Облико морале: нужны ли правила профессиональной этики для педагогов?

К отечественным педагогам, как правило, предъявляют претензии по поводу низкого уровня их знаний. И эти претензии, надо признать, обоснованы. Однако объектом критики  порой становится и неподобающее поведение некоторых педагогов, а также их внешний вид.

В соседней России поведение учителей также нередко вызывает нарекания, причем речь не только о том, как они ведут себя в школе, но и вне работы. Так, наделала шума история, когда педагог вынуждена была уволиться, так как ее затравили за то, что она выставила на своей страничке в соцсети фото в купальнике.

Чтобы избежать скандалов такого рода, Минпросвещения России совместно с Общероссийским профсоюзом образования разработало положение о нормах профессиональной этики педагогических работников, в котором призвало педагогов воздержаться от публикации в интернете информации, причиняющей вред здоровью и развитию детей.  Рекомендуется также избегать ситуаций, способных нанести вред чести, достоинству и деловой репутации учителя, преподавателя или образовательной организации. Кроме того, педагоги должны проявлять доброжелательность, вежливость и тактичность в общении с учениками и «другими участниками образовательных отношений».

Нужно ли подобное положение в нашей стране? Как рассказал # эксперт в области образования Надир Исрафилов, несколько лет назад Министерство образования  Азербайджана подготовило правила этики для учителей.

Но, по его словам, ни в одном документе невозможно расписать все моменты, поведение педагога определяется не правилами, а уровнем его культуры и воспитания.

«Насчет одежды педагогов могу сказать следующее: нередко общественность недовольна внешним видом учителей — у кого-то юбка короткая, у кого-то ногти длинные и ярко накрашенные и т.д. Тут свою роль играет менталитет. Некоторые, консервативно настроенные граждане, возмущаются тем, что женщины- педагоги приходят на работу в брюках. Думаю, что если бы для педагогов была внедрена униформа, то споров по поводу того, как они должны выглядеть, больше не было бы. Пока же нет единой формы одежды для педагогов, никто не может от них требовать одеваться так, а не иначе. Другое дело, что если педагог одета слишком откровенно, директор может сделать ей соответствующее замечание»,– сказал эксперт.

Такие вопросы, по его убеждению, нужно решать внутри школы, однако не стоит забывать о том, что учитель – пример для учеников. То, как ведет себя и выглядит учитель на работе,  может быть оговорено в специальных документах, но после работы  по закону он имеет право вести себя, как пожелает, говорит Н.Исрафилов.

«Конечно, у него есть право на личную жизнь. Однако своим поведением он не должен ронять престиж профессии педагога и подавать  учащимся дурной пример, так что это довольно тонкий момент.

В нашей стране был случай, когда учительница на своей странице в соцсети опубликовала фото, где она держит пистолет. Этот поступок многие раскритиковали, ведь не стоит забывать, что сейчас дети активно пользуются интернетом, и могут  подражать учителю. Педагог должен сеять только добро, быть эталоном для детей. Если он показывает плохой пример, пусть и вне работы, он плохой учитель»– считает эксперт.

Запрещать размещать в интернете то, что педагог хочет, конечно, нельзя, но, как говорит Н.Исрафилов, вести просветительскую работу в этом направлении просто необходимо. Школу, по его словам, и так сейчас часто обвиняют во всех смертных грехах. Например, сбил школьника автобус, по мнению некоторых,  виновата школа, совершил ребенок суицид – опять виновата школа. Эксперт отмечает, что нельзя давать очередного повода для критики.

Глава правозащитного центра Азербайджана (ПЦА) Эльдар Зейналов сказал # о том, что это неоднозначный вопрос.

«Например, в той же России предусмотрено наказание за гей-пропаганду среди детей. Теперь представим, что дети заходят на страницу любимого учителя и выясняют, что геи весьма интересно и красиво проводят время вместе с их учителем. Рассказывают это родителям, те доносят директору, директор — кому надо, учителя штрафуют. Хотя, –говорит правозащитник,– и не за что, в общем-то. Это же его личное пространство, где он может быть иеговистом, троцкистом, трансвеститом и кем еще захочет — лишь бы администрация сети такое разрешала бы».

В итоге создается конфликтная ситуация, небезопасная для учителя. В этих условиях, по словам Э.Зейналова, ему было бы правильней принять меры, чтобы закрыть свою страницу для непосвященных, тем более — детей. Или вести дискуссии на религиозные или сексуальные темы под псевдонимом на соответствующем интернет-форуме. Таким образом, он сможет оградить свою школьную «паству» от лишних в их возрасте дискуссий.

«От любопытства детей лучше все-таки не отбиваться, а отгородиться. Тем более что каждая соцсеть предоставляет возможность защитить свою конфиденциальность. Альтернативой является открытый бунт, с возможной потерей работы, годами судопроизводства, еще более длинным сроком рассмотрения жалобы в Евросуде, с неизвестным заранее результатом. И при этом, скорей всего, бунтарь останется непонятым теми же учениками, которые увидят в этом лишь желание «хайпануть»,– подчеркнул эксперт.

Э.Зейналов отметил, что совсем другое дело, если личной жизнью учителя интересуются его коллеги, например, из желания «подсидеть». Здесь придется обороняться, используя законные пути.

 

| 2019-09-10T12:59:12+00:00 10 сентября 2019, 13:45|1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд6 Звезда7 Звезда8 Звезда9 Звезда10 Звезда (Пока оценок нет) Загрузка...|