Опасная формула

В Украине разорвалась информационная бомба. Причем такой бризантной силы, что многие заговорили о приближающемся очередном Майдане. По крайней мере, в Киеве, Днепре (бывший Днепропетровск), Харькове, Ивано-Франковске и других городах на улицы и площади вышли протестующие. Это еще не повторение событий 2013-2014 гг., но атмосфера в стране достаточно напряженная.

Нарастающее противостояние в обществе вызвала новость о том, что Украина согласилась на так называемую «формулу Штайнмайера» относительно проведения выборов в оккупированной российскими войсками и подразделениями коллаборационистов части Донбасса http://zerkalo.az/ukraina-kapituliruet-pered-rossiej/.

В Киеве хранили молчание, что в Минске на заседании Трехсторонней контактной группы (ТГК) стороны согласились с этой формулой. Это было зафиксировано в письменном виде. До этого формула существовала только в устной форме. Обо всем этом в Украине узнали из сообщений российских СМИ, что еще больше усилило подозрение в сдаче Киевом позиций по важнейшей для жизни страны проблеме. Почему так происходит остается только догадываться. Президент Владимир Зеленский вообще предпочитает не общаться с журналистами или делает это редко и ограниченное время.

На этот раз от этой уже традиции пришлось отступить. На срочно созванном брифинге Зеленский за десять минут, не вдаваясь в подробности подписанной формулы заявил, что «выборов под дулами пулеметов не будет и не может быть» и пройдут они только после разоружения боевиков и установления контроля Украины над границей с Россией. На этом основании он просил журналистов поверить, что власть не перейдет «красные линии», но при этом не уточнил какие это линии.

Судя по всему, в Минске согласовали введение Закона о статусе Отдельных районов Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) (неподконтрольная Украине территория — авт.) и введение его в день проведения выборов на временной основе. Если выборы будут признаны Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) прозрачными, демократичными и соответствующими стандартам ОБСЕ, то особый статус будет действовать на постоянной основе.

Как видим, формула Штайнмайера охватывает только один из факторов урегулирования на Донбассе и тем не менее, ее принятие даже в таком виде несет для Украины очень большие риски.

Одного упоминания, что выборы должны пройти по украинскому закону недостаточно. Нет механизма, который бы позволил реализовать, например, полномочия украинской Центральной избирательной комиссии (ЦИК). Аналогично нет понимания вопросов безопасности. Проще говоря, кто разоружит коллаборационистов и обеспечит спокойное проведение голосования. И таких вопросов очень много. Ответов на них нет.

Реакция в ОРДЛО очень характерна. В совместном заявлении главы сепаратистских регионов Леонид Пасечник и Денис Пушилин утверждают, что их цель «прийти к полному самоуправлению и самоопределению». Другими словами, независимости по примеру Приднестровья или Нагорного Карабаха. Касаясь контроля над границей, они четко указали. «Когда он (Зеленский — авт.) говорит, что выборы в Донбассе пройдут только тогда, когда Украина получит контроль над границей, он не понимает, что не ему решать, когда у нас пройдут выборы, а нам. Никакого контроля над границей киевская власть не получит».

После того, как в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ) восстановили без всяких на то оснований полноправное членство российской делегации в Украине доверие к таким организациям серьезно подорвано. Как писал известный российский политолог Валерий Соловей в своем блоге на сайте радиостанции «Эхо Москвы», «Не сомневаются, что ОБСЕ подтвердит законность будущих выборов в местные органы власти. В результате в ДНР и ЛНР (Донецке и Луганске — авт.) полностью сохранятся пророссийские администрации, а порядок будет обеспечивать местная полиция». Именно этого и опасаются в Киеве.

В Москве считают, что добились важного дипломатического успеха. Во-первых, Кремль надеется на сильное давление Парижа и Берлина на Киев по реализации формулы Штайнмайера на любых условиях.

Во-вторых, если Зеленский не согласится и будет жестко отстаивать свою позицию, то обвинить в срыве мирного процесса Украину и тем самым показать, что с ее властью западные партнерам нет смысла иметь дело.

В-третьих, в Москве очень хотели бы, чтобы массовые протесты против реализации формулы расшатали власть в Киеве и дестабилизировали внутриполитическую ситуацию в Украине.

В-четвертых, пророссийская агентура раскручивает идейку, что конфликт на Донбассе следует заморозить и заняться внутренними реформами. Дальше видно будет.

В-пятых, на основе возможных переговоров в нормандском формате Москва будет требовать от западных партнеров смягчения и отмены в дальнейшем санкций. Вроде все сделали, да вот Киев недоговороспособен.

Хотя украинская оппозиция сейчас вовсю раскручивает пропагандистскую кампанию о «зраде» (предательстве), но опасность нового Майдана отсутствует. Об этом наглядно говорит тот факт, что на акции протеста удается мобилизовать от силы несколько сотен человек. Грозные речи, создания комитетов противодействия, прямые трансляции с заседаний Верховной рады пока не подняли градус противостояния в обществе до опасных значений.

Этому противостоит значительная поддержка населением президента Зеленского и большие надежды на позитивные перемены. К тому же социологические опросы показывают, что более 60% граждан не очень понимают суть формулы Штайнмайера и почему она означает сдачу интересов Украины.

В то же время Москва спешит, чтобы хотя бы имитацией миролюбия на Донбассе добиться хоть какого-то смягчения санкций. С точки зрения Путина момент исключительно благоприятный.

Вашингтон занят разворачивающейся внутренней борьбой Трампа со своими оппонентами-демократами. Импичмент маловероятен, но сил на отражение атак и на возможный переход в наступление потребуется так много, что на весь остальной мир и Украину, в частности, их просто не хватит. Сколько продлится такое положение сказать трудно. Никаких признаков затухания внутренней борьбы на берегах Потомака не просматривается.

Если на выборах в ноябре будущего года в США победит кандидат-демократ, то в Кремле прогнозируют новый всплеск обострения отношений и закручивания спирали санкций. И этого очень хотят избежать.

В Германии тоже возникает чем дальше, тем больше политическая неопределенность. Хотя до очередных выборов в бундестаг остается около двух лет, но, во-первых, нельзя исключать досрочных выборов. В декабре социал-демократы проводят съезд и в партии идет острая дискуссия по вопросу продолжения коалиции с партией Меркель. Пока не ясно кто победит на партийном собрании и возможны неожиданные повороты.

Во-вторых, в самой партии Меркель тоже идет внутренняя борьба за ее наследство. Нынешний лидер партии Аннегрет Крамп-Карренбауэр не слишком популярна и не смогла консолидировать партию, в которой усиливается консервативная часть.

Некоторая неопределенность внутреннего положения в Германии снижает ее возможности в дипломатии, чем и хочет воспользоваться Кремль. Меркель выступает против уступок России, и ее ухода в Москве очень ждут.

Политическая ситуация в Европе несколько изменилась после выборов в Европарламент. Радикальная правая волна явно теряет свою силу и высоту. Переконфигурация итальянского правительства, из которого удалены ярые сторонники России, результаты парламентских выборов в Австрии с сильным падением числа мандатов крайне правых и усилением зеленых говорит о том, что тренд изменил направление. При этом зеленые как в Австрии, так и в Германии в целом настроены против Путина и в большей степени поддерживают Украину.

На все накладываются внутрироссийские проблемы и протесты. Кремлю очень нужна, если не громкая дипломатическая победа, то хотя бы пропагандистская возможность о ней заявить. Отсюда мощное давление на Украину и демонстрация своего миролюбия в виде проталкивания формулы Штайнмайера, несмотря на вытекающие из нее опасности для Украины.

| 2019-10-03T20:33:06+00:00 3 октября 2019, 21:40|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (3 оценок, среднее: 10,00 из 10) Загрузка...|