«Телевизор — инструмент оболванивания, одурачивания и привития плохого вкуса»

Литература не особо жалует новичков. Особенно, когда новички пытаются показать направление, куда именно она должна двигаться. Современность, что ж.

Однако все чаще мы сталкиваемся с писателями, поэтами, блогерами, которые вызывают желание читать и узнавать их перо, искать и даже ждать еще что-нибудь от автора.

Одним из таких, несмотря на молодой возраст, является популярный ныне писатель и поэт Александр Гутин. Автор “Пингвинов на подоконнике”, “Кухни еврейского местечка, которого больше нет”, “Мандарина из Марокко” и т.д. в интервью # рассказал о своем творчестве, отношении к политике, цензуре и многом другом.

— На просторах интернета о вас очень много информации. Феномен Саши Гутина возник достаточно стремительно. Так выглядит со стороны. А как на самом деле? Тяжело и долго или быстро и легко было стать популярным?

— Это трудный и легкий вопрос одновременно. Легче всего сказать простую истину: чтобы стать популярным, нужно быть интересным. А вот быть интересным это уже не так просто, как кажется. Когда я только «пришел» в интернет, я был удивлен большим количеством талантливых людей. В обычной жизни мы можем пройти мимо человека, жить с ним на одной лестничной площадке, но даже не подозревать о том, что он  талантлив. Интернет раскрывает. Ты становишься свободным от внешнего восприятия человека и читаешь то, о чем он пишет или думает.

Я многому учился. Я наблюдал. Начинал я со стихов. Они нравились и нравятся читателем. Любой творец рано или поздно чувствует конъюнктуру. В этом слове нет ничего плохого. Если твои читатели чего-то хотят, ты должен им это дать. И тогда ты будешь интересен.

Конечно, я мог бы сказать, что писательство — это большой труд. Да, безусловно. Не более, чем труд шахтера или летчика, но менее благодарный это точно.

Поэтому я даже не знаю, легко ли мне это все далось или нет. Пришло само собой. Наверное, у меня все-таки есть кое-какие способности, которые я сумел раскрыть. И я благодарен всем своим читателям, подписчикам и просто людям, которым я интересен. Без них не было Саши Гутина в таком виде, в котором меня сегодня знают.

-Поэзия, рассказы, театр — что это за гиперактивность: талантливый человек талантлив во всем или долгий, упорный труд, который привел к такой активной творческой деятельности?

Дело в том, что я ищу новые формы самовыражения.  Творчество это не только мое увлечение, хобби, но и профессия. Я счастливый человек,  зарабатываю на жизнь тем, что безумно люблю. Но если остановиться, то это для меня значит закостенеть. Перестать быть интересным и перестать любить то, что ты делаешь. Это взаимосвязано. Я пробую. Что-то получается, что-то сначала не получается, но я это совершенствую.

Театр пришел ко мне случайно, я познакомился с режиссером, заслуженной артисткой РФ Таней Леваковой, она совершенно неожиданно предложила создать моноспектакль по моим произведениям. Для меня это казалось авантюрой,  я не думал, что из этого может выйти что-то серьезное. Я ведь не профессиональный актер. Но благодаря ей я открыл для себя новый мир. Два моих моноспектакля «Борщ» и «Я не умею плакать» объехали много городов и стран. США, Израиль, Россия, Казахстан, Украина… А когда я сыграл в «Мастере и Маргарите», то я стал еще более уверен в себе. Сейчас я репетирую новую работу по «Миргороду» Гоголя.

Ну, а книги есть книги, я не могу их не писать. Материал накапливается, требует выхода в свет. В феврале выходит новая книжка, есть задумка романа, короче, все кипит, все бежит, а я обожаю этот темп.

— Что дает силы продолжать работать? Часто ли вы обновляетесь и начинаете работать в новом направлении?

— Жизнь. Все, что происходит вокруг меня, это и есть та энергия, которая дает мне силы. Моя семья, мои дети, мои друзья, смена времен года, перелеты, поездки…Я наблюдатель. Я смотрю по сторонам и запоминаю. Ну, и, конечно, мощный стимул это то, что творчество это  работа. А я, как нормальный мужчина, должен сделать так, чтобы моя семья ни в чем не нуждалась. Обновляюсь я постоянно. Я считаю, что менять мнение согласно накопленному опыту и возрасту это нормально. Не меняется только тот, кто ничего не делает или тот, кто считает, что ни на что не способен. Все в природе обновляется. Почему бы и не нам?

-Какие сферы деятельности вы хотели бы освоить дополнительно? Или вам достаточно творчества, которое у вас сейчас задействовано?

— Даже не могу сразу так сказать. Кино? Однажды снялся в эпизодической роли. Наверное, интересно было бы продолжить.  Ну, и хотелось бы вернуться к живописи, я ее подзабросил в последнее время.  А еще хотелось бы записать песенный альбом. У меня много поющих друзей и подруг, хотел бы создать альбом песен на мои стихи.

Телевизор — зло? Сейчас модно некогда такой важный элемент, как телевидение, называть чем-то плохим, негативным. Так ли это для вас или можно что-то почерпнуть из «голубого ящика»?

— Телевидение имеет огромную социальную ответственность. Это не оно дает то, что мы просим, а само решает, чем нас «накормить». К моему большому сожалению, телевизор превратился в инструмент оболванивания, одурачивания и привития плохого вкуса. Не хочу вдаваться в подробности, но я примерно понимаю, зачем это делается. Проще управлять дураками, нежели думающими людьми. У меня программы центральных каналов вызывают устойчивый рвотный рефлекс. Я не понимаю, как в здравом уме и доброй памяти можно это смотреть и принимать серьезно. Все эти клоуны, которые объявляются «героями дня», всё это ковыряние в грязном белье известных людей, часто уже умерших, вся эта пропаганда на былой славе, при полном отсутствии сегодняшней, это мрак и средневековье. Обыватель, насмотревшись этой развесистой клюквы, неизбежно деградирует.  У меня телевизор работает исключительно на каналах с мультиками. Спасибо младшей дочери. Иначе бы я его вообще не включал.

— Литература и политика. Стоит ли писателю, поэту, актеру вмешиваться и высказывать свое мнение о тех или иных политических событиях?

— Писатель такой же человек, как все. И имеет право на свою точку зрения, в том числе и в политике. История подтверждает сказанное мною. Даже Пушкин был в опале из-за своих взглядов.  Другое дело, что писатель может выражать свою точку зрения понятней  других, он  владеет словом. Зачастую именно его мастерство делает его опасным для властей. Я не могу сказать. что я профессионал в политике, нет, но я имею объективную точку зрения, и с одинаковой легкостью могу едко отозваться, как о власти, если считаю, что есть повод, так и об оппонентах. и это совсем не » вашим и нашим», это объективность. Мне это важно. Многое из того,  что происходит в России, мне не нравится, я считаю, что власть должна быть сменяемая, я считаю, что во власти огромное количество воров. Но в то же время я далек от того, чтобы видеть профиль русского мишки в любом чихе и вздохе.  Объективность это то, чего не хватает многим даже умным и рассудительным людям.

— СССР как идеальная модель для регламентированной, зацензуренной литературы. Как вы считаете, остались ли сегодня советские рычаги влияния на писателей, поэтов, актеров?

— Скорее не остались. Скорее появились. Раньше их не было, еще совсем немного времени назад. Но в последнее время я с тоской смотрю на все эти законы, ограничивающие свободу слова, которые косвенно и прямо приходят к нам. Стало много обиженных. Верующие, патриоты, оппозиционеры, все готовы порвать любого из-за того, что кто-то думает не так, как он.

Инструмент писателя —  это слово.  Если отобрать часть инструмента у строителя, он будет строить плохие дома. Если отобрать штурвал у пилота, он не сможет водить самолет, так и писатель. Если вы заткнете ему рот, ограничите выражение мыслей, то, как вы думаете, сможет ли он быть хорошим писателем? Я чувствую, как медленно, но верно советская цензура возвращается. И не только советская. Есть еще цензура «толерантности». Вы знаете, что фейсбук, например, банит за слово негр? Да, в Америке оно носит негативный оттенок из-за того, что раньше афроамериканцы были рабами, и белые их так называли. Но в русском языке нет ничего подобного. Русские не притесняли африканских рабов. Негр  — это литературное слово, абсолютно нормальное. Одним словом, я против цензуры, если человек не призывает в терроризму и насилию. Остальное от лукавого.

— Много положительной информации о вас. А как с критикой, часто ли вы сталкиваетесь с хейтерами?

— Конечно. Постоянно. у любого человека, которого читают есть хейтеры. Но я не вдаюсь в причину их возникновения, зависть ли это, отсутствие личной жизни, просто глупость, я не знаю. Но я им очень благодарен. Благодаря им у меня неизменно повышается количество подписчиков. Антиреклама — это мощная реклама. Причем, в данном случае бесплатная. Если бы хейтров у меня не было, я бы их сам придумал. Желаю им здоровья и долголетия.

— Что бы вы пожелали своим читателям и поклонникам вашего творчества?

— Мира. Я знаю, что такое война, поэтому уверен, что самое главное, что может быть у человека, это мир. Возможность каждый день приходить домой, видеть, как растут твои дети, разговаривать с родителями, гулять с женой по парку, смотреть кино, читать книги, слушать музыку и знать, что завтра  в небе опять будет светить солнце. Ну, и не дайте себя обмануть тем, кто пытается нас всех сталкивать лбами. Переключите каналы в своих телевизорах на мультики.  Поверьте, они намного интереснее других программ.

— Спасибо за интервью.

| 2019-01-10T17:42:56+00:00 10 января 2019, 20:56|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (12 оценок, среднее: 9,17 из 10) Загрузка...|