Рекордная пресс-конференция

Президент Украины Владимир Зеленский в общении с журналистами пошел на рекорд. Во всяком случае, в книгу достижений Гиннеса он может быть занесен.

После 100 дней пребывания Зеленского во власти вышел только комплементарный фильм-интервью с актером Станиславом Бокланом, который играл роль премьер-министра, а Зеленский президента Голобородько в кинофильме «Слуга народа». Интервью вышло на дружественном телеканале «1+1» и не ответило на многие вопросы, которые интересовали общество.

И вот на 140-й день своего президентства Зеленский устроил большую пресс-конференцию, скорее пресс-марафон. Она продолжалась непрерывно 14 часов, в ней приняли участие 300 аккредитованных журналистов, в том числе иностранные, успевшие долететь до Киева. Кстати, многие из них буквально ошалели от формата, продолжительности и открытости пресс-конференции. Даже для западных коллег все оказалось неожиданным.

Расчет на то, что нестандартный формат может сработать, полностью оправдался. О пресс-конференции написали все международные новостные агентства. В частности, Associated Press с некоторым удивлением отметило, что «Щетина пробивается на его щеках. На улицах Киева зажглись фонари. А Зеленский до сих пор говорит. Он просто не может прекратить говорить».

Сама организация встречи и общения с журналистами была несколько необычной. Она проходила в только что открывшейся сети ресторанов быстрого питания Kyiv Food Market на территории бывшего завода «Арсенал» в центре Киева. На время пресс-конференции сеть не закрыли, доступ посетителям был свободным, только нужно было пройти через рамку металлоискателя. Документы предъявлять не требовалось. Характерно, что некоторые посетители присоединились к журналистам и попытались тоже задавать вопросы президенту, что в определенном смысле затягивало мероприятие. Были и другие накладки. В частности, телетрансляции мешал звук работающих кондиционеров и громкие разговоры журналистов. В следующий раз подобные накладки будут учтены, и встреча пройдет без организационных сложностей.

Журналисты задавали вопросы Зеленскому группами по семь-десять человек, которые сменяли друг друга. Предполагалось, что каждые 30-50 минут, но на самом деле общение затягивалось и временные рамки сдвигались. К тому же вопросы часто повторялись и президенту приходилось снова отвечать на то, о чем он уже говорил в предыдущей группе.

В целом общение с прессой, бумажной и электронной, отечественной и зарубежной удалось. Кстати, Зеленский в ответах иностранным журналистам часто переходил на английский язык. В данное время он не говорит на нем достаточно бегло и допускал часто обмолвки и грамматические ошибки, что могло исказить излагаемую мысль и привести к неприятным последствиям. На этом мероприятии такого не произошло, но пока предпочтительней пользоваться помощью профессионального переводчика-синхрониста.

После полуночи в своем Facebook Зеленский написал. «Марафон так марафон. 14 часов общения с прессой. Триста журналистов. Говорят, что было более 500 вопросов. Это были вопросы, касающиеся главного. Ответил на все. На некоторые, вероятно, не так, как кому-то хотелось бы. Но откровенно и искренне. Честно — устал. Но благодарен журналистам и всем зрителям, которые меня поддерживали. И это мы тоже сделали вместе!».

Вопросы касались самых разных тем. От отношений с олигархами до снижения тарифов на коммунальные услуги. И, конечно, о войне на Донбассе и возможности мира.

С вопросов об акциях протеста против формулы Штайнмайера, против отвода войск в Золотом и Петровском и началось общение. На линии разграничения 9 октября произошли стычки между правоохранителями и бывшими участниками антитеррористической операции (АТО позже переименованной в Операцию объединенных сил, ООС) направившимися в Золотое, чтобы встать на место отведенных украинских войск.

Зеленский твердо заявил. «Я не боюсь нового Майдана. Если общество действительно не захочет, чтобы я был президентом — кровопролития не будет. Я очень спокойно к этому отношусь. Но люди должны знать, что они выберут точно не прекращение войны среди «меню товаров», которые есть на этом продажном политическом рынке…» и подчеркнул, что «Кровопролития не будет».

Общаясь с другой группой журналистов, президент сказал, что не намерен санкционировать применение силы в отношении ветеранов АТО, которые отправились в Золотое. «Силой и дурак может… Это же неправильный подход! С ветеранами нужно разговаривать, объяснять свою позицию — как президента, как человека».

Зеленский отметил, что недавно встречался с группой протестующих против отвода войск на линии разграничения. После разговора они спросили, почему глава государства раньше и публично не разъяснил свою позицию. «Я им говорю: хлопцы, как я должен разговаривать с Россией? Вы хотите, чтобы это была игра в покер, в которой они знают мои карты? Как я могу всю информацию выдать? Я согласен, что коммуникация слабая. Я знаю, что «подогревают» многих людей… И мы знаем, кто «подогревает».

В целом президент весь день убеждал журналистов в том, что настроен на достижение мира в Донбассе. Он убежден, что именно поэтому за него проголосовало рекордное число избирателей. «Какого президента избрало общество? Президента, который прекратит войну. Именно это моя миссия в течение пяти лет». «Мы хотим завершить войну. У бывшей власти такого мощного желания не было. Мы готовы говорить по телефону, в нормандском формате, в Минске. Хотите — давайте другой формат, добавляем к нормандскому. Господин Песков говорит: вот Минск, давайте идти по Минску, и только. А я так не думаю. Пока что Минск, нормандский формат. Следующий шаг. Увидим, что мы не решаем проблему, будем что-то менять».

На последней фразе стоит остановиться подробнее. Как уже сказано, незадолго до пресс-конференции Зеленский встречался с лидерами протестных акций. Их было 12. Разговор был сложный, тяжелый, временами излишне эмоциональным. Стенограмма пока не опубликована. Тем не менее, из замечаний президента, из высказываний участников следует, что украинская власть не питает особых иллюзий в отношении желания Москвы урегулировать конфликт на Донбассе.

Президент отвел на решение этой проблемы примерно год. По замечаниям участников встречи, он сказал, что если за это время ничего не получится, то на линии разграничения «построим вал» и займемся внутренними делами.  Что вкладывается в понятие вал президент не разъяснил, но логично предположить полное отгораживание от неконтролируемых территорий и замораживания конфликта в состоянии status quo. Тем самым на обозримый период снимается вопрос реинтеграции Донбасса и пусть Россия сама занимается территориями, на которых она развязала войну.

Еще один характерный штрих. В общении с прессой Зеленский крайне редко упоминал российского президента Владимира Путина. Если и говорил, то очень аккуратно.

От «Путина не боюсь» до «Я позвонил президенту Российской Федерации Владимиру Путину. У нас состоялся обмен (пленнымиавт.). Все звонки совершал я. С меня корона не упадет, да у меня ее и нет. Потому что я хочу закончить войну. Я считаю, что с нашей стороны это были первые шаги навстречу. Обе стороны должны встретиться в том или ином формате и начать говорить, закончить войну, изменить риторику. Нужно перестать говорить: нас там нет, у вас внутренний конфликт, сами решайте. Так результат трудно получить!». При этом на прямо поставленный вопрос: «С кем воюет Украина?» президент дал такой же прямой ответ: «С Россией».

У украинского президента большие надежды на нормандский формат встречи лидеров Германии, Франции, России и Украины. Если он не даст результата, то  «Я готов на прямые переговоры с Путиным. Так уже вернули пленных. Российская сторона тоже устала от этого всего… Уже поняли, что Украина не отдаст свою независимость. И боевики на Донбассе это тоже поняли. В России большой процент людей знают меня и мои либеральные взгляды… Но я пять лет извиняться, что не прекратил войну, не буду. И это не зрада (измена —  авт.)». «Зрада — не дать мне выполнить мои президентские обязанности уменьшить потери до нуля».

Касаясь отношений с зарубежными лидерами, Зеленский снова повторил: «Трамп — мощный, но на меня не давил». Другими словами, не ставил в зависимость предоставление военной помощи Украине от расследования дел компании Burisma, связанной с сыном Джо Байдена Хантером. Более того, украинский президент верит, что  «Трамп поддерживает Украину и в процессе санкционных отношений, и в прекращении войны на Донбассе, и по Крыму стопроцентно. А если все же есть сделка в этих вопросах между США и Россией, то это плохой сигнал не только для Украины, но и для США».

С германским канцлером тоже нормальные отношения. Зеленский беседовал с ней по телефону и недавнее прошлое не ворошили. «Я не хотел никого обидеть. Я сказал то, что думаю, я всегда так делаю».

В целом пресс-конференция или пресс-марафон прошли достаточно успешно. Журналистское сообщество, которое обижалось и критиковало, иногда очень зло, президента в целом удовлетворено.

Несколько необычное по времени и организации проведения мероприятие может задать новый формат взаимоотношений президента и СМИ на всем постсоветском пространстве. В одном Зеленский Путина превзошел. Он в три раза дольше общался с прессой, чем российский президент на своих прямых линиях.

В Москве попытались снизить значение пресс-марафона, но некоторое чувство зависти проскальзывало. Оно и понятно. Вопросы для Зеленского никто заранее не подбирал и не фильтровал, что характерно для прямых линий Путина. Там часто вопросы носят постановочный характер. Российским журналистам есть чему завидовать. В первую очередь — свободе.

В очередной раз стало очевидным, что Украина — не Россия.

| 2019-10-13T16:31:45+00:00 13 октября 2019, 20:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (2 оценок, среднее: 9,50 из 10) Загрузка...|