Переговоры нарастающих трудностей

Территориальный вопрос вновь возник перед Россией в виде самых южных островов Курильской гряды. Они с 1945 года являются предметом спора между двумя странами. В 1956 году казалось, что на основе советско-японской декларации появилась возможность решить эту проблему. Однако, по целому ряду причин тогда это не состоялось и проблема так называемых северных территорий, по японской терминологии, остается неразрешенной.

И вот в ноябре прошлого года на встрече в Сингапуре президент России Владимир Путин и премьер-министр Японии Синдзо Абэ договорились ускорить процесс переговоров. Это решение в декабре было подтверждено на полях саммита G20 в Буэнос-Айресе. Под руководством министров иностранных дел Сергея Лаврова и Таро Коно соответственно было поручено создать механизм реализации достигнутых договоренностей.

При этом в Сингапуре президент и премьер договорились, что переговоры будут вестись на основе Декларации СССР и Японии от 1956 года, которая предусматривала при определенных условиях передачу двух островов — Шикотана и необитаемой гряды островов Хабомаи.

В России ход переговоров был покрыт завесой секретности, поэтому все утечки происходили только с японской стороны. Москве это не только надоело, но и вызвало сильное раздражение. Проблема островов сложная и сталкивается не только с практическими, дипломатическими и прочими проблемами, а в первую очередь с психологической и ментальной. Причем с двух сторон.

Аргументы сторон в этом споре приводились неоднократно и в полной мере повторять их нет особого смысла. Отметим, что Япония настаивает на том, что Курильские острова принадлежали ей всегда, что подтверждают два договора с Россией — Симодский 1855 года и Санкт-Петербургский 1875 года. В Токио настаивают на том, что все Курильские острова не захватывались силой оружия и поэтому не подпадают под действие Каирской 1943 года и Потсдамской 1945 года деклараций. По ним у Японии предполагалось отобрать только те территории, которые она захватила в результате агрессии. В 1951 году в Сан-Франциско страны-победители подписали с Японией коллективный мирный договор, в котором ее отказ от Курильских островов был зафиксирован без указания их географических пределов. Советский Союз этот договор не подписал, и состояние войны с Японией продолжалось до 1956 года.

Со своей стороны, сначала СССР, а потом и Россия считают, что Курильские острова были переданы как результат безоговорочной капитуляции Японии в сентябре 1945 года и этот территориальный факт пересмотру не подлежит, как и все итоги Второй мировой войны.

В общем, возникла патовая ситуация, которая продолжается до настоящего времени. И вот в Москве решили снова вернуться к переговорам. Что же такое произошло именно сейчас, чтобы начали ворошить прошлое плавно переходящее не только в настоящее, но и в обозримое будущее.

Для Токио любые переговоры — это всегда хорошо и остаются надежды на их позитивное завершение, пусть и в отдаленном будущем.

У Москвы спектр причин гораздо шире и в чем-то сложнее. Тем не менее, кое-что уже просматривается.

Во-первых. В отношениях со странами G7 Россия оказалась фактически в дипломатической изоляции. Хотя европейские санкции оказались менее болезненными, по крайней мере, на данный момент, чем американские, но реальных переговоров нет, и не предвидится. Путин остается токсичным для европейских лидеров и если встречи с ним и происходят, то либо по конкретному случаю и предмету, либо на полях многосторонних саммитов. Все надежды, что европейский бизнес заставит свои правительства смягчить позицию в российском направлении оказались призрачными. Как обычно, в Кремле переоценили свою значимость, в данном случае торгово-экономическую. России довольно быстро нашлась замена, так как высококачественные европейские товары пользуются спросом везде и всюду.

В этих условиях возникла мысль разорвать западную солидарность, а Япония хоть и находится на востоке, но по смыслу страна западная, в виде предложения возобновления переговоров по островам. Тем самым решается первоочередная задача не допустить присоединения Японии к возможным новым санкциям и связать ее неопределенными обещаниями в будущем.

Во-вторых. Даже незначительная ревизия территориальных последствий Второй мировой войны в Кремле не воспринимается, так как может рассматриваться как прецедент. Далее по теории домино к России могут начать предъявлять территориальные претензии буквально со всех сторон.

В-третьих. В последнее время у начальника государства российского возникли проблемы с имиджем. Целый ряд провалов и реальный прилет черных лебедей привел к значительному проседанию и не только рейтинга, но и появлению темных пятен на солнцеликом образе.

Надеяться на серьезное улучшение экономической и финансовой обстановки в стране не приходится, так что требуется новый допинг для подведомственного народа.

С Японией до сих пор не подписан мирный договор и тем самым не в полной мере подведены и закреплены итоги Второй мировой войны. Тот, кто сделает это, неизбежно попадет на страницы учебников истории, по крайней мере, в России. Для Путина этот факт стоит всех островов вместе взятых. Однако есть и проблема.

Российский президент позиционирует себя как собиратель русских земель, и отдавать по большей части необитаемые скалы, например, гряды Хабомаи, как-то не очень с руки. Конечно, на федеральных телеканалах нужные люди по визг и крики одобрения будут объяснять гражданам, что никакой ценности эти острова не представляют и т.д. Однако взяли чужое, а отдавать в этом случае придется уже свое. Как-то не вписывается в российскую психологию захвата. По доброй воле Москва ничего не отдавала. Отпадение происходило либо в результате внутренних неурядиц, как в 1917 и 1991 гг., либо отнималось силой оружия.

Не случайно так называемая патриотическая, а фактически шовинистическая, общественность буквально встала на дыбы по поводу даже обсуждения передачи островов.

Вот почему утечки о ходе переговоров из Токио вызвали в Москве настолько сильное раздражение, что японский посол Тоехиса Кодзуки был вызван в МИД, где ему выразили так называемую озабоченность и удивление. Далее в российской столице в который раз заверили, что своей земли не отдадут ни пяди, поэтому суверенитет над Курильскими островами обсуждению не подлежит.  В Токио себя ждать не заставили и подтвердили незыблемость своей позицииПереговоры министров иностранных дел начались в довольно нервной обстановке и пока к каким-либо результатам не привели. Судя по всему, Москва ужесточила тон в диалоге с Токио перед намеченной на 22 января встречей президента Владимира Путина и премьер-министра Синдзо Абэ.

Фактор это не тактический, а стратегический. На обозримый период для Путина важны переговоры с Японией как таковые даже без получения хоть какого-то результата. Более того, чем дольше они будут вестись, тем лучше. Связанная с ними Япония не будет участвовать в новых западных выпадах против России, что на данном отрезке времени следует рассматривать как некоторый успех. При всей его условности.

Еще одно обстоятельство. Путин в Москве вечен и ограничен только биологическими законами. В Токио премьеры меняются в результате свободных выборов. Каждый новый будет пытаться сдвинуть переговоры, пока он удостоверится в невозможности такой затеи, время пройдет. Новый премьер начнет с того же и далее по кругу.

Есть в таких расчетах и определенная опасность. Если в Японии поймут тактику Путина, то он рискует потерять последнего участника G7, который пока согласен встречаться и вести с ним переговоры. Когда же японские иллюзии по возможности договориться окончательно развеются, то доброжелательность перейдет в свою противоположность. И тогда более жесткого оппонента Москвы не найдется.

| 2019-01-15T20:43:36+00:00 16 января 2019, 10:00|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (2 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|