярной литературы на родном языке. Кроме того, как мы еще раз убедились, история – вопрос политический. Россия, например, до сих пор не может окончательно избавиться от вредного для имиджа страны стереотипа восприятия ее в духе «СИБИРЬ, ВАЛЕНКИ, МЕДВЕДЬ».

А какой стереотип восприятия Азербайджана на международной арене можем создать мы, если будем в деле популяризации и «доведения до широкой общественности» то спать, то торопиться — «ЧАБАНЫ, БАРАНЫ, БОЗБАШ»?

Тогда же, летом прошлого года, чиновники забеспокоились и о крепости Чыраг-гала: на президентский указ они были просто обязаны прореагировать. Но денег на охрану памятников выделяется недостаточно, поэтому решено было задействовать ресурсы местных исполнительных властей – двух административных районов, по территории которых проходит это Гильгильчайское оборонительное сооружение. Так вот: вначале главы этих районов переругались, споря о границе между районами, потом решили обратиться «наверх» за уточнением и дополнением к указам президента. Потом все утряслось, «победила дружба»: многометровую надпись, которая изуродовала древнюю Чыраг-гала… ВЫЖГЛИ АВТОГЕНОМ. Естественно, варварской надписи на крепости уже нет – осталась огромная черная язва, которая реставрации не подлежит.

И за весь летне-осенний период этого «историко-туристского» бума никто не обратил внимания (за редким исключением, о котором тогда мало кто знал) на то, что на западных границах республики зреет тема «комплекса Давид Гареджи», памятников Газаха и других пограничных районов Азербайджана, грозящая обернуться своим внешнеполитическим аспектом.

ФЕЙС-КОНТРОЛЬ И ЭВОЛЮЦИЯ ВИДОВ

Хорошо, конечно, уже и то, что в эфире и с экрана прозвучали и закрепились в коллективной памяти хоть какие-то названия объектов и их приблизительная история. Насколько важно, чтобы названия были «на слуху» (и были вообще!), убедила меня история с «комплексом Давид Гареджи». Надеюсь, что следующий подобный фестиваль даст более качественные в познавательном аспекте фильмы. А киношники поймут, что ученых и «знатоков края» нужно не только внимательно слушать, но и отбирать критично, избегая невежественных экспертов.

У нас слишком много поверхностных или вовсе бездарных «авторитетов», сделавших карьеру благодаря компартии, а не успехам в науке. Солидно, авторитарно, но путано излагают они полную чушь — и с экрана, и на ученых советах, и «по жизни». Пора вообще избавляться от пиетета перед высокими учеными званиями. Нужно опираться на истинных знатоков вне зависимости от их звания и должности. Известно ведь: «помогать нужно умным, бездари и сами пробьются».

А мне еще и по-детски интересно: неужели те, кто вводит в различные «советы», выводит на экран, страницы газет и т.д. некоторых «авторитетных» лжеспециалистов, не видят их ЛИЦ без намека на интеллект, не понимают, что они говорят ерунду, не умеют отличить компетентность от пафоса? Это ведь еще и опасно для страны — на основе подобного бреда делаются выводы, к ним начинают обращаться как к экспертам. На них дети, наконец, смотрят «в телевизоре»! Коллеги, введите, пожалуйста, элементарный фейс-контроль! Фильтруйте тех, у кого берете интервью, кому даете слово, пока академии, вузы и чиновники эволюционируют исторически!

Много встреч с учеными и госчиновниками у меня состоялось после экспедиции в Агстафу и Газах на прошлой неделе. Слушая мой разговор с ученым, один молодой специалист-историк, не забывший золотого времени студенчества, рассказал, что один из преподавателей истфака все время поучает студентов: изучайте только мусульманский период, все остальное Азербайджану не нужно!

Наверняка этот горе-преподаватель не слышал слова «этногенез» и не знает, что НЕТ на планете народа, который бы сложился БЕЗ ВЗАИМОВЛИЯНИЙ на культурном, религиозном, генетическом уровне. Такие лишают Азербайджан большой истории, отсекая и глубокую древность, и период зороастризма, и период Кавказской Албании. А ведь обнаруженными, но нераскопанными до сих пор по-настоящему памятниками этих периодов республика буквально усеяна! Своей безнадежной тупостью подобные «учителя» плодят невежество и создают почву для создания карт «Армении от моря до моря» и других исторических провокаций. Представляете, какое интервью или «научный анализ» ситуации дал бы такой «эксперт», если бы ему пришлось составлять справку для госчиновников на запрос по древним памятникам Азербайджана периода раннего христианства?

ПОЗИЦИЯ

В августе-сентябре прошлого года, пока киношники раскручивали колоритных чабанов и байки о древних, неизученных развалинах крепостей страны, между Министерством культуры, президентом Академии наук и Институтом археологии и этнографии НАНА состоялся обмен писем на тему «комплекса Давид Гареджи»: тема начала всплывать, а мы не были к ней готовы. Правда, некоторые объяснения этому есть: на территории вышеупомянутых памятников в советское время была расположена воинская часть, и район был закрыт. Однако, несмотря на экономический фактор, после получения независимости Грузия начала свою деятельность в направлении изучения и даже реставрации «Давид Гареджи», и к настоящему времени неплохо подготовилась.

Мы, почему-то, этого не сделали, хотя на самом деле речь идет о ПАМЯТНИКАХ КАВКАЗСКОЙ АЛБАНИИ, которая и в древности, и сейчас располагается на территории Азербайджана и является частью его истории. Речь также идет и о том, что цифру «СТО» для обозначения количества пещер на отрогах Кешишдагского хребта пока НИКТО НЕ ПРОВЕРЯЛ – просим это учесть в долгой чиновничьей переписке. Она возникла из грузинских красочных буклетов «Давид Гареджи». Подобными пещерами усыпаны ВСЕ ГОРЫ АЗЕРБАЙДЖАНА, и все они — объекты исторические. Не следует пока доверять и термину «комплекс» – лишь малая часть реального количества пещер и других объектов «тянет» на комплекс.

Речь также идет о том, что ЛЮБОЙ памятник — крепость или пещера — отстраивались и меняли свое утилитарное значение в историческом времени, и слишком многое могут рассказать об истории страны и всего региона. Если когда-то крепость была сторожевой, потом она могла стать монастырем. И наоборот. Любые объекты нужно изучать ПО ВСЕМ историческим пластам, и ДО РЕСТАВРАЦИИ как минимум год и самостоятельно, без ссылок на грузинские версии. Тем более, в данном случае.

Однако грузинская сторона, заранее умно позаботившаяся о памятниках и придании (по возможности) ВСЕМ объектам своего национального имиджа, старается нас «дожать». И сейчас, в январе текущего года (2004 год – ред.), согласно версии некоторых СМИ, «…можно сделать вывод, что азербайджанская сторона начала прислушиваться к просьбам Тбилиси. По словам замглавы МИД АР, в процессе двусторонних переговоров учитывается возможность обмена отдельными территориальными участками «в качестве одного из традиционных методов в процессе делимитации границ» («Эхо», N11, 2003 г.).

Конечно же, азербайджанская общественность никогда не согласится ни на какой «обмен территорий», — если ее об этом спросят. Грузия, если ее одолела любовь к древностям, может, наконец, вплотную заняться Абхазией — возможно, еще более древним регионом, страной греческих легенд и «Золотого руна».

Что же касается предлагаемой общественностью совместной эксплуатации этих памятников в качестве историко-архитектурного комплекса христианского периода — пожалуйста! Хотят туда совершать паломничество грузинские верующие — пожалуйста! Прокладывать совместные экотуристические маршруты, переходящие из ландшафта одной страны в природно-исторический комплекс другой — пожалуйста! Азербайджанцев во все исторические времена отличали веротерпимость и лояльность. Но не нужно испытывать наше терпение: С НАС ДОСТАТОЧНО КАРАБАХА и «ВЕЛИКОЙ АРМЕНИИ, ЕДИНСТВЕННОЙ И НЕПОВТОРИМОЙ ВО ВСЕХ СФЕРАХ жизни, науки, истории, географии, христианства, культуры, Ноева ковчега, ковров, долмы, письменности и проч.».

ОБЩЕСТВЕННОСТЬ, НЕФТЕПРОВОД И «КАВКАЗСКИЙ ЗЕЛЕНЫЙ ПУТЬ»

Естественно, что НПО, которые и до этого «исторического» информационного всплеска-2003 обстоятельно и качественно делали свое дело, популяризуя историю родного края на местах (в малодоступных деревнях, сельских школах), прокладывали маршруты для будущих экотуристов (или нынешних туристов), — тоже откликнулись. Но для них это было продолжением привычной работы.

Например, экотуристическая НПО «Пилигрим» (рук. Ю.Валуев) подала в РЭЦ Кавказ (Региональный экологический центр Кавказа, офис в Тбилиси) проект «Кавказ – наш дом», который был принят РЭЦ и поддержан Швейцарской трансграничной программой. Партнером с грузинской стороны стал Альпинистско-туристский союз «Гурис Мтеби» (рук. Георги Керкадзе).

Ю.ВАЛУЕВ о целях и задачах проекта: «Изучение исторического наследия и природы Кавказа имеет не только теоретическое, но и практическое значение: оно поможет создавать для местных жителей такие условия, при которых экономическое развитие будет не разрушать окружающую среду, а способствовать сбережению и восполнению природных ресурсов. Экотуризм как раз и является одной из таких форм деятельности, которая поможет это осуществить: он способствует частному предпринимательству, возрождению забытых народных промыслов, налаживанию традиционных, экологически чистых видов хозяйствования. Позитивный опыт такого развития есть, например, в Германии и других развитых странах мира.

Однако «Пилигрим» не просто «прокладывает маршруты», разведывая проходимость, сложность рельефа, наличие природных и исторических памятников на маршруте – мы способствуем экообразованию молодежи, проводим практикумы в экотуристских лагерях во время каникул, читаем лекции в сельских школах или других объектах (по мере необходимости). Люди должны получать экообразование, а они иногда не знают даже, рядом с какими историческими памятниками живут или отдыхают. Бывает и другое: местные жители знают каждый камешек, душой болеют за родную землю, но не получают помощи, не видят ученых специалистов из столицы. Такие люди могут стать хорошими гидами, хранителями, их нужно только подучить. Охрана природы и памятников истории должна стать интересным и выгодным делом для местного населения. При оказании реальной помощи охраняемым территориям нужно больше опираться на местных знатоков и энтузиастов родного края, создавая для них рабочие места в сфере экотуризма.

ЦЕЛЬ проекта «Кавказ наш общий дом» – провести совместный с грузинской стороной экологический мониторинг участков повышенного риска, окружающей среды вдоль нефтепровода БТД, усилить роль общественного контроля, содействовать созданию общественной системы раннего оповещения и быстрого реагирования на ЧС. Другая, не менее важная цель, — вовлечение в природоохранную деятельность широких слоев сельского населения, местной молодежи. В нашем проекте намечены и пропагандистские акции в защиту природы и памятников истории.

ЗАДАЧИ проекта – разработка экотуристического маршрута «Кавказский зеленый путь» — от Каспийского моря (Баку) до Черного (Супса). Он должен проходить по самым красивым местам региона: прилегающим к нефтепроводу заповедникам, особо охраняемым природным территориям (ООПТ), историко-культурным памятникам. Кроме того, грузинская сторона уже давно освоила исторические памятники так называемого «комплекса Давид Гареджи», а мы им пока мало занимались. Это хороший туристический объект, с которым «Пилигрим» должен ознакомиться».

Итак, цели и задачи общественности, вроде, ясны. С такими предложениями «Зеркало» тоже согласно — если проект действительно удастся, не захирев в тумбочках наших госчиновников, то при условии ПОСТОЯННО соблюдаемого грамотного соотношения между понятием «дружба» и «национальные интересы» нашей страны, это могло бы стать беспрецедентной формой сотрудничества для стран СНГ.

И пока альпинисты Горного спортивного клуба (близкого партнера «Пилигрима» и «Зеркало») взбирались на вершину горы Гейдар зирвяси вместе с Вахидом Мустафаевым, «Зеркало» вместе с «Пилигримом» отправилось штурмовать Кешишдаг и осматривать древние памятники пограничной горной гряды в Агстафинском районе. Потом мы решили заехать в Газах, в исторический заповедник на горе Авейдаг — в продолжение летней экспедиции «Зеркала» на гору Геязань – символ Газаха, которым местные жители очень гордятся.

АГСТАФА

Итак, — мы в пути в Агстафу. Нас пять человек, члены «Пилигрима» — Юрий Валуев (руководитель НПО), Валерий Кения (альпинист, инженер-дорожник), Хикмет Байрамов (врач и водитель экспедиции, канд. мед. наук, преподаватель Азгосмедуниверситета). От Института археологии и этнографии НАНА поехал археолог Мансур Мансуров (канд. истор. наук), от газеты «Зеркало» – Мила Фараджуллаева (ст. журналист).

Выехали мы рано утром. Когда подъезжали к Гяндже, вошли в «другой климат» — везде лежал снег, который выпал, словно нарочно, к нашему приезду. Но машина по скользкой дороге шла хорошо, — внедорожник нас ни разу за все путешествие не подвел, а преодолевать ему пришлось серьезное бездорожье, — особенно на равнине Галтан, перед Кешишдагской грядой.

В Агстафе экспедицию уже ждали, — нас очень тепло и внимательно встретил глава исполнительной власти Джумшуд Мусаев. Ю.Валуев вручил ему письмо от Министерства молодежи, спорта и туризма, которое, естественно, было в курсе проекта, связанного с экотуризмом. А я приветствовала главу района от имени нашей газеты. Джумшуд муаллим заинтересовался целями экспедиции, обещал поддержать, и сразу откликнулся на нашу просьбу организовать встречу с районными представителями министерств культуры, молодежи, спорта и туризма и другими местными руководящими лицами. А также посоветовал завтра остановиться в городке Беюк кесик, — последнем населенном пункте перед конечной целью нашей экспедиции в Агстафе — Кешишдагским хребтом – из Беюк Кесик удобнее всего отправляться на ежедневные восхождения.

Утром следующего дня в кабинете зам.главы исполнительной власти Рамиза Татарова у нас состоялась беседа о целях и задачах экспедиции с районными представителями некоторых министерств — Ф.Гасановым (Министерство молодежи, спорта м туризма), Г.Керимовым (Министерство культуры), А.Сулеймановым (Министерство образования), Ф.Бабаевым (нач. Кечвяллинского отделения полиции) и др. Все они поддержали идею общественного экопросвещения, развития в районе экотуризма, изучения и охраны памятников Кешишдага. Правда, Ф.Бабаев сказал, что из уст представителей нашего МИДа уже прозвучала идея о том, что эти территории (памятники («Давид Гареджи») Азербайджан действительно может обменять на другие территории, предложенные Грузией. На это я возразила, что фраза наверняка вырвана из контекста, и не может быть понята так однозначно, — скорее всего, это было заявлено с иронией (по приезде в Баку источник в МИДе мне это подтвердил).

Особенно большой отклик вызвало предложение о сотрудничестве со школами района, — и не успели мы после совещания выехать на объекты, как на мобильник позвонили и предложили заехать в школу Салоглу. Школа оказалась расположенной на территории воинской части, детишки стайками топали домой по снегу, проходя мимо часовых. Некоторых вели за ручку заботливые мамаши. Директор школы Гюльоглан Керимов нас выслушал, проект эковоспитания детишек одобрил, Ю.Валуев обещал помогать — у «Пилигрима» уже есть опыт сотрудничества с сельскими школами.

Последние километры маршрута нефтепровода БТД по территории Азербайджана пролегают через населенные пункты Агстафинского района (Зелимхан, Гырах Кесаман, Кечвялли, ст.Беюк Кясик, далее — в Грузию).

Беюк Кясик – последний населенный пункт перед равниной Галтан, на которой деревень уже нет, только ятаги (зимовки овечьих отар с пастухами). Если встать на этой равнине лицом к западу, перед глазами встанет стена из гор, — издалека она действительно кажется «стеной» — почти ровной, отвесной, далеко растянутой в обе стороны. У подножья — округлые холмы, которые с равнины кажутся небольшими. На самом деле они высокие. С вершины одного такого холма, почва которого после таяния снега стала чем-то вроде смеси мягкой глины с пластилином, я чуть не свалилась. Это произошло на второй день восхождения, когда мы спустились с гор, и я уже думала, что все опасности позади…

В Беюк Кесике нас встретил местный участковый полицейский – Акиф Дергяхгулиев, который работает здесь, а живет в Газахе. Этот приветливый парень стал в этот день нашим проводником, показав дорогу к ятагу местного фермера Селимхана. Ятаг расположен прямо возле горной гряды, на вершине которой стоит одна из древних башен.

Перед выездом на равнину мы миновали озеро Джандаргель. На его берегах в советское время был расположен Учебный центр Закавказского военного округа. Здесь до сих пор стоят пустые пятиэтажки и другие строения, в которых располагались солдаты, командование, была хорошая инфраструктура. Сейчас все стоит в запустении. Мы не стали здесь задерживаться, и поехали дальше.

 

ФОТО. Озеро Джандаргель,

покинутые военными Советской Армии здания (кроме цветного снимка все фотографии были отсняты в 2003-м году. К сожалению, оригиналы не сохранились и нам пришлось сканировать их с газеты 2004 года- ред.)

Наконец мы приехали на ятаг Селимхана. Он расположен на равнине Галтан, прямо возле горной гряды. Отсюда хорошо видна одна из древних сторожевых башен на вершине.

Серьезный, но добродушный пастух рассказал нам, что все они знают эти памятники и пещеры, некоторые пастушьи тропинки пролегают рядом с вершиной. Туда иногда приходят люди с грузинской стороны, но наши (то есть приезжие из столицы и т.д.) там не бывают. Пастух показал, как можно подъехать к горам поближе: равнина только издалека кажется ровной, здесь на каждом шагу ямы и провалы, и если водитель местности не знает, машина застрянет.

Когда мы стали подниматься, я не сразу поняла, что имеет в виду Валера, который иногда предупреждал меня, «здесь тропинка», и советовал «с нее не сходить». Никаких тропинок и вообще ничего вокруг я не видела — только мягкую почву, усыпанную мелкими камешками и крупными камнями. Камешки и пласты мягкой земли норовили сползти вниз под давлением ноги, увлечь за собой вниз. Что поделаешь — до сих пор я поднималась только по городским лестницам. Держаться было не за что, поэтому Валера, опытный альпинист, пришел на помощь и вел меня за руку. Так мы с ним и ходили по горам два дня, как в детском саду. Я шла, наклоняясь к земле, хватаясь одной рукой за редкие голые кустики, на них же стараясь и наступать, — так не скользило и не сыпалось. «Держать корпус» и «видеть тропу» я была пока не готова — шла моя личная, внутренняя борьба за выживание. Великолепные пейзажи вершин, открывавшиеся по мере подъема, были не красотами природы, а сигналами опасности увеличивающейся высоты. Спасительная равнина становилась от меня все дальше.

Наконец мы, — на вершине горы Кешиш даг («Поповская гора»), рядом с высокой трехъярусной, квадратной башней. Однако, как сообщили нам местные старожилы, так эта гора стала называться позднее, когда там появились пришлые монахи, «попы». До этого гора называлась КЕШИК ДАГ («наблюдатель», то есть «СТОРОЖЕВАЯ»), чему вполне соответствует и архитектура башни, и ее ориентация на вершине. Весь этот Кешиш(к)дагский хребет — природная граница ландшафта, а в древности такие места становились естественными границами локализации проживания этносов или государств. Поэтому неудивительно, что от старожилов мы услышали еще одно название, не отраженное на карте, но до сих употребляемое местным населением — КЯМЯР ГАЯ, или «ПОЯС ГОР». Итак, Кешиш(к)дагский хребет, этот Пояс гор, очерчивающих естественную границу Азербайджана, не только в прошлом, но и ныне является объектом СТРАТЕГИЧЕСКИМ, а не только историческим. И любой грамотный военный скажет, что ОТДАВАТЬ ЭТУ ТЕРРИТОРИЮ — БОЛЬШАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ОШИБКА.

 

НЕСКОЛЬКО ФОТО БАШНИ

Археолог Мансур Мансуров, член нашей экспедиции, рассказал, что в книге «Введение в географию Грузии» (XVIII век, автор – грузинский географ, прославившийся своей ученостью, которого называли царевич Вахушти) не упоминает ни названия Кешиш даг, ни «Давид Гареджи» по отношению к этим строениям. Название «Давид Гареджи» привязано там совсем к другому объекту, намного западнее от нас и расположенному конкретно на грузинской территории.

Грузинский географ почему-то не упоминает более восточные (относительно Грузии и западные — для нас) объекты, которые именно сейчас стали называть «комплексом Давид Гареджи». Возможно, этой башни тогда не было, или все объекты, которые Грузия СЕЙЧАС называет «комплексом Давид Гареджи», тогда не оспаривались грузинскими учеными как памятники истории Азербайджана.

Мансур Мансуров считает, что грузинские названия (Гареджи, Удабно, Малое Удабно, Бертубани) для обозначения объектов азербайджанской территории появились потому, что карты, как правило, печатались в Грузии – по инерции, от привычки царской России делать христианский Тбилиси своей опорой и культурным центром для Южного Кавказа (тоже стратегическое решение).

Башня трехэтажная, прямоугольная. Между этажами нет лестницы, только квадратные отверстия и выемки в стене для того, чтобы ставить ногу и подниматься. Рядом с башней — водосборник, выдолбленный в камне. В скале за башней вырублены ступени, ведущие вниз, в пещеры. Здесь некоторые ступени обрушены, и Юрий на них поскользнулся, но устоял. Валера помог ему выбраться, спустив альпинистскую веревку. Внутри пещеры похожи на сторожевые помещения.

В этой башне, на втором этаже, мы обнаружили археологические инструменты — лопатки, мотыги, кисти, ножи, ванночку для воды (так археологи омывают первичную грязь с только что извлеченного из земли предмета), два новеньких цинковых ведра. А на первом этаже наш археолог Мансур Мансуров заметил явные следы археологических раскопок: земля была рыхлая, земляной пол недавно засыпали и выровняли. У входа в башню также лежат лопаты и проч. инструменты, а обломки обвалившихся камней, от которых кто-то очистил помещение, лежат у входа кучкой.

 

НЕСКОЛЬКО ФОТО (2-4).

На второй день мы поднялись на хребет намного восточнее «квадратной башни». Там, на вершине, которую местные называют Салоглу даг, стоит старый храм, который наши историки относят к намного более раннему периоду, чем сторожевая квадратная башня, и квалифицируют его как албанский.

 

ФОТО. На подходе к албанскому храму. Автор возле триангуляционного знака, который геодезисты всегда ставят на самой высокой точке горной гряды. Рядом – кустик можжевельника, на ветках которого завязано множество белых тряпочек (почему-то из медицинского бинта), — подобно тому, как обычно делается на пирах.

От можжевелового кустика мы вышли прямо на храм, сложенный из крупных, одинаковых по размеру, грубо отесанных, изъеденных ветром и временем камней. Входная дверь (проем) — с восточной стороны. Наш археолог Мансур определил, что дверь была низкой (около 1,5 метра), теперь камни вверху над входом разломаны, вынуты. Археолог предположил, что на камнях кладки над дверью были рисунки Солнца и Луны, какие часто встречаются над входом в албанские храмы, двери которых тоже ориентированы на восток. Крыши, которая была, судя по всему, куполообразной и каменной нет. Юрий и Мансур осматривали все снаружи, а я вошла внутрь.

Все помещение храма – это просто одна большая комната. Свет лился сверху, освещая удивительное, сказочное деревце у стены напротив входа. Оно стояло так, словно храм строили специально для него. Но, конечно, оно выросло здесь, когда не снесло крышу, ушли люди, и горный ветер снова стал полноправным хозяином вершины. А старые стены, как могли, защитили первый росток, дав ему окрепнуть.

Как оказалось – деревце действительно «волшебное», — это был дагдаган, из которого в наших селах делают обереги от сглаза… Форма здания — неправильный квадрат. На южной стороне — одно узкое окошко-бойница (наружу узкое, внутрь расширяющееся). На севере (в сторону Грузии) — три бойницы. Не знаю, храм это или сторожевой пост, —  пусть определяют специалисты. Известно только, что большее количество бойниц, служивших для наблюдения и отпора, древние делали не в сторону родины — это бессмысленно. Тем более, что для освещения логичнее было бы сделать больше окошек на восток. У азербайджанцев и древних албанцев, сказал Мансур, и окна, и двери в то далекое время всегда были ориентированы на восток.

На восточной и западной стенах камнем выложены полукруглые арки, не плоские, что также характерно, по словам Мансура, для албанских сооружений. На них нет орнамента, но они украшают стену, хотя, скорее всего, выложены для придания общей устойчивости сооружению. Внутри, в каменной кладке стен, сделано несколько ниш. Сейчас в них кто-то поставил современные грузинские иконы, недорогие, из картона. Рядом — свежие, желтенькие свечки, которые словно вчера зажигали. Пастухи нам сказали, что сюда иногда приходят с грузинской стороны молодожены — отдать дань уважения. Правда, кому? Церковники всех времен и народов всегда дают удобные версии, здесь грузины – не исключение. Вся история христианства полна фальсификаций, надуманных чудес, отредактированных в нужном духе религиозных сочинений и даже Евангелий. Редактировали даже Библию. Впрочем, желание заработать, привлекая паломников, — идея, не чуждая ни одной из религий, в том числе и мусульманству. НО! Совершить такой подъем, с надеждой в чистом, молодом сердце, чтобы отдать дань уважения, неважно, кому, может, просто Великому Времени и Красоте – хорошее начало совместной жизни.

 

ФОТО

 

Юрий и Мансур, которые пришли сюда раньше нас с Валерой, стали эмоционально рассказывать нам о пещерах, расположенных под вершиной и храмом («лицом» на Агстафу). Они ждали нас, чтобы спуститься туда вместе – на самом подходе к пещерам тропа обрушена, и могла потребоваться помощь Валеры. Слегка спустившись и встав у начала тропки, я застыла от изумления: со стороны обрыва был вбит ряд прочных, толстых, железных штырей. Они уходили вдоль тропы, подводя ко входу в пещеры. Естественно, штыри — современные, вбили их недавно, на концах — нарезка. Можно крепить веревки и для спуска, профессиональным альпинистским взглядом оценил Валера. Явно видно, что здесь предполагается протянуть веревку, чтобы паломникам было не страшно ходить (слева обрыв) в пещеры. Итак, грузины не дремлют, молодцы. Вообще-то, могли бы хоть ради соблюдения формальностей спросить разрешения у наших властей… Мы с нашим добродушием и уважением к паломничеству наверняка бы не отказали. А теперь вопрос усложнился.

 

ФОТО. Пещеры, расположенные в три яруса. Чего там только нет! И алтари, и переговорные трубы между этажами, и что-то вроде «школы» (каменные уступы для сидений в ряд). Это просто нужно видеть. На стенах — росписи. Для иконописи периода раннего христианства свойственны яркие чистые краски — красная, желтая, зеленая. Но древние фрески во многих местах счищены, где-то осыпаются от времени, а поверху нарисованы намного более поздние сюжеты (XIX-XX вв.) — одежды темного, тускло синего цвета, свойственного современной грузинской иконописи. Полно, конечно, и надписей современных вандалов всех национальностей СНГ.

Еще один штрих, который я отметила — на древних фресках (условно названных мною «красными» по цвету одежд святых) лики сбиты. Это говорит о периоде иконоборчества – раннее христианство, — когда разные направления в нем боролись между собой. И еще: очень много изображений равностороннего креста («мальтийского») — на самом деле такой крест на Кавказ принесли тюркские племена Алтая, еще до начала основного потока Великого переселения народов (приблизительно II-III век н.э). А знаете ли вы, что как раз в это время христиане мира обрядности пока вообще не имели! Кресту не молились, икон не писали, особой одежды священникам еще не придумали?… И албанцы тоже не всегда были христианами!

Здесь, на всех объектах Кешиш(к)дагского хребта, явно видна не только древнейшая история всего огромного региона, от Великой степи до Рима, борьба христиан с христианами, но и современные попытки стереть «албанский след» исторического этногенеза азербайджанского народа.

Местные чабаны — Вели и Халил — рассказали нашему Мансуру, что в прошлом году они обнаружили в этом храме грузинских археологов и «художников», которых препроводили в местную полицию. Потом, естественно, их отпустили. Чтобы не было таких неприятных для обеих сторон инцидентов, нужно наводить порядок на границе. При этом не забывать, что грузинские ученые сильно опередили наших в изучении объектов. Ученые нашей Академии наук не должны сразу начинать с «совместных научных экспедиций» с грузинской стороной — они не подготовлены. Пусть сначала без подсказок разберутся — что, где и как — и поработают сами хотя бы год. А потом начинают сотрудничать. Что касается использования в качестве туристических объектов — об этом пусть думают госструктуры. НПО и общественность обеих стран помогут, простые люди уважают древность больше, чем некоторые ученые и чиновники. И уж тем более, нет никаких препятствий для совместного экомониторинга общественностью двух стран нефтепровода БТД.

 

ФОТО. Семья Алиевых — Пирвяли, Махиза и дивная девочка по имени Пери. Они две ночи давали тепло и кров нашей экспедиции

 

 

 

| 2019-08-07T17:41:43+00:00 7 августа 2019, 21:08|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (4 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|