У иранского руководства есть серьезный кредит доверия и общественной поддержки

О том, как Иран справляется с экономическими санкциями, какие тенденции развиваются сегодня вокруг Ирана и об ирано-азербайджанских отношениях, рассказал в интервью # российский эксперт по Ирану Игорь Панкратенко.

— В эти дни Исламская республика Иран празднует свое 40-летие. Как вы оцениваете последствия революции 1979 года для Ирана и мира?

— Прежде всего — как событие, имевшее всемирно-историческое значение. Таким оно было на излете XX века, таким и осталось в веке XXI. И вполне естественно, что у специалистов в оценках этого масштабного события нет, да и не может быть, наверное, однозначных оценок и единого мнения, что мы сегодня и наблюдаем.

Что касается социального значения революции, то давайте приведем несколько цифр. В два раза увеличилось население страны, почти настолько же — продолжительность жизни. Практически 100% грамотность, четырехкратный рост доступности медицинских услуг, один из лучших в мире показателей снижения младенческой смертности и смертности при родах, процент получивших высшее образование, выход в космос, научные достижения, права женщин (? –ред.) — все эти грандиозные свершения впечатляют.

Конечно, об этом предпочитают не говорить. В публикациях солидных изданий, посвященных 40-летию Исламской революции и ее последствий, эти вопросы старательно обходят, либо же выпячивают совершенно другие вещи. Но это — от страха признать, что грандиозный социальный эксперимент, альтернатива «западному проекту», для человечества вполне реален и осуществим. Даже в условиях, когда 40-летие революции практически день в день совпадает с началом «необъявленной войны» США и его союзников против Исламской республики.

— Если анализировать последние 40 лет — насколько Ирану удалось стать сильной державой?

— Ответ на этот вопрос может быть достаточно кратким — сам факт того, что Исламская республика до сих пор устояла в условиях необъявленной войны, которая против нее ведется — уже достаточное доказательство ее силы и жизнеспособности тех идей, которые заложены были при ее создании. То «внимание», которое уделяется иранскому вопросу в международной повестке дня — то же ведь говорит о значении страны в регионе и остальном мире, не так ли?

— Что, на ваш взгляд, ожидает Иран в ближайшие несколько лет в плане экономики и политики?

— Думаю, что весьма непростые и даже болезненные события. Сорок лет, помимо прочего, это срок, за который накапливается огромное количество вызовов — и в мире, и в экономике, и в общественных отношениях. Что требует ответных шагов со стороны руководства страны.

А это, как вы понимаете, требует еще и воли, и политического мужества — признать допущенные ошибки и перекосы, объяснить их народу, отказаться от отжившего и приступить к созданию нового. Тем более в условиях, когда внешний противник тщательно следит за твоими слабостями и в любой момент готов подтолкнуть к кризису.

Но есть ведь и хорошие новости. Да, ширится волна протестов внутри Ирана. Но — и это я постоянно подчеркиваю — лишь ничтожная, мизерная доля из них носит политический характер. Все остальное — это протест против экономической несправедливости, некомпетентности местных властей, их отхода от принципов, провозглашенных 40 лет назад. То есть — у иранского руководства есть серьезный кредит доверия и общественной поддержки. И от того, как он будет использован — потрачен впустую или же будет вложен в реформы и развитие страны — зависит будущее Исламской республики.

Борьба и полемика сейчас идут именно вокруг этого. И критика, которой от сторонников Исламской республики подвергается Рухани и товарищи — она именно этим и обусловлена. Иран сегодня стоит перед выбором, и от того, каким он будет — зависит завтрашний день этой страны и ее великого народа, потом и кровью доказавшего право на счастье, развитие и мирное небо над головой.

— Как вы оцениваете ирано-азербайджанские отношения? Насколько они крепки?

— Мне уже не раз доводилось говорить о том, что Баку и Тегеран сумели, по большому счету, найти «золотую середину» во взаимоотношениях. Не слишком теплые и не слишком холодные, основанные на прагматизме и, что крайне важно, определяемые исходя из национальных интересов двух стран.

То, что эти отношения не такие экономически выгодные, как могли бы быть — это вопрос не к Баку и не к Тегерану, а к внешним акторам. Которых, как и некоторые политические силы в Иране и Азербайджане, далеко не всегда эта «золотая середина» устраивает. Но пока в настоящее время — целесообразно и желательно придерживаться именно ее.

Читайте также:http://zerkalo.az/generalnoe-srazhenie-irana-eshhe-vperedi/

| 2019-02-13T18:02:41+00:00 14 февраля 2019, 11:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (1 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|