От ракетного удара к ядерному досье  

Как пишет в газете The New York Times журналист Бен Хаббард, во время ночной атаки в Сирии были уничтожены арсеналы, на которых хранилось более 200 ракет, погибло 16 человек, из них — 11 иранцы. В Тегеране это отрицают, заявляют, что никаких потерь не понесли, что не удивительно. Там никак в себя не придут.

Удары были нанесены по арсеналам базы «Джабель-47», где дислоцируется 47-я моторизированная бригада армии Сирии. Она расположена в 40 километрах от российской базы Хмеймим.

Как пишет арабская пресса, вероятнее всего атаку проводило звено многофункциональных истребителей-бомбардировщиков пятого поколения F-35. При этом были использованы управляемые высокоточные авиабомбы GBU-39 (Guided Bomb Unit) и SDB (Small Diameter Bomb). Боевая часть GBU-39 способна пробить 90 см бетона со стальной опалубкой. Взрывы были такой силы, что несколько сейсмических станций зафиксировали землетрясение магнитудой 2,9 балла.

Хотя Израиль не подтверждает атаки своими ВВС, а глава Пентагона Джеймс Мэттис заявил, что «Мы не наносили никаких ударов по Сирии прошлой ночью», с большой долей уверенности можно говорить об участии в операции ВВС ЦАХАЛ. Для сирийских властей и для Ирана никаких сомнений нет в том, что именно израильские самолеты наносили ракетные удары. В Тегеране уже пригрозили жестким ответом.

Собственно произошло то, о чем предупреждало израильское руководство. По мере развертывания в Сирии иранских сил и накопления оружия израильская армия будет принимать меры к их уничтожению. Ситуация явно входит в зону эскалации и Израиль все больше втягивается в сирийский конфликт.

Навряд ли это простое совпадение, но ракетная атака произошла сразу после визита государственного секретаря Майка Помпео в Саудовскую Аравию и затем в Израиль. Несомненно, что американский гость был проинформирован израильскими собеседниками о предстоящих действиях и, что весьма вероятно, не высказал негативного к ним отношения.

Антииранская позиция арабских государств во главе с Саудовской Аравией только подкрепляет решимость Израиля любыми путями препятствовать закреплению Ирана в Сирии. При этом точность ракетных обстрелов была настолько высокой, что российские военные на атакуемых объектах не пострадали. Применение авиабомб GBU-39 и SDB не просто военно-технический аспект, но демонстрация Ирану, что он нигде не спрячет свои заводы и лаборатории, которые могут быть целями атаки.

Как пишет израильская пресса, на этот раз Москву не ставили в известность об атаке, чтобы она не предупредила своих иранских партнеров. В том числе и для того, чтобы не ставить Россию в неудобное положение перед Ираном, вроде бы знали, но не предупредили. Теперь все в одинаковом положении.

Ракетная увертюра была, если можно так выразиться, сыграна перед обнародованием ядерного досье. Она должна была продемонстрировать иранскому руководству два обстоятельства.

Во-первых. Израиль и стоящие за ним США обладают средствами, которые могут привести к полному разрушению ядерной и военной инфраструктуры страны. И это не разговоры, а реальность.

Во-вторых. Пространственная удаленность Ирана не является чем-то непреодолимым. Саудовская Аравия может предоставить воздушные коридоры и обеспечить промежуточную заправку израильских самолетов. К тому же американцы имеют в Персидском заливе ударную авианосную группу, а это очень грозная сила вкупе со стратегическими бомбардировщиками с базы на острове Диего-Гарсиа в Индийском океане.

Премьер-министр Израиля Беньямин Нетаниягу вбросил в информационное пространство 100 тыс. секретных файлов иранских документов, которые подтверждают разработку Тегераном ядерного оружия, несмотря на заключенную сделку с западными державами.

Здесь надо в очередной раз отдать должное израильской разведке, которая провела блестящую операцию по добыче и переправке соответствующих документов. Отметим, что здесь не только доказательства нарушения Ираном подписанного ядерного соглашения, но также необходимая для анализа информация о реальной стадии, на которой находится разработка ядерного оружия, а также технологические параметры его возможного производства.

Это многокомпонентная операция и по своим последствиям далеко превосходит информационный и пиаровский эффект. Технические проблемы иранского ядерного оружия стали политическими. Можно сколько угодно отрицать подлинность этих документов, но специалисты сразу установят их подлинность. Навряд ли Израиль поднимал информационную волну, если бы его премьер-министр не был уверен в подлинности добытых материалов.

Политические последствия произошедшего весьма разнообразны.

Во-первых. Иран, несмотря на угрожающие жесты и грозную риторику просто не в состоянии вступить в военную конфронтацию с Израилем. В первую очередь по внутренним причинам. Акции протеста в стране, начавшиеся в январе, не утихают. Рядовых граждан Ирана совершенно не заботит противостояние ХАМАС и Израиля и тем более им непонятно за что сражаются иранские солдаты в Сирии и почему на это тратятся огромные средства. Ведь они очень нужны стране.

Во-вторых. Иран находится в политической изоляции. Союзников у него нет. Не считать же таковыми ливанскую ХЕЗБОЛЛу или палестинскую ХАМАС, которые существуют только на иранские деньги. Партнеры по Сирии в лице России и Турции максимум выразят обеспокоенность, но и пальцем не пошевельнут для реальной поддержки Ирана. О военной составляющей вообще не может быть и речи. Никто воевать с Израилем и США за Иран не будет.

В-третьих. Европа, пусть и без особого желания, вынуждена будет присоединиться к неизбежным санкциям против Ирана. Не вступать же в конфронтацию с США. Как следствие, по еще не оправившейся иранской экономике будет нанесен сильный удар с неизбежными социальными последствиями для нынешнего режима.

Все это, несмотря на угрозы и риторику жесткого ответа, заставляет иранских руководителей не переходить известную красную линию и не входить в горячую фазу конфликта, чреватого непредсказуемыми последствиями.

С другой стороны, как и Россия в Сирии и в Украине, аятоллы не могут просто отступить. Однако пример северокорейского лидера Ким Чен Ына показывает, что испытывать Трампа на прочность очень неблагодарное занятие и к тому же весьма опасное.

Скорее всего, под аккомпанемент угроз и проклятий начнется непростой поиск компромисса, который позволит достичь какого-то нового соглашения при более жестких условиях контроля.

Операция израильской разведки наглядно показала, что никаких секретов в Иране для нее не существует и напрасно пытаться что-то скрывать хоть под землей, хоть под водой.

Сейчас Тегеран будет искать асимметричный ответ на израильский обстрел и обнародование ядерного досье. Как вариант будет усилена поддержка хуситов в Йемене, чтобы причинить больше беспокойства Саудовской Аравии. Это не очень хороший путь, так как приведет к усилению сотрудничества между Эр-Риадом и Тель-Авивом. Следствием будет уменьшение финансовой поддержки сектора Газа со стороны монархий Персидского залива и дополнительные расходы иранского бюджета. К тому же военные успехи хуситов с иранским оружием совершенно не гарантированы.

Возможны еще какие-то варианты поддержки антиизраильских действий особенно в ближайшее время, чтобы несколько сбить большой резонанс от обнародования ядерного досье.

Большие проблемы возникают у России. Силой обстоятельств ей все чаще приходится выбирать между Ираном и Израилем и с каждым шагом это становится все труднее и труднее. Своего рода дипломатический цугцванг.

На данном этапе Тегеран постарается войны избежать. Как это у него получится, будет видно очень скоро.

 

 

528 просмотров
| 2018-05-02T00:20:08+00:00 2 мая 2018, 09:30|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|