Психи — не одиночки: стало больше инцидентов с участием людей с душевными расстройствами

В последнее время в столице было совершено несколько преступлений гражданами, страдающими психическими заболеваниями. Так, молодой человек с психическим расстройством отрубил  топором руку своему отцу.  Как много опасных для общества психически больных ходит по городу? Вот вопрос, которым невольно задаешься после таких сообщений.

В советское время была хорошо налажена система диспансеризации. Со стороны психоневрологического диспансера велся контроль над людьми с психическими расстройствами, их лечение, в том числе стационарное. Медсестры этого учреждения часто ходили по домам больных и проверяли их состояние. Об этом # рассказал психиатр Руфат Ахундов. После расформирования диспансера контроль, по его словам, снизился. Сейчас, в основном, на лечение помещают в том случае, если человек добровольно на это соглашается, а также тогда, когда он представляет угрозу для общества.  Р. Ахундов отметил, что врачи, работавшие в диспансере, сейчас трудятся в поликлиниках.

Главврач поликлиники №8 Тамилла Керимова в свою очередь отметила #, что сейчас психиатрическая помощь стала ближе к больным.

«В поликлиниках у психиатров есть кабинет, в котором они принимают стоящих на учете пациентов. Они выписывают им бесплатные лекарства в рамках соответствующей госпрограммы, а при необходимости направляют в психиатрическую больницу. Если раньше на весь Баку был один психоневрологический диспансер  на Монтино, то сейчас больные могут получить помощь  в поликлинике по месту жительства»,– говорит она.

По словам Т.Керимовой, контроля стало больше, чем во времена СССР, но и больных с психическими отклонениями тоже  прибавилось. Это связано с тем, что население Баку сильно выросло с тех пор.

«Что касается того, что граждане, у которых есть проблемы с психическим здоровьем, представляют опасность для общества, то могу сказать, что их очень мало. В основном, родственники таких людей знают, когда у тех начнется приступ, и стараются на этот период положить их в больницу, где скорректируют их поведение. После этого больных снова забирают домой. А преступления  куда чаще совершают здоровые люди из-за растущего в обществе уровня агрессии»,– отметила главврач.

Глава Правозащитного центра Азербайджана (ПЦА) Эльдар Зейналов заявил #, что он не уверен, что преступлений, совершаемых душевно больными, стало больше. Похоже, что о них просто стали чаще писать.

«Ведь, если обратиться к официальной статистике, то мы увидим, что количество приговоров, упоминающих принудительные меры медицинского характера (а это не только психически больные), снизилось за 2010-2017 гг. более чем втрое — с 132 до 41. Нельзя, впрочем, исключить, что хорошо известных общественности психически больных просто не привлекают к ответственности за кражу или хулиганство.

Конечно, людям бы хотелось отгородиться от проблем и возможной опасности от соседства с психически больным соседом. Но будем честны перед собой: такие же чувства вызывают у нас наркоманы, алкоголики, хулиганы, бывшие заключенные (например, убийцы или педофилы), тяжелобольные и т.д», – сказал правозащитник.

По его словам, нам бы хотелось не сталкиваться с ними и с необходимостью помогать им или сопротивляться их агрессии. Психически больные отличаются от них тем, что, будучи недееспособными, могут быть упрятаны в больницу решением других лиц, даже без совершения преступления. Это делает их уязвимыми.

«Всем памятны «лихие 1990-е», когда немало таких больных и тех, кого такими сделали решением врачей, направляли в психбольницы и лишали имущества. Многие из них из больницы уже не возвращались.

По этой причине появился закон «О психиатрической помощи» от 12 июня 2001 года, который гарантировал, что оказание медпомощи не будет нарушать права пациентов. В частности,– говорит Э.Зейналов,– у пациента (или его опекуна) есть право отказаться от предлагаемого врачом добровольного лечения, если только речь не идет о принудительных мерах (статья 10 Закона). Согласие на применение таких мер должно быть информированным, то есть больному или его законному представителю сообщается цель, методы, сроки лечения, сопутствующие риски и т.п. (статья 1.0.6). Но надо учитывать, что права и свободы граждан, в том числе больных, не абсолютны. Там, где начинается ваш нос, заканчивается право другого размахивать кулаком».

Эксперт отметил, что  таких больных по решению врачебной комиссии не допускают к определенным профессиям и работам, которые могут стать источником большой опасности (армия, полиция, транспорт и т.п.).  Интересы больного при этом защищаются тем, что запрет на профессию накладывается на срок не дольше 2 лет, после чего требуется повторное обследование (ст.9). Кроме того, возможно оказание недобровольной медицинской помощи в стационарных условиях, то есть в больнице (ст.11). Она назначается в случаях, когда психическое расстройство создает опасность для самого больного и/или окружающих, или же болезнь зашла так далеко, что человек не способен самостоятельно удовлетворять жизненные потребности, или же болезнь невозможно лечить амбулаторно. В этих случаях информированного согласия не требуется.

В случае если больной совершил уголовное преступление в состоянии невменяемости или в состоянии вменяемости, но до вынесения судом приговора заболел душевной болезнью, лишающей его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих деяний либо руководить ими, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера. Для этого в одной из больниц выделен охраняемый полицией корпус.

Э.Зейналов подчеркнул, что подвергаемый принудительному лечению больной имеет право на помощь адвоката (в том числе и бесплатного), законных представителей и иных лиц, упомянутых в законе (ст. 6.3.7). Он может обжаловать принятые к нему меры через суд.

Диагноз психически больному может поставить лишь врач-психиатр на основе обследования с помощью современных методов диагностики. Врачи, но иных специальностей, могут поставить лишь первичный диагноз, который должен быть перепроверен психиатром. Заочный диагноз, например, на основе старой информации о психрасстройстве, запрещается (ст. 8.1), говорит эксперт.

«Граждане ставить диагноз не имеют права. Но они могут привлечь внимание врачей, например, проинформировав врача-психиатра или вызвав «Скорую помощь». В случае агрессивного поведения больного или окружающих, врач может принять срочное письменное решение о психиатрическом обследовании и без просьбы или согласия больного или его законного представителя.

На основе обследования принимается решение о добровольном или недобровольном лечении больного. Как я уже сказал, от добровольного лечения больной может отказаться, а недобровольное – обжаловать»,–поделился он.

В условиях халатности врача или коррупции, по словам Э.Зейналова, возможно, что агрессивного больного освободят, и он, вернувшись, снова начнет изводить окружающих. В таком случае жаловаться надо уже не на больного, а на врачей. Его соседи, которые считают, что такое решение нарушает их права, могут обратиться в административный суд против действия (бездействия) госслужащих Минздрава. Для этого полезно запастись письменными ответами, а также видеозаписями опасного поведения больного.

«Если поведение больного выходит за рамки закона, например, больной хватается за нож или угрожает убийством, то полезно проинформировать и полицию.

Не надо обманывать себя идеей, что вседозволенность — это лучшее, что мы можем сделать для нашего агрессивного больного соседа. Гораздо правильней,– подчеркивает правозащитник,– помочь ему получить своевременное лечение, пока он не зарезал кого-нибудь или не поджег ночью ваш общий дом».

 

 

| 2019-08-16T11:13:00+00:00 16 августа 2019, 13:16|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (1 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|