Шаткое перемирие

Перемирие в торговой войне, которое объявили президент Дональд Трамп и китайский лидер Си Цзиньпин, стало одним из важнейших итогов встречи G20 в Аргентине. Фактически они на какой-то период поделили мир в экономическом отношении. При этом, остальные участники саммита, в первую очередь российский президент Владимир Путин оказались просто зрителями.

Второй важнейший фактор — это очевидная потеря, как говорят спортсмены, дыхания Китаем. Хотя начало было достаточно грозным, и Поднебесная грозила жесткими ответными мерами, очень быстро выяснилось, что запас боеприпасов у Вашингтона гораздо больший и, самое главное, очень разнообразный, чем у Пекина.

На первом этапе торгового столкновения США повысили пошлины на китайские товары на $250 млрд. В ответ Китай на 80% повысил пошлины на американские товары на $154 млрд. При этом в ход пошел практически весь импорт Китая из США. После того, как Трамп заявил о подготовке очередного повышения пошлин на следующие группы товаров с нынешних 10 до 25% на очередную гигантскую сумму $200 млрд,  выяснилось, что Китаю ответить просто нечем.

Вот почему председателю Си очень важно было добиться для начала хоть какого-то перемирия, чтобы несколько сбить нарастающее давление Вашингтона. Трампу это тоже выгодно, так как дает возможность несколько сместить внутриполитические аспекты, которые для него нагромождаются в довольно негативную пирамиду.

Стороны договорились за ближайшие 90 дней договориться о чем-то. Если этого не будет, то война возобновится с более выгодных для Вашингтона позиций.

Похоже, что Трамп намерен продолжить разговор с позиции силы. Для этого американский президент назначил Роберта Лайтхайзера своим представителем на переговорах. Об этом сообщили газета The Wall Street Journal, а также телеканал CNN. Он имеет имидж ястреба и постоянно оппонирует министру финансов Стивену Мнучину, склонному к достижению компромиссов. Последний тоже не является голубем, но более чувствителен к финансовым и торговым колебаниям рынка.

О чем договорились Трамп и Си пока доподлинно неизвестно, тем не менее, определенные выводы можно сделать.

Во-первых. Китай, как сообщил Белый дом, согласился на «очень существенное» расширение закупок сельскохозяйственных, энергетических, промышленных и прочих товаров в Соединенных Штатах. Суммы называются огромные. Министр финансов Стивен Мнучин в своем интервью сообщил, что Китай готов расширить импорт из США до $1,2 трлн. Достигнуто это может быть, по его словам, в первую очередь за счет массированных и долговременных закупок американского сжиженного природного газа (СПГ) на огромные суммы.

Если это действительно так, то Путину и Газпрому следует пригнуть голову. Китайский рынок для российского трубопроводного газа резко сократится. Все эти газопроводы типа «Сила Сибири» и так были не очень выгодны для России как государства, теперь они просто могут повиснуть в воздухе. Как и миллиарды долларов, которые затратили на их прокладку. Впрочем, не очень трудно догадаться, кто от таких трубопроводных фокусов выиграл.

Во-вторых. Объявлено перемирие и при этом довольно шаткое. Устранить большие противоречия за такой относительно небольшой срок практически невозможно. Либо Пекин согласится, пусть и не сразу, на американские условия, либо должен будет стиснуть зубы и начать новый раунд торговой войны. В случае его проигрыша условия нового мира могут оказаться просто кабальными.

В-третьих. Вашингтон не устраивает простое исправление отрицательного торгового баланса. Требования из-за океана идут гораздо дальше и глубже. Они касаются основ китайской торговой политики. В частности, прекратить требовать от американских компаний, которые работают на китайском рынке, передачи их технологий и менеджерских знаний.

Кража американской интеллектуальной собственности должна быть прекращена раз и навсегда. Также должна быть отменена система государственных субсидий большим государственным корпорациям.

Все эти и другие требования полностью противоречат политике председателя Си, целью которой добиться равенства с США не только по количественным показателям, например, по размерам ВВП, но и по качеству экономики.

В своих выступлениях китайский лидер поставил задачу выйти на передовые позиции в области робототехники,  искусственного интеллекта и других прорывных технологий. В данный момент и на обозримый период США значительно опережают другие страны в этих и смежных отраслях, а также в научных разработках и фундаментальных науках.

Если в Пекине согласятся на эти требования, то очень проблематичным станет построение «социализма с китайской спецификой» и процветающего общества на его основе.

Экономические и торговые проблемы вкупе с финансовыми, пусть и вышедшие на первый план, все-таки не должны заслонять сложностей политических и военно-технических.

В США очень серьезно рассматривают угрозы, исходящие от стремительного вооружения китайской армии и все более агрессивную политику Китая в отношении своих соседей. Как ближних, так и дальних. Добавим к этому и продолжающиеся игры вокруг ракетно-ядерного вооружения Северной Кореи и весьма двусмысленную политику Пекина в этом вопросе.

С одной стороны, Пхеньян не демонстрирует желания пойти на свертывание своей программы вооружения. С другой ослабляется военная угроза на 38 параллели и даже рассматриваются вопросы возобновления железнодорожного сообщения между двумя корейскими государствами. Характерно, что очередная ликвидация пунктов наблюдения в демилитаризованной зоне между двумя Кореями совпала с практическим прекращением кредитования внешнеторговых северокорейских организаций китайскими банками. Тем самым в Пекине наглядно демонстрируют Вашингтону, что могут помочь в решении северокорейской проблемы, а могут и сильно помешать.

Военно-технический аспект отношений США и Китая тоже имеет в какой-то мере торговую подоплеку. В Вашингтоне совершенно не намерены способствовать передаче своему потенциальному противнику знаний и технологий, которые могут иметь двойное назначение.

Торговая война должна не просто утвердить позиции США как главной державы мира, но и заставить Китай снять большую часть своих территориальных претензий к соседям, в первую очередь, в Южно-Китайском море и обеспечить полную свободу судоходства в этом регионе.

Проблема не менее острая, чем торговые противоречия. Пекин от своей внешнеполитической экспансии отказаться не может и это может стать stumbling block — камнем преткновения на пути прекращения или, по крайней мере, ослабления торгового противостояния.

Пока между США и Китаем в торговой войне заключено перемирие до конца февраля будущего года. Председателю Си очень важно в начале марта на сессии Всекитайского собрания народных представителей (парламента) предстать человеком, который договорился с Трампом и отвел от своей страны угрозу нового раунда торговой войны.

Американскому президенту тоже нужны победы с учетом очень непростых отношений с конгрессом и судебной системой.

Желание есть с двух сторон, но слишком велики разногласия. Одно неправильно понятое заявление или что-то подобное может разрушить очень хрупкое перемирие.

149 просмотров
| 2018-12-05T23:20:58+00:00 6 декабря 2018, 10:30|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (2 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|