Снижение добычи и нефтяной сюрприз Катара

Страны ОПЕК+ договорились о снижении объема добычи нефти на 1,2 млн. баррелей в сутки в первом полугодии 2019 года. При этом члены ОПЕК снизят объем на 800 тысяч баррелей в сутки, а государства, не входящие в эту организацию, на 400 тысяч баррелей. Иран, Венесуэла и Ливия освобождены от снижения добычи. Впрочем, по причине санкций и неустойчивого внутреннего положения в этих странах производство нефти и продуктов из нее и так снижается. ОПЕК+ и его решения здесь не играют никакой роли.

Из 400 тысяч баррелей в сутки, приходящиеся на страны не входящие в ОПЕК, на Россию приходится 230 тысяч баррелей в сутки. Это существенная уступка Москвы после интенсивных многочасовых переговоров с Саудовской Аравией и Ираном.

Как считают участники переговоров, новое соглашение поможет остановить снижение стоимости нефти, которое составило около 30%. Однако, есть несколько обстоятельств, которые могут способствовать дальнейшему снижению цен на нефть.

Во-первых. Нет уверенности, что достигнутое соглашение будет выполняться всеми участниками. Предыдущее по снижению добычи на 1,8 млн. баррелей в сутки выполнялось только на 75-78%. Наложенные ограничения не всем нравятся.

Во-вторых. Как пишет газета The Wall Street Journal, в самой ОПЕК растет оппозиция тому, что в результате закрытых консультаций Саудовская Аравия предоставляет не входящей в организацию России слишком большое влияние в определении стоимости нефти. Такое мнение высказали Кувейт, Нигерия и Алжир. Решение о выходе из состава организации Катара тоже продиктовано сближением Москвы и Эр-Рияда.

В-третьих. Не совсем ясен тот факт, что снижение предложения нефти на рынке реально может остановить падение цен. Ведь на соотношение спроса и предложения влияет не только объем производства, но и потребность в товаре. Отсюда не очень большая уверенность в том, что введенные ограничения будут иметь долгосрочный характер.

В-четвертых. Есть определенные технические и технологические причины, по которым, в частности, для России, снизить производство нефти довольно сложно. В первую очередь, по климатическим условиям.

Основные районы добычи нефти в России расположены в зоне с низкими температурами, особенно зимой. Прекратить добычу и прокачку нефти по трубопроводам невозможно без риска вообще потерять скважины и опасности техногенной катастрофы из порыва трубопроводов. Не случайно Москва хотела для себя ограничений не более чем в 140 тыс. баррелей в сутки. То, что ей пришлось согласиться на большее не более чем политический ход для поддержания отношений с Эр-Риядом в условиях проблем последнего с Вашингтоном.

Характерно, что соглашение ОПЕК+ вызвало в России критику и негативные отзывы. Как считает глава  Счетной палаты Алексей Кудрин, «Снижение добычи в рамках решения ОПЕК+ — это временное решение и временная стабилизация цен. Я всегда не был сторонником участия в этих соглашениях. Это создает временные доходы, но снижает мотивации для повышения производительности в добывающих сферах, продаже и переработке, снижает стимулы в экономической и бюджетной политике… Мы частным компаниям запрещаем наращивать добычу, это (вызовет) снижение темпов экономического роста России».

Как считает аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов, расстановки сил на нефтяном рынке не произошло. Замедление экономического роста в Китае продолжается и это в гораздо большей степени влияет на цены, чем манипуляции с добычей. Уменьшение предложения, к тому же не быстрому, а растянутому во времени может вполне быть компенсировано падением спроса.

После этого основные производители нефти снова окажутся перед очень непростой дилеммой. Либо снова снижать добычу со всеми проблемами технического и технологического порядка, либо мириться с возобновлением нисходящего тренда относительно цен. В любом случае это приведет к снижению доходов всех производителей нефти.

В свою очередь ведущий аналитик Amarkets Артем Деев предполагает, что до середины января будущего года будет происходить рост нефтяных котировок и к концу текущего года нефть может подойти со стоимостью $65-68 за баррель.

Скорее всего, если не случится каких-либо чрезвычайных обстоятельств, до весны будет продолжаться больше психологическое действие от принятого решения ОПЕК+. Здесь и влияние погоды и ряд других обстоятельств, которые прекратят свое действие с приходом теплого времени года в Европе и Северной Америке.

Обратим внимание на объявленный накануне заседания стран ОПЕК+ выход Катара из организации. Об этом сообщил министр энергетики Саад Шерида аль-Кааби. После выхода страна не будет выполнять соглашения ОПЕК, но международные договоренности Катар выполнять продолжит. Решение о выходе из нефтяного картеля министр назвал исключительно техническим, так как страна теперь намерена сосредоточить свое внимание на производстве природного газа.

К газу мы еще вернемся, а пока обратим внимание на последствия демарша Дохи. Отметим, что не следует рассматривать как возможный в скором времени распад ОПЕК из действий Катара. Выход Индонезии из состава организации в 2008 году тоже не привел к такому результату. Как выше было сказано, для сплоченности организации гораздо большее значение имеет недовольство ряда более влиятельных стран собственной игрой Саудовской Аравии в лавировании между США и Россией. Если отношения Эр-Рияда и Вашингтона будут обостряться и последует, даже кратковременное сближение с Москвой, то под давлением прямым или косвенным Вашингтона некоторые страны точно последуют примеру Катара. Добавим сюда и усиление конфронтации между Саудовской Аравией и Ираном и необходимости многих столиц выбирать свою позицию по ту или другую сторону противостояния.

Планы Катара на 50% увеличить производство сжиженного газа (СПГ) до 110 млн. т (146,3 млрд. куб м). Интересно, что в России на эти планы отреагировали двояко.

По давно заведенному шаблону соответствующие эксперты наперебой стали успокаивать, что поставкам газпромовского газа, в частности, в Европу ничего не угрожает. Однако, в целом, для спокойствия особых оснований нет.

Польша уже закупает СПГ из Катара, а президент Украины Петр Порошенко недавно побывал в Катаре и договорился о поставках СПГ. В настоящее время Катар занимает 41% рынка СПГ в Европе, поставив в 2017 году в общей сложности 16,81 млн. т (примерно 23,2 млрд. куб. м газа). Во время своего визита в Берлин в сентябре текущего года катарский эмир шейх Тамим бен Хамад Аль Тани настойчиво предлагал немецкой стороне построить терминал для приема СПГ и предлагал свое финансовое участие в этом проекте.

В будущем трубопроводному газу «Газпрома» в Европе грозит серьезная конкуренция не только со стороны американского СПГ, но теперь и катарского. По мере снижения экономического роста в Китае будет падать и потребление энергоресурсов и катарский газ устремится в Европу. Тренд снижения цен на газ станет все более устойчивым, что обязательно скажется на поставках из России.

Переход Катара на газ носит долгосрочный характер, и неизбежно будет иметь политические последствия. Вполне возможно, что на этой основе помирятся Доха и Эр-Рияд. Для Тегерана и Москвы это будет иметь самые серьезные последствия.

| 2018-12-10T03:08:15+00:00 10 декабря 2018, 12:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|