Сопротивление Беларуси

Конец прошлого года прошел в слухах, циркулирующих в Москве, о близком аншлюсе Беларуси. Вроде бы на последних встречах в конце декабря российский президент Владимир Путин буквально прижал к стенке своего белорусского коллегу в виде отказа от снижения цен на нефть и газ, а также предоставлением очередных кредитов. Как говорили в Москве, хотите цен как в Смоленской области — платите суверенитетом. Все должно быть общим: конституция, парламент, суд, валюта и вообще многое из того, что было предусмотрено союзным договором, но не реализовано. Тем самым Александру Лукашенко предъявили нечто вроде ультиматума. Либо общая семья, либо развод и девичья фамилия.

Такие слухи основывались на замечаниях премьер-министра Дмитрия Медведева и высказываниях министров и чиновников относительно высокого ранга. Как сказал глава российского правительства, «Белоруссии следовало бы больше ценить финансовую поддержку со стороны России. Финансовая помощь, которая оказана Белоруссии, уже превышает $6,5 млрд, не считая выделения кредита на строительство АЭ. Причем Россия не требует возврата кредитов». Так Дмитрий Медведев ответил на заявление президента Александра Лукашенко о том, что Россия может потерять «единственного союзника» на Западе.

Со своей стороны, сам бацько заявил, что не против глубокой интеграции и для этого создаются соответствующие рабочие группы. Казалось, что осталось всего ничего до полного поглощения Беларуси и восстановления, пусть и в несколько усеченном виде СССР, по крайней мере, на западном направлении.

Забеспокоились в Киеве. Украинско-белорусская граница имеет протяженность почти 1700 км и сейчас вполне мирная и спокойная. Если Беларусь в той или иной мере станет частью России, неважно под каким названием или псевдонимом, то Украина окажется в полукольце и ее стратегическое положение существенно ухудшится.

Не меньше подобное развитие событий встревожило Польшу и Литву, хотя они и находятся под зонтиком НАТО. Однако пока Альянс примет решение российские танки могут пройти достаточно глубоко. Во всяком случае, Литва, а с ней Латвия и Эстония не имеют необходимой оперативной глубины в силу географического фактора и размера национальной территории. Польша тоже охватывается с двух сторон. С востока от Смоленска и Брянска до Бреста и Гродно и с севера из Калининграда.  Не нужно учиться в военных академиях, а внимательно рассмотреть географические карты. Выводы напрашиваются сами собой. И они не очень утешительные.

Казалось, что сильный напор Кремля остановить уже невозможно и Лукашенко остается вести переговоры о почетной капитуляции и искать свое место в будущем расширенном государстве российском. На федеральных телеканалах и в соответствующей прессе не скрывали своего злорадства. На этот раз, как представлялось, бацьке не выскользнуть из цепких объятий.

Однако внешнее согласие не означает покорность. Белорусский президент в очередной раз показал свою изворотливость и умение маневрировать даже в очень неблагоприятных внешних условиях.

Для начала он предупредил граждан и особенно чиновников о приближении очень непростых времен на ближайшие два года. Как минимум.

Следующим шагом стало демонстративное налаживание контактов с США. Министр иностранных дел Владимир Макей сказал, что  «созрели условия для пересмотра» решения о сокращении взаимного дипломатического присутствия между Беларусью и США, и что переговоры о возвращении в столицы послов уже ведутся. «Мы ведем переговоры с нашими американскими друзьями о том, как нам развить позитивную атмосферу в нашем сотрудничестве, исходя из понимания, что обе страны должны быть представлены на уровне послов, что обе страны должны иметь нормальные политические и торгово-экономические контакты, отношения». Сейчас персонал американского посольства в Минске насчитывает 6 человек. До взаимного сокращения их было около 40.

Соглашаясь на введение общей валюты, Александр Лукашенко поставил условие — это не должен быть российский рубль. «Если кто-то мне начинает говорить про объединение, то опять же с крыши: давай валюту общую. Мы не против общей валюты, но это должна быть общая валюта, а не валюта Центробанка России… Если вы приводите пример ЕС, хорошо — на принципах Евросоюза. Но чтобы условия были равные и подход». Не очень понятна ситуация с эмиссионным центром. Ясно, что Лукашенко не хочет, чтобы он был в Москве, но возникает вполне естественный вопрос: где? Либо должно быть два эмиссионных центра, но за что боролись, если все остается на своих местах.

Второй, но очень важный вопрос. Лукашенко дал четкий ответ, что жертвовать суверенитетом свой страны за нефтяные и газовые преференции не намерен. Как и то, что он не согласен на размещение в Беларуси российских военных баз. Опыт Украины с размещением Черноморского флота в Севастополе его многому научил.

Вот почему белорусский президент призвал чиновников реагировать «спокойно и целенаправленно» на те нападки на страну, которые сейчас ведутся. «Мы должны защитить свой суверенитет и независимость. Мы не против россиян, поляков, литовцев. Мы хотим быть в любом союзе, но жить в своей собственной квартире. У нас эта квартира есть».

Отсюда следует, что никакой так называемой глубокой интеграции не будет и добровольного присоединения к России тоже. Пусть чиновники в группах работают, в Москве пишут записки и предложения. Ничего из этого не выйдет.

Интересно, что во второй половине января текущего года в Москве как-то прекратились разговоры об интеграции, объединении и всяких союзах. Более того, на своей пресс-конференции министр иностранных дел Сергей Лавров прямо заявил, что создание общих с Беларусью конституции, суда и парламента в настоящее время невозможно. «С течением времени, конечно, стало понятно, что ни общей конституции, ни общего парламента, ни общего суда пока, наверное, создать не представляется возможным, и мы на этом совсем не настаиваем». Настаивали и даже очень, но нарвались на сильное сопротивление. Не только в Минске.

Представление, что в Беларуси российских посланцев будут встречать хлебом-солью и бросанием чепчиков вверх, не соответствует действительности. Как это не покажется странным и даже для российских патриотов-шовинистов обидным, но нет у Москвы ресурсов, чтобы взять на кормление относительно большую страну с населением около 8 млн. человек. С трудом тянут Крым, часть Донбасса, Сирию и т.д.

Во-вторых. После Крыма никто не поверит в свободное присоединение Беларуси. В стране выросла значительная часть населения, которая ценит собственное государство. Эти люди не возьмутся за оружие, как это произошло в Украине на Донбассе, чтобы защитить свою страну, но встретят захватчиков враждебно и пассивным сопротивлением.

Мир такого Кремлю точно не простит и санкции будут такими, что российской экономике и финансам точно не поздоровится. На такое в Москве сейчас пойти не могут.

В-третьих. Очень насторожились в первую очередь в Казахстане. В Астане не пропустили заявления на свой счет по поводу глубокой интеграции. Пойти на сложности в Центральной Азии со своим ведущим партнером в Белокаменной тоже не могут.

Вот почему интеграционный порыв на белорусском направлении при возрастающем сопротивлении Минска на данном этапе захлебнулся.

| 2019-01-21T15:12:45+00:00 21 января 2019, 16:19|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (4 оценок, среднее: 9,50 из 10) Загрузка...|