Полувассал в подвешенном состоянии

Нелегко пришлось на днях министру иностранных дел Зограбу Мнацаканяу – он оказался почти загнан в угол вопросами британского журналиста, неосмотрительно дав согласие на интервью Би-би-си. А премьер-министр Никол Пашинян в это время находился на саммите ЕАЭС в Москве, где пытался убедить всех в теплых чувствах, испытываемых им к этому нежизнеспособному проекту Кремля.

Мнацаканяну же, оказавшемуся с рабочим визитом в Лондоне, пришлось отдуваться в одиночку, и он так и не смог внятно объяснить, почему борьба с коррупцией в Армении ведется только на словах, хотя у власти новая правящая команда уже 1,5 года. Не получилось у него выразить что-либо конкретное и о внешнеполитических ориентирах кабинета Пашиняна.

Прежде всего, Мнацаканян заявил, что в результате революции в Армении правительство получило от народа и общества широкий мандат. А далее решил поразить собеседника неким утверждением в пустоту – мол, «при наличии политической воли в сжатые сроки можно достичь быстрых результатов, касающихся борьбы с коррупцией, создания равных условий для социально-экономической деятельности, судебных реформ».

Можно-то можно, кто бы спорил. Только вот в Армении всего этого почему-то не произошло, несмотря на, казалось бы, такую отчаянную революционность новой властной команды.

Однако, тут же добавил глава МИД Армении, одной политической воли недостаточно. Нужно укреплять систему в институциональном плане, что и позволит реагировать на перечисленные проблемы.

Быстро нашел отговорку, нечего сказать.

Ведущий в ответ процитировал недавнее заявление министра юстиции Рустама Бадасяна о том, что единый орган раскрытия и расследования коррупционных преступлений, так называемый Антикоррупционный комитет будет создан только в 2021 году. Он спросил, та ли это скорость, по мнению Мнацаканяна? И тому вновь пришлось выкручиваться. Министр заявил, что речь идет о всеобъемлющем процессе – нужно работать по созданию институциональных возможностей для борьбы с коррупцией. «И это намного более сложно. На самом деле мы работаем в этом направлении не только внутри страны, но и с нашими международными партнерами, в частности, с Евросоюзом, Советом Европы и другими важными акторами», — сказал Мнацаканян.

Журналист, однако, проявил настойчивость и напомнил министру фразу премьер-министра Никола Пашиняна о том, что «власти страны полностью искоренили системную коррупцию», хотя очевидно, что это не так. В подтверждение своих доводов корреспондент Стивен Сакур напомнил уголовное дело против Давида Санасаряна – главы Государственной контрольной службы. Он спросил у армянского министра, как можно вселить доверие в общество, когда оно становится очевидцем столь громких коррупционных дел, в которых фигурируют представители новой же власти?

«Но ведь система отреагировала. Разве не так?», – безуспешно попытался парировать в ответ министр иностранных дел Армении. И вновь углубился в пустую риторику о неназванных «достижениях власти в рамках народного и общественного мандата».

Но самый интересный момент был, когда Стивен Сакур уличил своего гостя в непоследовательности и лжи во время его рассказа об армянских подходах к нагорно-карабахскому конфликту. Мнацаканян попытался убедить слушателей BBC, что Ереван стремится достичь мира в регионе. Выслушав его аргументы, Стивен Сакур задал вопрос: «Вы мне сказали, что хотите мира – тогда объясните, почему в августе, всего пару месяцев назад, премьер-министр выступил с очень характерным заявлением, в абсолютно однозначной манере объявив: «Карабах – это Армения. Точка»? Так он хочет мира?» Мнацаканян попытался уйти от вопроса, заявив, что Пашинян имел в виду необходимость приемлемости решения нагорно-карабахского конфликта для Армении в той же степени, что для Азербайджана и оккупированных азербайджанских территорий. «Мы ждем от Азербайджана послание, которое бы отвечало нашим интересам и нашему видению и интересам безопасности людей, живущих в Нагорном Карабахе», — сказал он.

Но Сакур вернул разговор в изначальное русло: «Когда премьер-министр говорит — «Карабах – это Армения. Точка», он знает, что это противоречит международному законодательству, позиции ООН и всех независимых международных организаций. Мне сложно представить, каким образом это может быть движение к миру».

«Учитывая, что Пашинян продолжил обращаться к народу в своей речи с предложением объединения, этими слоганами националистов, которые были слышны в 80-90 годах во время войны с Азербайджаном, вы мне заявляете, что премьер-министр хочет мира?» — вновь спросил он.

После этого Мнацаканян попытался объяснить слова Пашиняна с общеармянской точки зрения, сознавшись при этом в экспансионистских планах Еревана. «Общеармянская повестка дня включает в себя Нагорный Карабах. Армения сфокусирована на разработке плана по объединению, и он не исключает жителей Нагорного Карабаха – такова общеармянская повестка дня. Армяне – это не только нация внутри Республики Армения, но и нация во всем мире. Нагорный Карабах – это территория, где живут наши соотечественники».

Затем Стивен Сакур обратил внимание своего гостя, что за эти слова Пашиняна осудил даже главный армянский союзник – Россия. «Российский министр иностранных дел Сергей Лавров после этого беспрецедентного заявления вашего премьер-министра сказал, что «Карабах – это Армения» – то же самое, как если бы премьер-министр Албании заявил из Тираны «Косово – это Албания». Даже русские, ваши многолетние военные и не только военные союзники заявляют, что ваша позиция неприемлема», — отметил он.

Мнацаканян не ответил и на это замечание, вновь повторив об ожидании сигнала из Азербайджана. В ответ радиоведущий BBC подчеркнул, что Армения тоже должна давать какие-то сигналы о готовности к компромиссам, и армянский министр вновь его проигнорировал, сказав лишь, «мы настаиваем, что компромисс – это выход; Никол Пашинян в своей речи предложил решение нагорно-карабахской проблемы через достижение компромисса». О компромиссах с армянской стороны ни слова сказано не было.

Тогда Стивен Сакур напомнил о преступлениях армянской армии. «Мне кажется, чтобы найти выход из безвыходного положения, нужно включить воображение. Вы готовы творчески подойти к этому вопросу и признать, что за последние 20 лет и даже больше армянская армия несла ответственность за очень серьезные преступления. ООН это признала. Европейский суд по правам человека это признал. Независимые организации, например, Amnesty International, говорили о преступлениях ваших вооруженных сил. Если вы хотите изменить эту динамику, новое правительство готово признать, что да, мы несем ответственность за серьезные преступления в прошлом?» — спросил он.

Зограб Мнацаканян не стал отвечать и на этот вопрос, сказав без всякой связи, что «Армения – единственный гарант безопасности». Когда ведущий попросил все-таки ответить на вопрос по существу, министр вновь сказал: «Мы единственные гаранты безопасности, мы занимаемся обеспечением безопасности для жителей Нагорного Карабаха, мы ответственны за это».

Ведущий прервал этот монолог и попытался задать тот же вопрос немного иначе. «Я спрошу еще раз. The Human Rights Watch опубликовало о конфликте большой отчет в 1995 году. В нем сказано, что армянские вооруженные силы при поддержке Республики Армения несут ответственность за многочисленные преступления во время войны. В 2017 году ЕСПЧ и его 11 из 12 судей признали, что Армения виновна в нарушении Европейской конвенции о правах человека. Все, что я сейчас спрашиваю: вы готовы признать, что в прошлом были сделаны ошибки, произошли преступления?» – спросил Стивен Сакур.

Когда Зограб Мнацаканян еще раз попытался уйти от ответа словами «это часть движения вперед, это правда, но в настоящий момент мы должны выработать путь для обеспечения первостепенной задачи – безопасности населения», — ведущий задал вопрос максимально прямо: «Вы сейчас выражаете сожаление о том, что ваши вооруженные силы делали в прошлом?».

На этот раз вместо ответа глава МИД Армении начал обвинять Азербайджан в этнических преступлениях в ходе войны за Карабах, а также попытался представить апрельские бои за Карабах 2016 года как нападение азербайджанской армии. Поскольку стало ясно, что никаких других слов Мнацаканян на эту тему говорить не будет и не намерен отвечать честно на поставленные вопросы, Стивен Сакур напоследок напомнил лишь о многочисленных нарушениях режима прекращения огня с армянской стороны, спросив у министра, выйдет ли конфликт на новую стадию обострения.

И здесь Зограб Мнацаканян допустил весьма красноречивую оплошность. «Сейчас мы полностью сосредоточены на этом», — сказал он, не заметив поначалу, насколько негативный смысл содержался в этом ответе. Затем министр попытался выправить ситуацию и заявил, что снижение количества нарушений является частью политики нового Еревана.

После этого ведущий Стивен Сакур перешел к вопросам внешней политики. Он попытался выяснить, какой же выбор между Россией и Западом делает новое руководство Армении. Но и тут Мнацаканян принялся увиливать от прямых ответов.

Он заявил, что приоритет внешней политики Армении – строить партнерские отношения в многополярном мире. По его словам, вопрос ребром не ставит не только Армения, но и ее партнеры, в частности Евросоюз: «Задача Армении – не строить отношения с одной силой за счет других. Это сложно, но этого требует национальная безопасность».

А далее министр заявил, что пытаться увидеть геополитику в революции в Армении – это ошибка. Мол, революция была посвящена только демократии, правам человека, верховенству закона. Но тут Мнацаканян явно лукавит – радикальная смена правящей команды, смена заявляемых ценностей в столь слабых странах, как Армения обязательно бывают ориентированы на более успешные примеры в окружающем мире.

Ведущий Сакур привел слова Хиллари Клинтон, заявившей, что Евразийский экономический союз – это попытка ре-советизации, которую предпринимает президент России Владимир Путин. На что Мнацаканян возразил, мол, ЕАЭС – это 200-миллионный рынок, к которому у Армении теперь есть свободный доступ, где республика участвует в принятии решений. То есть, и в Лондоне армянский министр не посмел даже намекнуть, что Пашиняну и его команде хотелось бы конечно избавиться от давящего покровительства Москвы, да вот обстоятельства не позволяют, и приходится мириться с положением вассала.

Впрочем, это и не нужно. Ответы главы МИД Армении – выспренные, но не конкретные, уводящие в сторону — говорят сами за себя. То есть, любому вдумчивому зрителю этого телеинтервью на Би-би-си станет вполне ясно, что с весны прошлого года Армения находится в каком-то непонятном, подвешенном состоянии. И разговоры о реформах остаются разговорами.

| 2019-10-28T14:24:08+00:00 28 октября 2019, 15:34|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (2 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|